Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить

По данным Минфина РФ, каждый третий россиянин вне зависимости от уровня доходов имеет непогашенный Кредит. Наиболее часто это матери-одиночки в возрасте 25–40 лет с двумя детьми (51%) и семьи с двумя детьми (50%), а реже всего — одинокие пенсионеры (12%). Когда у человека есть нужда получить деньги, он берет кредит, а последствия его не интересуют — но почему?

«Правмир» узнал, на что люди берут кредиты, стыдно ли жить в долг, в чем разница между черными и белыми коллекторами и кому помогает «Клуб анонимных должников».

«Разве мы не выплатим, мама?»

Общий долг пенсионерки Елены Алексеевны перед банками составляет более двух миллионов рублей. Маленькая, нервная женщина, изведенная звонками коллекторов, даже не знает, на что тратила деньги, которые много лет — с середины 90-х — брала у банков в кредит.

— На все что угодно. Я уже не помню, на что. Работала в хорошей организации, ее ликвидировали. Какое-то время перебивалась случайными заработками.

Позже, конечно, появилась более-менее устойчивая работа, но тогда надо было растить дочь, кормить, за образование платить. Потом нужны были и ноутбуки, и компьютеры, и телефоны и так далее.

А уж когда дочка поступила в медицинский, потребовалась вообще спецлитература и спецпособия, в частности скелеты, дорогостоящие, импортного производства. Из Финляндии, по-моему…

Елена Алексеевна оформляла один кредит, небольшой, тысяч на 200, выплачивала и снова брала у банка в долг. Из-за безупречной кредитной истории банки атаковали «более выгодными» предложениями, а она не могла устоять.

В 2010 году женщина взяла ипотечный кредит для дочери в банке «Финансы и кредиты», та очень просила: «Разве мы не выплатим, мама?»; в 2013-м — потребительский кредит на 400 тысяч под 29% годовых в «Русском славянском банке», который через полгода реструктуризировала в 620 тысяч под 19%; а еще через два года — кредит на 700 тысяч в банке «Открытие» под 21% годовых.

— Третий кредит нам, я так думаю, просто навязали. В банке «Открытие» у нас был кредит на 3–4 года, который я без просрочек выплатила.

Они мне звонили-звонили, предлагали «такие выгодные условия, ни в одном банке таких нет, а вы такой добросовестный заемщик». Я пришла и взяла.

И дочь меня уговорила: нужно то, нужно это. Бесконечно же молодым что-то нужно. Плюс на учебу надо было…

Бухгалтер Елена Алексеевна получала около 80 тысяч рублей в месяц, больше половины отдавала на погашение долгов и жила вроде бы комфортно до тех пор, пока у «Русского славянского банка» не отозвали лицензию. По договору цессии его права перешли в ООО «Объединенный национальный банк».

— Я опять в срок и в полном объеме выплачивала уже в следующий банк. Далее и у него была отозвана лицензия. И вот тут получился ступор. Стал звонить и первый банк: «Вы нам должны», и второй банк.

Как теперь мне объяснили юристы, если у банка отозвана лицензия, это не значит, что у него полностью заблокированы счета. Счета на вход работают, и я могла бы платить. Но мы люди не особо юридически грамотные.

Так как стали звонить из двух банков, я перестала платить вообще.

Теперь они, как рэкетиры, включают счетчик с того момента, как остановлена оплата. Пени просто ужасающие. На сегодня из кредита, который я брала — 620 тысяч, 337 выплачено — они насчитали пени, штрафы, неустойки и выставили задолженность 1 миллион сто тысяч.

За пять последних лет Центробанк отозвал лицензию примерно у половины банков. В их числе еще два, с которыми Елена Алексеевна связана долговыми обязательствами: банк «Финансы и кредиты», в котором у нее ипотечный заем, и банк «Траст». Там Елена Алексеевна открыла вклад на имя дочери. В качестве бонуса девушке подарили кредитную карту.

— На карту не выдается даже Договор займа. Присылают такую распечатку типа заявления, где все так хитро написано, что понять что-либо невозможно. Естественно, дочка молодая, желаний много, возможностей меньше, она эту карту стала использовать и израсходовала 120 тысяч, а платим мы уже четвертый год и конца-края не видно.

Но в последнее время вносить ежемесячный платеж невозможно, — продолжает Елена Алексеевна. — Кредитная база из банка «Траст» в «Открытие» не передана, отправили платить через «Связной». В «Связном» система платежей выдает отказ.

Стоит два-три месяца пропустить оплату платежа, банк начисляет пени. Следующий платеж берут в их погашение, а сумма основного долга продолжает расти. Такая хитрая иезуитская система.

И вы думаете, мы одни такие? По поводу непоступления платежей в банк «Траст» в банке «Открытие» негодуют толпы разъяренных вынужденных должников.

Сейчас задолженность по карте составляет 94 тысячи. Каждый месяц Елена Алексеевна или ее дочь кладут на счет 5 тысяч 500 рублей. На погашение кредита идет 1000 рублей, остальное — проценты.

Чтобы закрыть карту, женщинам придется платить 94 месяца, или почти 8 лет. Елена Алексеевна получает пенсию 13 тысяч, из них половина по решению суда удерживается в счет долга «Русскому славянскому банку», иногда подрабатывает бухгалтером.

Зарплата дочери, врача в государственной больнице, — 40–50 тысяч.

— Мы тратим 5–6 тысяч только на коммуналку, а еще интернет, телефон… Я не знаю, как жить. 

