Как доказать свою правоту: в апреле 2011года физлицо заключило со мной тогда еще ИП договор

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Закон позволяет заключать сделку как письменно, так и устно. Но если одной из сторон причинен ущерб, можно ли его взыскать при наличии только устного соглашения? ВС разобрался в вопросе на примере конкретной ситуации.

Артем Садовничий* оставил свой автомобиль КАМАЗ в боксе ремонтной мастерской Сергея Павлова*, своего знакомого. О том, что машину можно держать в помещении, Садовничий и Павлов договорились по телефону. В боксе произошел пожар, и автомобиль сгорел. Тогда его владелец потребовал от собственника помещения возместить ущерб в размере 1 млн.

В первой инстанции ему отказали. Суд обосновал свою позицию тем, что стороны не заключали договор хранения в письменной форме и ответчик не принимал на себя обязательств относительно автомобиля.

Кроме того, отметили в суде, не было никаких доказательств нарушения ответчиком правил пожарной безопасности или его вины в возникновении пожара. Так что возложить на Павлова ответственность за последствия пожара нельзя.

В апелляции согласились с таким подходом.

– Для любых сделок между юридическими лицами.– Для сделок между физическими и юридическими лицами.– Для сделок граждан между собой на сумму, превышающую 10000 руб.

– Сделки, для которых законодатель предусмотрел обязательную простую письменную форму вне зависимости от суммы и сторон сделки (договор поручительства, кредитный договор, договор купли-продажи недвижимости, договор аренды, договор найма жилого помещения, договор страхования и др.). 

Однако коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Сергея Асташова заключила, что позиция судов ошибочна (дело № 66-КГ18-9).

По договору хранения одна сторона обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной, и возвратить ее в сохранности, напомнил ВС ст. 886 ГК. При этом в случаях, указанных в ст.

161 ГК, договор хранения должен быть заключен в простой письменной форме, но договор может быть и устным.

«Если иное прямо не предусмотрено законом, несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности договора, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания», – указал Верховный суд в определении по делу.

Так, использовать свидетелей для подтверждения сделки и её условий при устном соглашении нельзя – но можно приводить письменные и другие доказательства. Также при договоренности на словах стороны по-прежнему имеют право ссылаться на свидетельские показания при споре о тождестве вещи, принятой на хранение, и возвращенной вещи. 

При этом недействительным без простой письменной формы договор будет в случаях, когда это прямо предусмотрено законом или соглашением сторон.

– Сохранную расписку, квитанцию, свидетельство или другой документ, подписанный хранителем.– Номерной жетон (номер), иной знак, удостоверяющий прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом либо обычна для данного вида хранения.

ВС обратил внимание, что ответчик не оспаривал, что машина истца находилась в его здании и признавал, что в телефонном разговоре он позволил пользоваться боксом. Но эти обстоятельства суд не учел, делая вывод о том, что договорных обязательств не было вообще.

Кроме того, в сложившейся ситуации именно ответчик должен доказать, что исполнял обязательства надлежащим образом. То есть сам Павлов, как собственник здания, в котором произошёл пожар, должен был доказать, что не виноват в причинении ущерба.

Дело в итоге отправили на новое рассмотрение в апелляцию (еще не рассмотрено). 

Действительно, отсутствие письменной формы договора лишь запрещает сторонам ссылаться на свидетельские показания, подтверждает Денис Быканов, партнер Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство
.

При этом лица, не участвующие в этом договоре, могут ссылаться на показания очевидцев, отмечает он: этим правом часто пользуются налоговые органы в спорах о переквалификации отношений и доначислении налогов, а также кредиторы в процессах о банкротстве при оспаривании сделок. 

По словам Быканова, для действительности договора необходимо доказать не наличие подписи – письменной формы договора, а наличие волеизъявления. 

Как доказать свою правоту: в апреле 2011года физлицо заключило со мной тогда еще ИП договор

В отношении формы договора судебная практика не отличается единообразием, несмотря на общую тенденцию формализма и опоры на письменные доказательства, которая укоренилась еще в советский период.

Нежелание судов учитывать другие доказательства, помимо самого договора, породило множество сопутствующих проблем, которые частично были разрешены в ходе реформы гражданского законодательства.

Это касается преддоговорной ответственности, сопутствующих договору заверений и гарантий, регистрации сделок и ряда других договоров.

Денис Быканов, партнер MGP Lawyers

В гражданских делах не так часто используют аргументы о заключении договора в устной форме. Судебная практика исходит из того, что устный договор должен быть подтвержден каким-либо документами, отмечает Надежда Попова, юрист Федеральный рейтинг.

группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
: «Например, устный договор займа, заключенный между гражданами на сумму свыше 10 МРОТ может быть признан таковым судом, а в пользу займодавца взыскана задолженность по договору, но для этого заявителю необходимо доказать, что правоотношения между ним и заёмщиком возникли». В таких делах доказательствами служат документы, подтверждающие сложившиеся между сторонами правоотношения: расписка, график платежей, чек подтверждающий направления денежных средств заемщику с соответствующим назначением платежа и другие документы, позволяющие идентифицировать отношения между сторонами. Взыскать же сумму по договору займа, заключенному в устной форме при наличии только чека без назначения платежа, не получится (см. апелляционное определение Мосгорсуда от 30 мая 2018 года по делу № 33-23683/2018, апелляционное определение Ульяновского областного суда от 26 сентября 2017 года по делу № 33-4043/2017).

Когда не удалось предоставить письменных доказательств о цене и других условиях договора, можно поднимать вопрос о заключении договора конклюдентными действиями, а цена должна определяться исходя из аналогичных сделок, отмечает Быканов. 

Необходимая в определенных случаях нотариальная форма сделки не может быть заменена никакой иной формой, предупреждают юристы: несоблюдение нотариальной формы приводит к признанию сделки ничтожной (п. 3 ст. 163 ГК).

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

О доказывании факта передачи денег при заключении договора займа

  • В последнее время неуклонно растёт количество судебных споров о взыскании сумм по договорам займа и кредитным договорам.
  • В соответствии с данными отчета о работе судов общей юрисдикции по первой инстанции за 2019 год[1] количество подобных дел составило 7 166 772, что на 28,1 % больше, чем в предыдущем году[2].
  • Количество судебных дел из заемных обязательств в процентном соотношении к общему числу дел в 2019 году увеличилось на 4% в первой инстанции и на 2% в апелляции.

Также возросла средняя цена иска, увеличившись в 2019 году на 72%. В то же время, средний размер суммы удовлетворенных требований сократился на 21%[3].

Требования удовлетворены более, чем в 99% дел, что на 1,6% больше, чем средний показатель по всем делам[4].

Количество споров из заемных обязательств, переданных на рассмотрение в апелляционную инстанцию, увеличилось на  14.8%[5]. При этом количество отмененных и измененных решений увеличилось на 0,07% и 0,7% соответственно, а количество оставленных без изменения уменьшилось на 0,34%[6].

Для сравнения, количество споров по заемным обязательствам, рассмотренных за тот же период в арбитражных судах, увеличилось на 13,7% при уменьшении общего числа рассматриваемых дел на 3%.  

При этом в 2019 году число требований, удовлетворенных арбитражными судами, увеличилось до 76% (на 3,3%). Средняя цена иска уменьшилась на 54%, а средний размер сумм удовлетворенных требований сократился на 26%.[7]

Помимо количества рассматриваемых дел и средней цены иска, наиболее существенным различие между показателями судов общей юрисдикции и арбитражных судов наблюдается в количестве удовлетворенных требований. Однако данное различие объясняется в большей степени не различием судебных подходов, а различным субъектным составом и подкатегорией дел.

В частности, поскольку 92% исков из рассматриваемой категории поданы в СОЮ юридическими лицами, то и большая часть споров по заемным обязательствам основана на банковских кредитах и займах микрофинансовых организаций[8].

Исходя из субъектного состава большинства дел, к их особенностям следует отнести больший процент положительных решений вследствие того, что выдача займов является профессиональной деятельностью кредиторов.

Учитывая, что заемщиками в делах по искам финансовых организаций являются физические лица, передача средств при выдаче осуществляется как наличным, так и безналичным путем. При этом, в силу стандартизации документации финансовых организаций, вопрос доказывания факта передачи возникает довольно редко и не влияет на статистические результаты.

Очевидно, что вопрос доказывания передачи вообще не возникает при безналичном платеже. При безналичной оплате акцент смещается на назначение платежа, а защита должника часто строится на переквалификации иных отношений и расчетов между сторонами.

В то же время, в большей части споров между физическими лицами передаются  наличные деньги. Соответственно, доказывание факта их передачи в таких делах будет иметь существенное значение.

Из судебной практики по конкретным делам следует повышение стандарта доказывания передачи денег.

Суды указывают, что содержание письменных доказательств должно позволять установить характер обязательства, возникшего в связи с передачей денежной суммы, которое должно считаться заемным.

Если в расписке не содержится указания на то, что денежные средства истцом ответчику переданы в качестве займа, а также обязанность возврата денежной суммы, в удовлетворении требования о взыскании этих средств должно быть отказано[9].

Следует отметить незначительность количества споров между физическими лицами в сравнении c количеством споров по искам финансовых организаций.

Поскольку отдельная статистика по таким делам не ведется, допустимо предположить, что количество отрицательных решений по заемным спорам физических лиц будет значительно выше, чем по всей совокупности споров о взыскании сумм по договорам займа и кредитным договорам, рассматриваемых в СОЮ.

Данное предположение подтверждается как постановлениями судов общей юрисдикции по конкретным делам, так и арбитражной статистикой, указывающей на удовлетворение требований по заемным спорам не более, чем 76% случаев.