«Угрожали, что плеснут в лицо кислотой»

Коллекторы звонят Елене Алексеевне каждые 15 минут, хотя по федеральному закону 2016 года имеют право делать это не чаще двух раз в неделю. Чтобы не сбавлять градус психологического давления, они постоянно меняют номера и даже регионы: сим-карты зарегистрированы в Красноярске, Новосибирске, на Сахалине, Кипре и в Германии.

— Пусть коллекторы по телевизору рассказывают, какие они добрые, белые и пушистые. Ничего хорошего они не предлагают, — жалуется женщина. — Расписали стены подъезда, расклеили объявления «Здесь живет крыса», «Бандитка». Я указывала телефоны, места жительства своих родственников. Они точно так же терроризируют их. Дочери звонят.

Причем угрозы звучат в самом непотребном виде: с матом, «изнасилуем-покалечим», «вырвем ноги-руки», «плеснем кислоту», «да ты…», «да твоя мать…», «да мы твою дочь в проститутки в Турцию».

— А это точно были коллекторы? — уточняет директор юридической компании «Лига защиты должников» Сергей Крылов. Он хотя и борется за права тех, кто при слове «коллектор» нервно вздрагивает и покрывается холодным потом, в необходимости этой профессии не сомневается.

— Коллектор для рынка — это финансовый инструмент. Без него рынок взысканий стал бы мертвым, — объясняет Крылов. — Да, юристы смогут получить судебное решение.

Но этими решениями можно вместо обоев оклеить все стены и дальше ничего не произойдет. Самое сложное — это фактическое взыскание. Во многих странах за это уголовная ответственность: должен денег — садишься в тюрьму.

У нас максимум, что ты получишь — исправительные работы и Штраф.

Коллекторы — черные и белые

— Коллекторы таким не занимаются, — комментирует ситуацию руководитель коллекторского агентства из Ярославля «Эксперт-Финанс» Андрей Паутов.

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить

Андрей Паутов

— Сейчас коллекторы — это сотрудники цивилизованных компаний, которые состоят в реестре взыскателей, соблюдают законы и взыскивают долги только цивилизованными методами. Если кто-то что-то выкладывает, то это, скорее всего, бандиты, черные коллекторы, и разбираться с ними должна полиция.

Отличить одних от других, по словам Паутова, просто. Достаточно посмотреть, есть ли контора в государственном реестре «юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности». Черные коллекторы обычно не дают информацию о том, какую компанию представляют, от лица кого и на каком основании действуют. В таких случаях Паутов рекомендует обращаться в полицию.

— Очень много должников ведут себя неадекватно, — продолжает Паутов. — Мы имеем дело с конфликтами, оскорблениями, с непристойным поведением. Конечно, со многими людьми можно взаимодействовать, но, к сожалению, некоторые совсем не идут на контакт, и таких, кстати, больше 60% от активного портфеля.

Главная проблема коллекторства — отсутствие связи с должниками, потому что люди боятся или не хотят вступать в диалог.

— Но понимаете, современный коллектор — это помощник для должника. Мы связываемся с ним по телефону, если должник идет на контакт, договариваемся о комфортном графике, иногда делаем скидки, вникаем в его ситуацию, разбираемся в причинах, почему он не платит, и в конечном счете пытаемся ему помочь, — говорит Андрей Паутов.

Сотрудник одного из банков, пожелавший остаться анонимным, комментируя слова директора «Эксперт-Финанс», говорит, что, по его опыту, поведение коллекторов во многом зависит от поведения должника.

Если тот сотрудничает с организацией, коллекторы действуют в рамках закона.

Но если должник отказывается возвращать деньги, а банк, предположим, поставил агентству четкую задачу, то методы действительно могут быть самыми разными.

Клуб анонимных должников

В пятницу вечером в храме cвятых бессребреников Космы и Дамиана в Столешниковом переулке, в комнате, где в другое время кормят бездомных, собрались люди, которые вряд ли бы встретились в иных обстоятельствах.

Богатый и успешный молодой бизнесмен в кашемировой водолазке и мужчина средних лет, замученный жизнью, но не потерявший оптимизма; ухоженная, стильная, с дорогим обручальным кольцом молодая женщина и ее ровесница, пухленькая, уплетающая вафли.

Собравшиеся, всего 10 человек, могут не называть свои настоящие имена и не делиться подробностями жизни. Главное, признать проблему, которая привела их в клуб анонимных должников.

— Илья. Должник. Транжира. Недозарабатывающий.

— (хором) Привет, Илья.

— Антон. Компульсивный должник.

— (хором) Привет, Антон.

— Анна. Должник. Тунеядец.

— (хором) Привет, Анна.

Клуб анонимных должников работает в России с 2011 года. Его основали сами же должники, побывавшие в Америке. В основе реабилитации лежит 12-шаговая программа, универсальная для лечения всех видов зависимостей.

Анонимные должники называют себя «товариществом мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силой и надеждой, чтобы разрешить свою общую проблему и помочь другим выздоравливать от компульсивного (то есть неконтролируемого) занимания денег».

— Мы должники, все нам должны, и мы должны всему миру, — с горькой усмешкой как бы резюмирует один из членов клуба.

На собрании проблемные заемщики много говорят про стыд и неуважение к себе. Про отчаяние и изоляцию. Про неспособность и нежелание контролировать месячные расходы, процентные ставки по кредитам, выплаты, платежи. Описывают ситуации, когда думали, что достигли дна, но потом падали еще и еще.

Общая сумма долга Антона — пять миллионов рублей. Около пяти лет он вообще не брал взаймы. Так выглядит выздоровление. Но если Антон перестанет посещать группы, существует риск сорваться и снова жить в долг. Большая ошибка, говорит Антон, думать, что кредиты берут только бедные люди.

— У меня была своя компания, на меня работало несколько десятков людей, мой бухгалтер начислял мне зарплату, а у меня не было пятидесяти… Сколько стоит сейчас метро? Пятидесяти пяти рублей, чтобы доехать и забрать деньги.

— И сколько ты не занимаешь? — спрашивает у него один из членов клуба, тот, что с горькой усмешкой.

— Пять лет.

— Пять лет держишься?! Молодец! Я постоянно занимаю. Весь товар в долг беру.

Жизнь без планов на будущее

— Уровень финансовой грамотности у нас в стране невысокий. Полностью ведут бюджет доходов и расходов лишь 15% россиян, еще 20% записывают основные траты, — говорит старший научный сотрудник лаборатории экономико-социологических исследований Высшей школы экономики Диляра Ибрагимова.

Читайте также:  При дарение части земли, обязательно делать межевание?

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить

Диляра Ибрагимова

— С другой стороны, если учесть, что горизонт планирования у большинства населения страны короткий, то и необходимость в ведении бюджета вроде бы отпадает. А 60% россиян планируют свои доходы и расходы не более чем на полгода.

Чтение договоров — это еще один важный пункт. 40% россиян читают договоры перед подписанием, но в то же время почти четверть (24%) подписывают после прочтения, даже если им что-то там неясно.

Согласно данным лаборатории экономико-социологических исследований, самый популярный кредит у россиян — на потребительские нужды.

— Несмотря на то, что эти кредиты дороже, по ним выше процентная ставка, люди их берут, и в этом наше отличие от Запада, — объясняет Ибрагимова. — Берут, потому что нет достаточного горизонта планирования, потому что их проще получить.

Даже на покупку квартиры россияне часто берут потребительский кредит. Условия по нему в целом хуже, но квартира не является залогом, как в случае с ипотечным кредитом, отмечает эксперт.

— Когда у человека есть нужда получить деньги, его ничего не интересует, — продолжает Сергей Крылов.

— Сейчас я возьму кредит, завтра разберусь с последствиями.

Мы даже проводили социальный эксперимент, предлагали кредит под бешеный процент, и человек из-за нужды был готов подписать любую кабальную сделку.

Среди клиентов «Лиги защиты должников» встречаются самые разные люди, начиная от жертв собственной беспечности, заканчивая продуманными до мелочей дельцами, теми, кто хорошо знает законы, но не хочет решать проблему самостоятельно.

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить

Сергей Крылов

У всех Крылов спрашивает, почему они оказались без денег. Часто работы нет потому, что человек сходил на собеседование два раза за последний год, но хочет зарплату от 100 тысяч, а денег на оплату долгов не хватает, потому что у него слишком дорогие телефон и мобильный Тариф, и в отпуск он ездил вроде бы в Крым, а не за границу, но если посчитать, это едва ли получится дешевле.

— Жить в долг не хорошо и не плохо, жить в долг нормально, так делает весь мир, — объясняет Крылов. — Только долг может быть и активом, и пассивом. Например, вы решили купить автомобиль премиум-класса.

Он вам явно не по карману, но вы захотели и даже выплатили за него деньги. Содержание автомобиля вы можете потянуть? Парковка, гараж, про техосмотр я вообще молчу, поменять масло обходится чуть ли не под 100 тысяч.

То есть это становится в чистом виде пассивом.

Американец же берет деньги в долг, чтобы получить образование, жить в доме, ездить на автомобиле. Он в молодом возрасте обеспечивает себя займами, чтобы дальше себя реализовывать. То есть долг через контекст актива, заключает Сергей Крылов.

«Нас подвел оптимизм»

Если бы Елена Алексеевна знала, чем все кончится, и если бы банки не писали свои договоры таким мелким шрифтом, который трудно прочесть и ей, и судье, вынесшей решение о более чем миллионе рублей долга, она бы никогда не брала кредитов. Она бы и ипотеку эту проклятую не брала. Но теперь поздно — если накинули на шею эту удавку, петля будет только затягиваться.

— У нас же вопросы «кто виноват» и «что делать»? Я считаю, виноваты напополам. Население дурное и не понимает, куда лезет, а банки этим пользуются. А делать что будем? Как-нибудь выплатим, — с горькой усмешкой, совсем как тот член анонимного клуба, говорит Елена Алексеевна, а подумав немного, добавляет:

— Нас подвел наш оптимизм. Каждый солдат должен мечтать стать генералом. Обязательно должна быть недосягаемая мечта. А дальше уже как получится. Поэтому прогнозировать свою жизнь пессимистически, что все будет плохо, я заболею, потеряю работу, не выплачу кредит, не хотелось. Прогнозируешь с оптимизмом, а получается, как говорил Черномырдин, как всегда.

Если бы Елена Алексеевна посещала собрания анонимных должников, она бы знала, что двенадцатый признак компульсивного поведения такой: у нас есть надежда, что кто-то при необходимости позаботится о нас, поэтому наши неудачи не выльются в серьезные финансовые затруднения, всегда найдется кто-то, кто решит проблему.