В свою очередь, особенностями арбитражных споров, обосновывающими такой результат, являются большая распространенность дел с кредиторами, не являющимися финансовыми организациями, а также безналичная система оплаты в подавляющим большинстве случаев, либо возникновение заемных отношений  путем новации иных обязательств.

Учитывая изложенное, можно предположить, что количество отказов в удовлетворении требования о взыскании заемной задолженности, возникшей вследствие передачи наличных денежных средств, может составлять до 11 140 случаев в год или 4,4 % от общего числа таких исков физических лиц[10], что обусловливает важность исследуемой темы.

Читайте также:  Как добиться выплаты зарплаты после увольнения: я работаю на ледовом катке, я не гражданин РФ

2.Проблемы регулирования заемных правоотношений

В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа заимодавец передает в собственность заемщика деньги или вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество вещей того же рода и качества.

С 01 июня 2018 г. в регулирование заемных правоотношений внесен ряд изменений.[11] Одним из наиболее заметных изменений является дополнение п.1 ст. 807 ГК РФ положением о том, что догов договор займа между физическими лицами считается заключенным с момента передачи денег или других вещей[12].

Несмотря примененную законодателем технику, он не имел ввиду изменение правил для граждан, а целью реформы является возможность заключения консенсуального займа для предпринимателей[13].

В частности, консенсуальность займа позволяет защитить заемщика — предпринимателя взысканием убытков на случай, если сумма займа не выдана, а также определять порядок отказа от исполнения договора одной из сторон.

В то же время, поскольку использованная формулировка указывает на совпадение момента заключения договора с моментом передачи суммы займа именно для физически лиц, то при буквальном прочтении текста закона в этом случае создается впечатление о повышении стандарта доказывания факта передачи суммы займа. Можно ожидать, что подобное изменение повлияет на судебную практику.

Применительно к гражданам, договор займа должен заключаться в письменной форме, если его сумма превышает десятикратный минимальный размер оплаты труда[14]. В то же время, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей[15].

В судебной практике многократно разъяснялось, что факт передачи денежных средств по договору займа не может быть подтвержден пояснениями сторон, свидетельскими показаниями.

Это обусловлено тем, что поскольку исполнение обязательства является разновидностью сделки, следовательно, при исполнении обязательства должны соблюдаться общие правила о форме сделки и последствиях ее нарушения.

Таким образом, если обязательство должно быть выражено письменно, то и его исполнение, в данном случае предоставление займа заемщику, должно быть оформлено письменно.

  1. Недостаточная точность при составлении долговой расписки приводит к спорам о наличии заемных отношений в случаях, когда должник не указал, что получил сумму взаймы, либо когда обещал вернуть сумму, но не подтвердил факт ее получения.
  2. В случае, когда подтвержден факт передачи, но не подтвержден заемный характер обязательства, кредитор может защититься кондикционным иском[16].
  3. В случае же невозможности подтвердить передачу суммы, займодавец лишается возможности подать иной, в том числе кондикционный иск, поскольку переда суммы входит в предмет доказывания и ее отсутствие будет установлено преюдиционно.

В то же время очевидно, что передача суммы может подтверждаться иначе, чем указанием на ее получение в расписке заемщика, в частности при безналичном расчете[17]. В этом случае расписка заемщика или иной документ могут содержать условия договора займа без указания на факт передачи суммы.

В обзоре судебной практики № 3 за 2015 год ВС РФ отмечает, что «поскольку для возникновения обязательства по договору займа требуется фактическая передача кредитором должнику денежных средств (или других вещей, определенных родовыми признаками) именно на условиях договора займа, то в случае спора на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 ГК РФ, а на заемщике — факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа. [18] При этом отмечается, что «факт заключения сторонами соглашения о займе подлежит оценке в совокупности с иными обстоятельствами дела, к которым могут быть отнесены предшествующие и последующие взаимоотношения сторон, в частности их взаимная переписка, переговоры, товарный и денежный оборот, наличие или отсутствие иных договорных либо внедоговорных обязательств, совершение ответчиком действий, подтверждающих наличие именно заемных обязательств, и т.п.»[19].

Нужно отметить, что до июня 2018 судебная практика была достаточно однородной, допускающей взыскание долга на основании расписки заемщика и при отсутствии в ней указания на непосредственное получение денег. В ряде случаев, передача подразумевалась и расписка квалифицировалась как долговая при наличии в документе слова расписка с однозначно сформулированным указанием на обязанность вернуть.

Так, в деле Смирнова В.В. к Гарифуллину И.М. коллегия оставила в силе апелляционное определение, которым был взыскан долг на основании расписки следующего содержания: «Расписка Смирнову В. рассчитаюсь в следующие сроки 18 августа — 16 сентября — , 14 октября — 17 ноября — остаток. С 1 мая 2009 под 20% годовых за пользование данной суммой»[20].