Так сложилось, что в России с вопросами материальными, в том числе касающимися задолженностей, обращаются к святителю Спиридону Тримифунтскому. В х под текстом «Молитва от долгов и кредитов Спиридону Тримифунтскому» в интернете пишут разное. Например:

«Святой Спиридон, соверши чудо, помоги мне расплатиться со всеми долгами. Помоги в бизнесе, пусть каждый сотрудник сделает сделку до наступления Нового года и принесет доход себе и в мою компанию. Сделай милость, 800 тысяч рублей для начала спасут меня и мою семью. Спасибо тебе, спаситель мой. Верю в тебя».

Михаил Хазин о двухходовочке США: назначены жертвы и Табаки

Экономист Михаил Хазин говорит просто о сложных процессах и объясняет, чем может обернуться двухходовочка США для несчастной Европы, которой пришлось пойти против России.

В отношении России вводятся не только экономические и финансовые, но и технологические санкции. Сейчас подготовлен уже четвёртый пакет ограничительных мер. Тон задаёт Вашингтон, а Европа покорно исполняет указания.

«Кубышкой» выбрана не Россия, а Евросоюз

Эту тему в программе «Царьград. Главное» обозреватель Юрий Пронько обсудил с экономистом Михаилом Хазиным.

Юрий Пронько: Михаил Леонидович, вы всегда отлично разбираете разные аспекты с точки зрения геополитики, и у вас очень нестандартный подход к российско-европейским, российско-американским отношениям. Что происходит, по вашему мнению?

Михаил Хазин: У США есть такая привычка: когда у них не хватает денег, они смотрят по сторонам – кого можно раскулачить. Если вы помните, был такой страшный фондовый кризис 1987 года, никто не знал, что делать и куда деваться.

И тут вдруг «совершенно неожиданно» и очень удачно сначала в 1989 году рассыпается соцсодружество, СЭФ, а в 1991 году разваливается СССР. А в США наступает «золотой век Клинтона», Америка получает колоссальные рынки, которые позволили ей благополучно функционировать и существовать целых десять лет.

Судя по всему, сегодня в качестве такой «кубышки» выбран Евросоюз, который и будет раскулачен.

– Не мы, а Европа?

– Нет, именно Евросоюз. Обратите внимание, пару дней назад компания Apple заявляет: мы не будем торговать в России, мы оттуда уходим. И сразу целая куча европейских IT-компаний заявили следом: нет-нет, мы тоже не будем. А компания Apple тут говорит, что возвращается…

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить

Магазины Apple в России сначала закрыли, а потом вновь открыли. АГН «Москва»

Лучше всего роль Табаки исполняет Великобритания, которая постоянно выдумывает какие-то запредельные конструкции, типа – а мы закроем небо. И следом все страны Европы послушно закрывают свои воздушные пространства. Но совсем скоро США и Британия откроют своё небо обратно, увидите.

А с Евросоюзом начнутся проблемы, они приняли решение, небо закрыли, а чтобы это решение отменить, нужно договориться всем странам вместе. И всегда найдётся какая-нибудь Польша, которая выступит против. Так что в результате ускорения кризиса в первую очередь проблемы будут у Евросоюза, и оттуда начнут утекать капиталы.

  • – Но они же не идиоты, чтобы стрелять себе в ногу по несколько раз?
  • – Покажите мне там не идиота!
  • – Тогда собственные избиратели их рано или поздно снесут.

– Уже будет поздно. Потому что тут вопросы буквально месяца. Можно теоретически попытаться убрать во Франции Эммануэля Макрона и поставить более разумного человека. Но вы уверены, что он выиграет? У меня ощущение, что у этой либеральной команды есть ещё силы, чтобы не пустить. Тем более в условиях всей этой совершенно сумасшедшей вакханалии.

Один из главных противников Макрона Эрик Земмур про Россию говорит хорошо. В нынешних условиях ему будет тяжело выиграть, но если получится – тогда посмотрим. Но в общем и целом, мне картина уже представляется абсолютно очевидной. Что это в чистом виде разыгранная двухходовочка.

– Разыгранная Штатами?

– Да. И мне их жалко.

Нам напророчили трёхлетний кризис

– А нас не жалко? Олег Дерипаска пророчит нам «жесточайший трёхлетний кризис». В ближайшие три недели станет понятно, что именно будет с госбанками в России в результате всех этих санкций. Будет ещё хуже сейчас, чем в 1998 году, уверен миллиардер.

– А откуда он взял эти три года? История самого господина Дерипаски не является основанием для того, чтобы ему доверять ни как человеку, ни как экономическому эксперту.

Кроме того, напомню, что в 1998 году в результате гениальной политики министра финансов Виктора Геращенко, который пришёл в августе или в начале сентября, уже к началу 1999 года начался экономический рост. Сначала очень медленно, но к середине 1999 уже очень активно. Года не прошло.

Аналогичная ситуация может быть здесь. Но для этого необходимо радикально менять финансовую политику, а пока мы видим, что Центробанк радикально ухудшает возможности для каких-то реальных экономических действий.

Если говорить о правительстве, то оно обозначило целый список очень правильных действий, но вопрос: смогут ли те либеральные чиновники, которые находятся на среднем уровне, эти действия провести и не будет ли там организованного саботажа.

Я бы, например, сейчас поставил немедленно несколько задач. И прежде всего списал со всех промышленных предприятий долги и остановил бы практику законов о банкротстве. Центробанк поднял ставку, в результате огромное число промышленных предприятий вынуждены либо повышать цены на свою продукцию, либо банкротиться. 

В нашей стране банкротство – это немедленное уничтожение хозяйствующего субъекта, потому что тут же станки продают на металлолом.