Коллегия указала на правильность выводов суда апелляционной инстанции о том, что отсутствие в расписке даты написания, указания на денежные средства, конкретной суммы займа, сведений о предоставлении и получении денежных средств в долг не опровергает заключение между сторонами договора займа при подтверждении факта передачи свидетельскими показаниями.

В деле Ляшенко В. к Рак Л.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила апелляционное определение Краснодарского краевого суда, которым отказано во взыскании в связи с тем, что кредитор не доказал наличие у него денежных средств в значительной сумме, а «в расписке отсутствует указание на непосредственное получение денег ответчицей, в связи с чем договор является безденежным»[21]. Коллегия указала на недопустимость вывода о безденежности исключительно на объяснениях ответчика без установления факта обмана, насилия или угрозы при заключении договора, отметив, что вопрос об источнике денежных средств не имеет значения для гражданского спора по общему правилу.

В деле Ковалевой М.А. к администрации г. Ростова-на-Дону коллегия отменила акты нижестоящих судов, в которых истцу было отказано во взыскании, в том числе, в связи с тем, что в расписке отсутствует указание на непосредственное получение денег наследодателем ответчика[22].

Коллегия указала, что ответчики были вправе оспорить договор займа по безденежности путем представления письменных доказательств, что сделано ими не было[23]. Факт собственноручного подписания расписки оспорен не был. Нижестоящими судами не было учтено, что, по смыслу ст.

408 ГК РФ нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное[24].

С другой стороны, отрицательная практика складывалась из случаев, когда устанавливалось, что денежные средства передавались не в долг, а по другим основаниям.

Так, в деле Курочкиных к Шайденко коллегия отменила апелляционное определение, которым долг был взыскан по расписке, содержащей указание на обязанность должника выплатить сумму по графику без указания на факт передачи суммы должнику, при том, что первый платеж был исполнен[25].

Коллегия указала, что суд апелляционной инстанции не дал оценке доводам ответчика о том, что расписка выдавалась ответчиком в рамках иных правоотношений, возникших в связи с участием сторон в иностранном юридическом лице, подтвержденным двухсторонним договором[26].

В то же время само лицо, подтверждающее распиской частичное погашение долга, не вправе впоследствии ссылаться на незаключенность договора займа[27].

В деле Сумакова к Мусатову Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила в силе решение районного суда  отметив, что «в представленной истцом расписке не содержится указания на то, что денежные средства истцом ответчику переданы в качестве займа, а также обязанность возврата денежной суммы»[28].

Коллегия отметила, что требования, направленные в адрес ответчика истцом, сами по себе не свидетельствуют о наличии между сторонами заемных обязательств.

При рассмотрении дела в районном суде ответчик пояснял, что средства были потрачены им на приобретение автомобилей и на решение совместных бизнес – задач по предоставлению услуг такси.

В то же время, наличие между сторонами иных правоотношений само по себе не означает невозможность займа.

Например, в деле С. к Р. апелляционная коллегия отменила решение Троицкого районного суда Москвы, взыскав с ответчика сумму долга[29]. Коллегия указала, что ссылка суда на решение по иному спору не может быть признана обоснованной, поскольку наличие между сторонами договора аренды автомобиля не исключает возможности наличия и иных правоотношений между ними, в том числе, заемных.

  • Анализ приведенной практики показывает, что при рассмотрении дела подлежит доказыванию факт заключения сторонами соглашения о займе.
  • Ответчик может оспаривать договор займа по безденежности, заявляя об обмане, насилии или угрозе при заключении договора, а также доказывать, что сумма получена в рамках иных правоотношений.
  • Юридически значимыми обстоятельствами являются установление характера правоотношений, возникших между сторонами, и характер обязательств, взятых на себя сторонами.
  • При квалификации условий соглашения могут учитываться следующие обстоятельства:
  • наличие или отсутствие у сторон иных договорных, либо внедоговорных обязательств, включая имеющийся товарный и денежный оборот;
  • предшествующие и последующие взаимоотношения сторон;
  • совершение ответчиком действий, подтверждающих наличие именно заемных обязательств.

Недостатки расписки могут восполняться иными доказательствами.

Суд удовлетворяет требование о взыскании:

  • если ответчик не оспаривает договор по безденежности представлением письменных доказательств и не отрицает факт собственноручного подписания расписки;
  • если долговая расписка находится у заимодавца, по смыслу ст. 408 ГК РФ подтверждается неисполнение денежного обязательства заемщиком.

Вопрос об источнике денежных средств не имеет значения для гражданского спора по общему правилу.

Само по себе наличие между сторонами иных правоотношений не означает невозможность отношений займа.

Читайте также:  Киви деньги в долг на киви кошелек: быстро и без паспорта 300, 1000 р.

Требование о взыскании не подлежит удовлетворению при установлении факта обмана, насилия или угрозы при заключении договора. Безденежность должна подтверждаться не только объяснениями должника.

3.Изменение практики

Несмотря на отсутствие в последующих судебных актах специальных указаний на измененную редакцию п.1 ст. 807 ГК РФ, количество отказов во взыскании займов после вступления в силу данных изменений увеличилось.