Я бы указом президента постановил, что остановка работы промышленного предприятия в нынешних условиях – это саботаж, и виновники, включая представителей налоговой службы, арбитража, всякого рода управляющих компаний и прочее, не то чтобы должны быть немедленно расстреляны на месте, но, по крайней мере, их нужно немедленно изолировать от общества.

В результате срочного списания долгов у наших финансовых структур образовались ведь лишние деньги? Да ещё от продажи валютной выручки, от выделения триллиона рублей, ещё чего-то. Вот давайте спишем всем промышленным предприятиям, реальным производителям, все долги. И запретим банкротить промышленные предприятия.

Если мы этого не сделаем, то попадём в ситуацию, которая была в 90-е годы, когда неожиданно оказывалось, что предприятие вроде бы закрылось, а через две недели приезжают люди, говорят, что надо срочно сделать важный заказ для оборонки, немедленно восстановить работу предприятия. Вы приезжаете, а там уже нет ничего, всё распродано-растащено, станков нет.

Мне кажется очевидным, что значительное число и арбитражных управляющих, и судей арбитражных, и, соответственно, работников банков являются, выражаясь простым русским языком, агентами противника. И они целенаправленно будут разрушать реальный сектор отечественной экономики.

– В нашем эфире академик Сергей Глазьев тоже неоднократно говорил о криминальной составляющей рейдерских захватов. Это спайка части судейского состава, силового блока и банковского капитала. Вы с этим тезисом согласны?

Про ставку в 20% говорили ещё месяц назад

– Так я об этом и говорю. И вот эти люди будут сейчас получать с Запада чёткие указания: если вы убьёте вот это предприятие, мы вам обеспечим виллу в Майами или где-нибудь ещё. И лично у вас никакие капиталы конфискованы не будут.

Читайте также:  Лишение родительских прав: хочу лишить бывшего мужа родительских прав! Алименты он не платит

– На днях появились сообщения, что ЦБ вместе с крупнейшими банками страны ещё месяц назад подготовили оценку возможных последствий для отечественной экономики от жёсткого варианта санкций. И якобы документ был представлен руководству страны.

Речь шла о падении ВВП на 10%, резкий рост безработицы на 12%, снижение доходов населения и задержка развития страны из-за технологического эмбарго. Предполагалось, что ключевая ставка поднимется до 20–30%, а курс доллара – до 150–200 рублей.

И одновременно потребуется докапитализировать банки на 5–6 триллионов.

– Докапитализировать банки – это всё понятно, чтобы было что увезти. Потому что я не очень понимаю, зачем им это нужно. Чтобы заниматься валютными спекуляциями? Для чего?

Потому что у них образуется этот разрыв в связи, их надо докапитализировать из-за того, что они потеряли активы.

– Откуда разрыв? Для того чтобы был актив, надо, чтобы они куда-то платили. Если им запретили платить в долларах и в евро – ну всё, вы не платите, – откуда у вас тогда разрыв? Я не понимаю.

Хорошо, по банкам понятно. А что по другим макропоказателям что вы скажете?

– А зачем нужна процентная ставка 20–30%? Я этого не понимаю.

– Как мне сегодня сказали: Набиуллина права, что задрала ставку до 20%, а иначе люди и предприятия набрали бы кредитов, все ринулись бы на валютный рынок и доллар бы поднялся до 300 рублей.

– Другими словами, надо было запретить выход на валютный рынок, при этом можно снизить ключевую ставку и объяснить, что рефинансирование банков производится только по кредитам в реальный сектор. Кредитуешь реальный сектор – вот тебе рефинансирование. Не кредитуешь – нет рефинансирования. И всё. Нет никакой проблемы.

Мировая практика есть, но не та, о которой говорит Набиуллина

– Но почему наша коллективная Набиуллина этого не слышит, это же тоже мировая практика, на которую глава ЦБ так часто ссылается?

– При чём тут мировая практика, у нас инфляция импортированная.

Какое имеет отношение ставка к цене на импортные товары? А если у нас сейчас начинается эмбарго, то в этом случае эти же импортные товары мы будем получать через третьи руки, то есть цена ещё больше вырастет. Ну врать-то зачем? То есть имеет место откровенная манипуляция, это враньё. Ну ладно, Набиуллина врёт уже не в первый раз.

Что касается безработицы, то тут ситуация очень простая. Скажем, компания IKEA заявила, что уходит с нашего рынка. При этом IKEA – это не инвестор, это компания, которая выводит деньги из страны.

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить

Новость о закрытии магазинов IKEA вызвала ажиотажный спрос на их товары. Komsomolskaya Pravda / Global Look Press

Делает она это просто. IKEA получает разрешение на строительство торговых площадок, заявляет, что аренду дадут только тем, кто заплатит авансом за год вперёд. Все платят, а компания на эти деньги строит торговый комплекс, а дальше с арендаторов гребёт деньги, которые вывозит. Где здесь инвестиции? Инвестиций тут нет вообще.

Но эта компания объявила, что она уходит. Вызывается директор, и у него спрашивают: почему вы закрыли объект? Почему увольняете людей? Он говорит: владелец запретил. Ему говорится: вам даётся три дня, если через три дня люди не будут приняты обратно и не будут получать зарплату, этот объект национализируется. Точка.

И вообще, надо ставить жёсткое условие: если объект закрывается по причине того, что его владельцы объявили о закрытии, то директор, главный бухгалтер и ещё несколько человек должны идти в тюрьму. Я не вижу другого варианта, только так. Они должны идти в тюрьму.

– Часто можно услышать: мы не уходим, а приостанавливаем работу.