Так, определением от 03.08.2018 г. N 4г/7-7349/18[30] отказано в истребовании дела. Оценивая договор как безденежный, суд указал, что представленные расписки не доказывают передачи денежной суммы, поскольку использование слова «вернуть» само по себе факт передачи денежных средств в заем не подтверждает.

Прямого указания о том, что ответчик взял в долг у истца названные суммы, в расписках не содержится, тогда как обязательство о возврате денежных средств может возникать и по иным основаниям[31].

В то же время, в иске было отказано, поскольку совершивший растрату ответчик подписал спорные расписки в обмен на неуказание отрицательных мотивов увольнения.

10 октября 2018 г.

коллегия при пересмотре дела N 33-36527/18 отказала в иске на том основании, что  истец не представил доказательств, подтверждающих наличие у него столь значительной денежной суммы к моменту передачи ее в долг, а также учитывая то, что представленными в материалы дела документами не доказано наличие фактической передачи истцом денежных средств ответчикам в размере 170 000 фунтов[32].

Определением от 18.10.2018 г. коллегия оставила в силе решение по делу N 33-45264/2018, которым Б отказано в иске к М.А.Ф.

Коллегия указала, что расписка не указывает на получение денежных средств должником, из нее не следует обязательство возвратить денежные средства истцу, а отношения сторон нельзя квалифицировать как подтверждающую возникновение между сторонами правоотношений из договора займа[33].

Вс пояснил, когда заем, предоставленный одним физлицом другому, направлен на обход закона

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда опубликовала Определение от 7 сентября по делу № 47-КГ21-11-К6 о взыскании задолженности с заемщика-физлица гражданином, ранее осужденным за незаконное предпринимательство в особо крупном размере.

В июле 2014 г. Ирина Цыбро заняла 200 тыс. руб. у Владимира Минеева на три года. Договор займа также предусматривал ежемесячную выплату заемщиком 8% от суммы долга. В августе 2018 г. заимодавец был признан судом виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст.

171 (незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере) УК РФ, – незаконной выдаче займов на потребительские цели физическим лицам.

В приговоре отмечалось, что потерпевшие в обеспечение исполнения заемных обязательств добровольно передали осужденному права собственности на принадлежащие им объекты недвижимости.

При этом условием передачи денежных займов Минеев указывал оформление на него принадлежащих потерпевшим объектов недвижимости, поясняя, что переход права собственности будет являться способом обеспечения исполнения заемных обязательств.

Впоследствии Владимир Минеев обратился в суд с иском к Ирине Цыбро о взыскании основного долга, процентов и пени по указанному договору займа. Ирина Цыбро обратилась со встречным иском, в котором просила суд признать договор займа недействительным и применить последствия недействительности сделки.

Суд удовлетворил первоначальный иск частично, взыскав в пользу Минеева задолженность по договору займа в сумме 200 тыс. руб., проценты за пользование займом за период с 20 декабря 2016 г. по 19 декабря 2019 г. в размере 576 тыс. руб.

, а также неустойку в 2000 руб. В удовлетворении встречных исковых требований Цыбро было отказано в полном объеме.

Тем самым суд счел, что спорный договор займа заключался с целью получения ответчиком заемных средств на личные нужды и по ее инициативе.

Суд добавил, что намерение заемщика получить денежные средства и намерение заимодавца предоставить их на условиях срочности, платности и возвратности не противоречат основам правопорядка или нравственности.

Действия сторон по выдаче и получению заемных денежных средств были направлены на предоставление именно займа.

При этом первая инстанция сочла, что факт вынесения обвинительного приговора Владимиру Минееву за незаконный бизнес в особо крупном размере не имеет юридического значения для рассматриваемого дела.

В решении также отмечалось, что истец был осужден не за то, что заключал с потерпевшими договоры займа, а за то, что фактически осуществлял предпринимательскую деятельность в отсутствие соответствующей регистрации, получив доход в виде приобретенных им объектов недвижимости.

Доходом от незаконной предпринимательской деятельности суд признал рыночную стоимость объектов недвижимости, переоформленных потерпевшими на Минеева в качестве обеспечения исполнения обязательств по договорам займа, а не доход от процентов по выданным суммам займа, которые, как было установлено приговором, истец так и не получил от заемщиков. Апелляция и кассация поддержали выводы нижестоящего суда.

В связи с этим Ирина Цыбро обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что законодательством предусмотрен исчерпывающий перечень лиц, имеющих право выступать кредитором по договору потребительского займа. Физические лица в этот перечень не входят и таким правом не обладают.

Как подчеркнул Суд, Владимир Минеев был осужден за то, что, заключая с потерпевшими договоры займа, осуществлял по факту предпринимательскую деятельность в отсутствие соответствующей регистрации, получая доход от такой деятельности не только в виде рыночной стоимости объектов недвижимости, переоформленных потерпевшими на него в качестве обеспечения исполнения обязательств по договорам займа, но и от процентов по выданным суммам займа.