– Я не понимаю такого. Зарплата должна платиться, люди должны выходить на работу – и точка. Если этого не происходит – значит, тут уголовщина. Надо выпустить указ, что такое действие равносильно саботажу. Я не Юрист, но уверен, что так можно сделать.

Скажем, закрывается автомобильный завод. Вызывается директор, и ему задают вопрос: почему вы закрылись? Он отвечает: работать не можем, не получаем комплектующие.

Директору задают следующий вопрос: а вы в суд подали на поставщиков, которые не поставляют запчасти, хотя договор существует? Директор отвечает: суд-то иностранный. Так ему надо подавать в наш суд, в России, который через несколько дней вынесет решение с учётом штрафов.

Если через 2–3 месяца эти штрафы не выплачиваются, завод конфисковывается. Это же их методы, они ровно так и делают.

Когда американцы конфисковали активы Ирана, Иран не смог заплатить американским фирмам по контракту. Американские фирмы подали в американский суд, и из иранских денег им были выделены все те деньги, которые им обещал Иран, со штрафом. Так мы должны сделать абсолютно то же самое. Мы должны назначить жёсткие штрафы за необоснованную остановку производства, вот это и есть мировая практика.

Программа «Царьград. Главное» выходит на «Первом русском» каждый будний день в 18:00. Не пропустите!

В заложниках у банков: истории обычных россиян, задолжавших миллионы — мк

Марина замужем за офицером. Двое детей. Живут в военном городке под Москвой. Жилье служебное. Ждут квартиру, иначе муж давно бы уволился, потому что зарплата невысокая, а работа удовлетворения не приносит.

Удовлетворение приносит машина. Муж безумно хотел. Купили в кредит. Марина теперь на двух работах. Мотается каждый день в Москву, три часа в день на дорогу.

Услышала где-то, что премьер Медведев вроде пообещал разрешить рассчитываться за кредиты материнским капиталом. Ждет с огромной надеждой. Вот, говорит, все ругают Медведева, а он как хорошо придумал.

У нее нет другого шанса рассчитаться за кредит в обозримой перспективе. «Мы отдаем, но не столько, сколько должны отдавать. Поэтому штрафы. Плюс проценты. Кредит нас съедает. Бросаем деньги как в топку».

Эксперты говорят, это типичный случай. Не рассчитав силы, россияне запутываются в долгах как в паутине. 

Финансовая неграмотность и недальновидность — самая распространенная причина кредитного плена. Люди идут на поводу у своих желаний и полагаются на авось.

Вторая причина — изменяются внешние обстоятельства, которые от самих людей не зависят. Экономический кризис например. Или они теряют работу, заболевают. Или супруги расходятся, а долг повисает на одном из супругов.

Третья причина — граждане попадают в ловушку мошенников, которые умышленно их туда втягивают. 

Ну и четвертая причина — криминальная. Заемщик берет кредит, заранее планируя скрыться и деньги не отдавать.

Примеры из жизни нам рассказали сотрудники службы безопасности одного из банков. Свежие истории, происходившие в последние несколько месяцев, интересны тем, что раскрывают кухню кредитного плена. Показывают, как оно все случается и чем обычно заканчивается.

  * * *

Наталья К. из Вологодской области взяла кредит 100 тысяч рублей под 15%, чтоб покупать китайские шмотки и перепродавать на рынке. Продавала она вещи вдвое дороже, чем покупала. Платила аренду, зарплату продавцу и еще 35% у нее оставалось.

Сначала все было классно. Но она не следила за новинками. А конкуренты следили. Поэтому вскоре она отстала. Продажи упали. Кредит Наталья не гасила, начались просрочки.

Чтоб привлечь покупателей, ей надо было срочно обновить линейку товаров. Сделать большую закупку. Она решила взять еще один кредит в надежде, что бизнес у нее сейчас воспрянет и закрутится. Банк отказал, поскольку на ней уже висел долг. Тогда она взяла карточку с овердрафтом.

Овердрафт позволяет снимать больше денег, чем есть на счету, но ненадолго и под большой процент. Этой услугой обычно пользуются, когда срочно надо перехватить денег на несколько дней. Но в случае Натальи лезть в овердрафт было, мягко говоря, неразумно.

Она занимала под 20%, чтоб расплачиваться за кредит, который взяла под 15%.

В итоге пришла к долгу 500 тысяч рублей под 18%.

Это ее сегодняшнее состояние. Она прогорела. Банк ее обанкротит. Пять лет она не сможет быть индивидуальным предпринимателем. Чтоб заниматься бизнесом, ей надо будет искать партнера, на себя она даже счет не сможет открыть. Банки не будут давать ей кредиты. Приставы заберут все, что можно забрать.

«При банкротстве ты выходишь «в белую», — говорят банковские сотрудники, отвечающие за взыскания долгов. — Все твое имущество, собственность, коммерческие расчеты, продажи-перепродажи — все выплывает. И банк, и МФО (микрофинансовые организации) постараются на этом нажиться».

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить Геннадий Черкасов

  * * *

Андрей Михайлович работал в Новгородской области на большом предприятии. Его предупредили, что через два месяца он будет уволен по сокращению штата.

Он решил взять кредит и жить на него, пока будет искать новое место. Принес в банк справки с работы. Банк проверил — все нормально. Узнавать, не предстоит ли Андрею Михайловичу увольнение, не стали.

Иногда звонят в кадры, но в данном случае ничто не вызвало подозрений.

Андрею Михайловичу дали кредит. Он рассчитывал найти новую работу за два-три месяца. Но не мог никуда устроиться больше года. Просрочил выплаты на шесть месяцев и оказался в долговой яме.

Сейчас он наконец работает. Но получает только половину зарплаты. Другая половина по решению суда идет банку в счет долга.

По словам наших источников, это расхожий случай. Люди не могут найти новую работу так быстро, как им представлялось. Но при этом не меняют привычный образ жизни. К примеру, как покупали хлеб через день, так и продолжают покупать. Хотя им надо уже его покупать раз в неделю, экономить.

И когда они наконец находят новую работу, туда сразу приходит Исполнительный лист. А многие компании не хотят иметь на определенных должностях должников. Должнику позарез нужны деньги — значит, его могут подкупить конкуренты. Да он и сам может учудить какое-нибудь воровство на рабочем месте, чтоб расквитаться с долгами.

Должников, бывает, уже и не берут на работу, узнав, что они должники. В любом случае новый старт они себе, таким образом, портят.

Деньги в кредит: и второй случай когда он жив и тоже самое сделал всё продал и не чем платить Геннадий Черкасов

  * * *

Житель Республики Коми Уткин учредил ИП по продаже автомобилей. Чтоб покупать и перепродавать машины, взял кредит — 40 млн. Но гасил нерегулярно, и у него росли проценты. Из-за кризиса в 2014 году машины стали брать плохо. У Уткина образовался кассовый разрыв 20 млн.

Чтоб рассчитаться с кредитом и оживить бизнес, он оформил новый кредит. Но не на себя — ему бы уже не дали, на нем и так висел долг, — а на подставных лиц. На местных маргиналов в основном.

Нарисовал им справки с работы. Они взяли в банке по 300–500 тыс. и ему отдали. Уткин расплатился с банком за старый долг. Но при этом его новый долг, числившийся за подставными лицами, был уже значительно больше старого. Он ведь занял не только ту сумму, по которой не рассчитался с первым займом, но и проценты, которые на нее набежали.

Машины все равно у него брали плохо, и со вторым кредитом Уткин тоже стал выходить на просрочку. Вернее, формально не он выходил, а подставные лица. Служба безопасности банка через некоторое время за них взялась. Нашла. Они, конечно, показали на Уткина.

Читайте также:  С Рождеством: с Рождеством. Моё фото в пол баннера было использовано 3 месяца на рекламном баннере 3*6

В итоге банк обанкротил Уткина. Сумма начисленных ему процентов и штрафов на момент банкротства уже превышала сумму задолженности по основному долгу.

Теперь он, по всей видимости, «присядет», как говорят правоохранители. Подделка документов — уголовное преступление.

В отношении подставных лиц ведутся исполнительные производства. Им и долги за Уткина отдавать придется, и кредит они теперь взять не смогут — во всяком случае, в приличном банке.

«Если вы берете за другого человека кредит, это портит вам репутацию, — говорят банковские «безопасники». — Мы таких людей называем волшебными».

Волшебные — не то чтоб дурачки совсем. Но смотрят только на шаг вперед, не дальше. С ними поэтому сложно иметь дело. И не только банку. Всем сложно. У них в голове мифы, химеры. Что-то такое, что они сами себе придумали. Неадекватные представления о жесткой реальности.

  * * *

Супруги из Ярославской области решили взять кредит — полмиллиона. Обратились в два банка. И оба банка согласились. Тогда эти супруги, недолго думая, решили взять не полмиллиона, а миллион. Раз дают — чего же не взять. Обманули оба банка. И Обман вышел им боком.

Прежде чем выдать кредит, банки рассчитывают возможности кредитуемого. Учитываются доходы, количество детей, минимальная корзина, «коммуналка», резервная сумма, которая должна оставаться на всякий пожарный случай. Все подсчитав, аналитики делают вывод: эта семья может тратить на выплаты 20 тыс. в месяц. Соответственно, подсчитывается сумма и срок кредита, который банк может им дать.

Если бы аналитики знали, что у этой семьи есть второй кредит, по которому они уже платят, например, 10 тыс. в месяц, эта сумма была бы вдвое меньше или срок ее выплаты вдвое больше. Но поскольку два банка выдали супругам кредиты в один день, в общей базе данных кредитных организаций информации о них не было. А супруги об этом умолчали.

Несколько лет платили исправно. Но потом родился ребенок, жена не работала, потеряла доход, и образовалась просрочка.

Оба банка подали заявления в суд о взыскании задолженностей. Сейчас у супругов удерживают почти все деньги из зарплаты. Мало того, они запятнали свою кредитную историю. Теперь им нигде не дадут кредит, пока они не очистят репутацию.

На исправление или «чистку» репутации уходит от трех до пяти лет. Есть фирмы, которые предлагают это сделать быстрее, но наши источники говорят, с ними связываться смысла нет. Способ «очистить» репутацию только один: брать в магазинах бытовой техники маленькие кредиты на покупку чайника, стиральной машинки, других недорогих бытовых приборов и исправно эти кредиты возвращать.

Впрочем, даже после десяти чайников банк может все равно отказать в кредите. То есть гарантии тут нет.

  * * *

Рассказанные истории объясняются финансовой неграмотностью, неправильно оцененными возможностями и недальновидностью людей, бравших в банках кредиты. Кроме того, они не всегда были честны. Однако назвать их заведомыми мошенниками тоже нельзя.

А вот контрактника Николаева так назвать можно. Он взял кредит 600 тыс. в банке Тверской области, где служил по контракту в воинской части, и — пропал.

Как потом стало известно, его перевели в Мурманскую область в секретную часть. Он знал, что новая часть будет закрытой, и был уверен, что там спрячется. Банк его не найдет.