«Таким образом, как установлено вступившим в законную силу и не отмененным судебным актом, Владимир Минеев при заключении договора займа от 28 июля 2014 г. действовал в обход закона с противоправной целью, умысел на совершение ответчиком действий, заведомо противоречащих основам правопорядка, установлен данным выше приговором.

Доказательств получения истцом денежных средств по договору займа по иным, отличным от установленных приговором суда основаниям, сторонами не представлено и судом не добыто, – отмечается в определении.

– Вопреки мнению суда, факт признания Владимира Минеева виновным в осуществлении незаконного предпринимательства, сопряженного с извлечением дохода в особо крупном размере, имеет значение для правильного разрешения настоящего спора, поскольку вступившим в законную силу приговором суда со стороны Владимира Минеева установлены отличные от предполагаемой ст.

807 ГК РФ цели заключения договора от 28 июля 2014 г.: осуществление предпринимательской деятельности по систематической выдаче физическим лицам денежных займов и завладение квартирой ответчика».

Верховный Суд добавил, что заявитель жалобы возражала против исковых требований, ссылаясь на указанные обстоятельства.

По ее мнению, оспариваемый договор является ничтожной сделкой, в связи с чем требования истца о взыскании с нее процентов по договору удовлетворению не подлежат, однако ее возражения не были учтены судом при вынесении решения. В итоге ВС отменил акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Как отметил в комментарии «АГ» партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев, в данном деле Верховный Суд указал, что Владимир Минеев при заключении спорного договора займа действовал в обход закона с противоправной целью, что было установлено приговором.

«ВС подчеркнул, что в рамках рассмотрения уголовного дела в отношении Минеева установлена иная цель заключения спорного договора займа, не предусмотренная ст. 807 ГК. Все выводы суда, закрепленные в приговоре, Верховный Суд посчитал применимыми в рамках комментируемого дела со ссылкой на ч. 4 ст.

61 ГПК РФ», – пояснил он.

Между тем, по мнению эксперта, указанная норма ГПК говорит о том, что приговор следует учитывать суду, рассматривающему дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор, по вопросам, имели ли место такие действия и совершены ли они эти лицом.

«В деле, рассмотренном ВС, усматривается более широкое применение указанной нормы, – полагает Антон Алексеев.

– Суд посчитал необходимым учесть не только факт совершения Минеевым определенных действий для оценки их гражданско-правовых последствий, но и саму оценку, характеристику его действий, которую установил суд по уголовному делу. Это видится несколько чрезмерным».

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова считает, что ВС обоснованно квалифицировал действия заимодавца как направленные на обход закона с противоправной целью и противоречащие основам правопорядка.

«Такое основание ничтожности сделки, как противоречие основам правопорядка, – категория оценочная, поэтому требует от суда особо тщательного подхода при квалификации. В рассматриваемом случае ВС сослался на вступивший в законную силу приговор, который не был надлежащим образом оценен нижестоящими судами.

Кроме того, ВС пошел по пути телеологического толкования правоотношений сторон в контексте ст. 807 ГК и сделал верный вывод об отсутствии у заимодавца реальной цели заключения договора займа», – резюмировала она.

Устный договор | Договор заключенный в устной форме

Все договорённости стоит записывать. Но на практике бывают ситуации, когда условия сделки остались на словах. В статье обсудим, к чему приводят устные сделки и имеет ли смысл в случае спора обращаться в суд. 

Лучше оформлять документы заранее

Документ — лучший способ доказать свою правоту. Договорились об условиях — подпишите договор, передаёте наличку — возьмите расписку, что-то повредили — составьте акт. Такая правовая гигиена полезна любому человеку, а предпринимателю особенно: вы рискуете постоянно. 

В некоторых случаях Гражданский кодекс даже требует, чтобы сделка была письменной. Например, если сумма превышает 10 тыс., участвует юрлицо или ИП, нужен нотариус или есть прямое требование закона. Нарушение ещё повышает риски: ссылаться на показания свидетелей будет уже нельзя. 

Если вы всё-таки договорились «на словах» и возник спор, шансы есть в любом случае. 

Устная сделка в нарушение ГК не означает, что договорённости недействительны

В 2018 году Верховный суд рассмотрел показательный случай. Владелец КАМАЗа оставил его на хранение в гараже своего знакомого. Гараж сгорел, и машина пострадала.

Между участниками не было письменных договорённостей, только телефонный разговор. Но владелец машины всё равно потребовал компенсацию, а после отказа обратился в суд.

Дело дошло до Верховного суда: он встал на сторону истца и сделал важные выводы об устных сделках:

  1. Несоблюдение обязательной письменной формы не означает, что договорённости не действительны. Оно ведёт только к запрету на использование свидетелей. 

  2. Любые другие доказательства использовать разрешено. Конечно, они должны быть получены законным путём. 

Читайте также:  Продаётся собственность и на неё претендуют другие лица

Дело № 66-КГ18-9

Как доказывать устные сделки

Вот несколько советов:

  1. После сделок, как правило, остаются следы. Вы можете пользоваться любыми доказательствами: выписками по банковскому счёту, скриншотами сообщений в мессенджерах, аудиозаписями звонков. 

  2. Свидетельские показания не запрещено использовать третьим лицам. Например, если вместо предпринимателя в суд обратится его кредитор, он может использовать свидетелей.

  3. В крайнем случае можно поднять вопрос необоснованного обогащения и мошенничества. Если сделки не было, за что человек получил деньги на счёт?

Если доказательств мало, и они противоречат доказательствам другой стороны — исход дела непредсказуем. И даже если суд встанет на вашу сторону, радоваться рано: с апелляцией или кассацией может не повезти. Поэтому перед обращением в суд стоит проконсультироваться с юристом: в том числе обсудить, способны ли вы собрать убедительные доказательства. 

Статья про неосновательное обогащение

Статья актуальна на 08.02.2021

Совершение сделок без подписания договора. Как доказать, что стороны выполняли условия договора, без его подписания. Когда это допускается?

Предприниматели много внимания уделяют качеству произведенной продукции, решению текущих проблем, бухгалтерскому учету, минимизации налогообложения, но только не договорной работе.

  Желая поскорее выполнить предложение о заключении договора, например, о поставке продукции или предоставлению услуг, предприниматели начинают исполнять предложенное, забыв о подписании основного договора, а по уже заключенным договорам соглашаются на предложенное изменение подтверждая это, например, оплатой по иным ставках и тп.

  Но не надо забывать, что за каждое действие придется отвечать в суде и нести бремя юридической, а, следовательно, и имущественной ответственности.

  • Практически все действия, которые совершают стороны в рамках договорной работы, подпадают под название конклюдентных.
  • Подтверждение договора конклюдентными действиями.

Под конклюдентными действиями следует понимать волю лица на принятие предложенного или его несогласие с таковым.  Хотя conclude – переводится как заключать.

Они могут иметь юридическое значение на всех стадиях договорных взаимоотношений, могут касаться заключения договора, изменения его условий, а также его прекращения.

Судебная практика крайне противоречива по указанным вопросам, но все же направление дано высшими судами РФ – ВАС и ВС РФ, которые выражено в Постановлениях и различных информационных письмах.  Общее понимание последствий таких действий крайне важно, поскольку неосмотрительность может везти к материальным последствиям.

В гражданском кодексе РФ, по данному вопросу следует, прежде всего, обратить внимание на следующие статьи: статья 310; статья 452 пункт 1; статья 438 пункт 3; статья 434 пункт 3 первой части ГК РФ, раскрывающие понятие

Согласно п.1 ст.452 ГК РФ заключенный между сторонами договор может быть изменен. Указанное соглашение должно совершаться в той же форме, что и сам договор. Следовательно, если договор заключен в письменной форме, то и изменение его должно быть подтверждено в аналогичной форме.

Вместе с тем, к письменной форме будет приравниваться и определенные действия стороны, в рамках действующего соглашения.  Так, воля стороны на заключение или изменение договора закреплена в пункте 3 ст.438 ГК РФ, выраженная в определенных действиях, таких как, предоставление услуг, уплата соответствующей денежной суммы, выполнение работ.

Перечень этих действий является открытым.  Например: лицо, являясь сотрудником организации, принял какой-либо товар, не имея на то предусмотренных законом полномочий.

На требования поставщика об оплате стоимости товара, организация-контрагент ответила отказом, ссылаясь на то, что доверенность своему сотруднику не выдавалась и поэтому все требования могут быть предъявлены именно ему, а не организации.

Однако в том случае, если данный товар был поставлен на бухгалтерский учет, использовался в производстве или с ним совершались иные действия, то надо исходить из того, что действия сотрудника подтверждены стороной и, следовательно, договор является действующим.

Также следует исходить в том случае, например, если арендатор на письмо арендодателя соглашается увеличить арендные платежи, но отказывается от подписания изменения условия договора.  Данная практика подтверждена пунктом 5 Информ Письма ВАС РФ от 5 мая 1997 года № 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров». 

  1. Типичным является последующее одобрение Советом директоров компании крупной сделки, заключенной Хозяйственным Обществом.
  2. Статья 434 ГК РФ говорит о том (пункт 3), что письменная форма считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ.

Ситуация присутствует и в житейских отношениях, не являющихся предпринимательскими. Например, в договорах о предоставлении услуг Интернет — провайдера или других услуг связи, предоставляется возможность изменения договора, заключенного в письменной форме своими действиями, например, изменением тарифа, для чего абонент должен дать согласие, оформив «нужную форму».

Отсюда можно сделать вывод что, если стороны не планируют изменять условия соглашения, лучшей страховкой от неожиданностей будет указать в договоре условие, согласно которому, все изменения в договор должны быть совершенны в нотариальной форме, тогда любое конклюдентное действие не будет изменять условия договора.

Возврат денег за неоказанную услугу: процедура, составление документов | Правоведус

Нередко в жизни каждого человека складываются обстоятельства, когда по не зависящим от него обстоятельствам возникает необходимость в отказе от платной услуги и возврате ранее внесенной предоплаты. Соответственно, у каждого потребителя сразу возникает вопрос о том, как вернуть деньги за неоказанную услугу.

Все основные права и обязанности потребителя и компании, которая предоставляет любого рода услуги, прописаны в ст. 29-32 Федерального закона «О защите прав потребителей», а также ст. 782 ГК РФ. Но при этом, как показывает практика, в данном вопросе знаний одного закона недостаточно.

В первую очередь, необходимо отметить, что любые соглашения должны быть закреплены официальными документами, которые в случае необходимости, станут подтверждением факта обращения потребителя к организации за предоставлением определенной услуги.

Договор должен быть внимательно прочитан, особое внимание следует уделить пунктам, содержащим порядок и условия оплаты. Договор должен быть подписан двумя сторонами. Также необходимо наличие документов, которыми подтверждается факт внесения потребителем оплаты за услугу.

Это поможет вернуть деньги за неоказанную услугу при возникновении непредвиденной ситуации и, кроме того, станет решающим моментом в случае судебного разбирательства.

Основные этапы возврата денег за неоказанную услугу

Порядок возврата средств включает в себя:

  • Оформление претензии на возврат денег за неоказанные услуги.

Претензия составляется в двух экземплярах со ссылкой на действующий договор, подписанный руководством организации и потребителем. Данный документ должен содержать причину обращения, сведения о лицах, кому и от кого он был отправлен, контактные данные, требования о возврате ранее выплаченных средств.

  • Вручение претензии руководителю организации-исполнителю.

Претензия на возврат денег за неоказанные услуги вручается руководителю организации лично под подпись либо заказным письмом посредством почтового отправления с уведомлением о получении.

  • Ожидание ответа и возврата денег.

Срок рассмотрения претензии и дачи ответа на нее составляет 10 дней с момента получения (статья 31 Закона РФ «О защите прав потребителей»). По окончании этого срока, потребитель вправе требовать компенсации в процентном соотношении.

Сумма возврата денег за неоказанные услуги зависит напрямую от возникшей причины: не предоставление услуг по вине исполнителя – потребителю возвращаются деньги в полном объеме, не оказание услуг по вине заказчика — исполнитель имеет право высчитать из суммы клиента часть средств за причиненные убытки.

  • Обращение в отдел по защите прав потребителей.

В случае отказа исполнителя вернуть деньги за неоказанные услуги в установленный срок, потребитель может обратиться за решением данного вопроса в территориальное отделение Федеральной службы по надзору в области защиты прав потребителей.

  • Обращение в судебные органы.

В случае неисполнения законных требований потребителя, последний вправе обратиться в суд с исковым заявлением на возврат денег за неоказанную услугу. Иск подается в судебный орган по месту проживания или месту нахождения ответчика.

В исковом заявлении необходимо указать все предъявляемые требования, в том числе компенсации за понесенный моральный ущерб, сумма которого является независимой от суммы основного иска (ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей»).

Важно! В соответствии с п. 3 ст. 17 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» истец освобождается от уплаты государственной пошлины при обращении в суд.

Возврат денег за неоказанную услугу: туристические путевки

В такой области бизнеса, как туризм, случаи некачественно оказываемых услуг, увы, не редкость.

Кроме того, у покупателя туристической путевки также могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, вследствие которых может возникнуть необходимость в возврате ранее уплаченных средств (болезнь, отказ в выдаче визы и т.д.).

В соответствии с Федеральным законодательством РФ правом на возврат уплаченных за путевку денежных средств обладает каждый турист.

Для этого необходимо составить заявление на возврат денег за неоказанную услугу с указанием подробных причин, побудивших потребителя выставить данные требования (к примеру, изменение условий договора в невыгодную для туриста сторону, рост стоимости транспортного тарифа, болезнь туриста, возникновение опасности нахождения туриста в данной стране и т.п.). В случае отмены туристической поездки по вышеназванным причинам, туроператор обязан возместить стоимость поездки в полном объеме, за исключением сумм, уже затраченных фирмой на организацию поездки (штраф за аннулирование брони в гостинице, трансфер и другое). Все затраты, понесенные туроператором, должны иметь официальное подтверждение. Кроме того, в обязанности туроператоров входит возврат стоимости авиабилетов.

Важно! В соответствии с Федеральным законом «О защите прав потребителей» туроператор обязан обеспечить возврат денег за неоказанную услугу в течение 10 дней. В случае не выплаты положенной суммы в установленный срок, турфирме придется оплатить туристу неустойку в размере 3% от суммы за каждый просроченный день.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.