Найти его все-таки удалось, но только через год. Он уверял, что просто не знал, каким образом возвращать кредит, когда он оказался так далеко от банка. Просрочка у него уже была большая, банк ему начислил соответствующие штрафы.

В установленный срок он не расплатился. Банк обратился в суд, получил исполнительные документы и направил их для исполнения служебным приставам. Теперь у хитрого Николаева будет сниматься с карточки почти вся зарплата, пока долг полностью не погасится.

Но он хотя бы сам виноват. А бывают ситуации совсем печальные, когда мошенник уговаривает взять кредит влюбленную в него женщину, например. По жизни-то она сама не «волшебная», но любовь затуманила голову, и — попалась. Повесила на себя кредит. Думала, на машину или на кухню. А милый забрал деньги и уехал. Сказал, мать заболела, надо в больницу устраивать. И пропал.

«Волшебного» склада люди думают, что в подобных случаях кредиторы должны прощать долги. Они считают, надо давить на жалость, и все получится. Но это ошибочный взгляд на вещи. Прощать долги — даже безнадежные — банки не хотят. С точки зрения бизнеса это в корне неправильно и портит им репутацию.

Но и бесперспективные должники им тоже не нужны.

На каждую сумму, которую банк дает в долг, он обязан зарезервировать такую же сумму в Центробанке. Пока он бьется с должниками, в Центробанке лежат мертвым грузом его деньги и не работают.

Если резервы большие, они давят на капитал. Поэтому «плохие долги», которые трудно вернуть, банки обычно держат на балансе около года. Потом продают их коллекторским агентствам.

Коллекторы уже чувствуют себя гораздо свободнее и наводят жуть по полной программе.

* * *  

Можно не доводить дело до коллекторов. С 2015 года действует Закон, по которому можно самому объявить себя банкротом, если долг выше 500 тысяч, а выплаты просрочены больше чем на три месяца.

  • Заявление о признании себя банкротом можно также подать, если просрочка больше 90 дней и вы видите, что не сможете отдать долг любого размера.
  • Как ни парадоксально, но за то, чтоб обанкротиться по своей инициативе, надо заплатить приличную сумму.
  • Обязательная трата — оплата финансового управляющего, который будет назначен арбитражным судом, куда вы подадите заявление о банкротстве.

Управляющий в Московском регионе стоит от 30 до 50 тысяч. Плюс к этому еще надо будет заказывать всякие справки, делать доверенности, составлять запросы. Много всякой юридической работы, которая тоже требует денег и времени.

Есть фирмы, которые все это делают «под ключ». Руководитель одного из подмосковных отделений большой сетевой компании, оказывающей такие Услуги, в интервью «МК» сказал, что они берут за все порядка 170 тыс. руб. Но платить надо в рассрочку. Процедура банкротства длится примерно год. Будущий банкрот каждый месяц этого года отдает фирме 12–14 тысяч.

Где он их берет, если и так весь в долгах?

Интересный вопрос.

Обычно люди на это время устраиваются туда, где платят «серую» зарплату. Открытые доходы у них отслеживаются, приставы немедленно забирают все поступления, оставляя только Прожиточный минимум, поэтому они могут зарабатывать только неофициально. Женщины идут уборщицами, сиделками. Мужчины нанимаются в малый бизнес.

«Женщина с ребенком без работы, — привел пример наш источник, — должна 2 млн. Когда работала, взяла кредит 1 млн 200 тыс. Потом ее уволили. Мужчина, с которым она жила, уехал. Она осталась без средств. Чтоб расплатиться за кредит, ей надо два года платить 85 тыс. в месяц. Она решила, ей лучше обанкротиться и платить один год по 12 тыс.».

Самобанкротство удобно, если у человека нет стабильного и более-менее существенного дохода (если такой доход есть, суд может назначить реструктуризацию), сам долг большой, а собственности — мало. Потому что прежде чем суд объявит его банкротом, управляющий должен будет ободрать его как липку.

В первую очередь будет продано все, что на него зарегистрировано, — машина, земля, дача. Квартиру, если это единственное жилье, не заберут. Но если она большая — сто квадратов, например, а прописаны три человека, — ее продадут и купят квартиру по социальной норме 18 кв. метров на человека. Вместо 100 кв. метров семейство окажется на 54.

Личные вещи оставят. Компьютер не заберут, если есть ребенок. Считается, он нужен для учебы. Бытовую технику могут забрать, но она оспаривается, если есть документы, подтверждающие, что техника не ваша. Скажем, гарантия на телевизор выписана на вашу маму и платеж был с ее карточки. Тогда телевизор вернут. 

Тем не менее все, что можно у вас забрать и реализовать, вы потеряете. Все пойдет в счет уплаты вашего долга. А то, что от долга останется, — спишут. Простят вам. И наступит счастье: больше на вас висеть этот долг не будет.

Не списываются только долги по алиментам, по ущербу третьим лицам (если вы, например, должны платить за лечение человека, которого сбили в ДТП), и если вы, как предприниматель, задолжали своим сотрудникам по зарплате.

Объявить себя банкротом можно один раз в пять лет. В течение следующих пяти лет вы должны везде указывать свой статус банкрота и не можете занимать руководящие должности.

Самое прекрасное в самобанкротстве: как только ты подал заявление в арбитражный суд, тебя перестают преследовать коллекторы. А если есть долги по ЖКХ и уже отключили электричество, канализацию, воду — все сразу обратно включают.

  * * *

Невеселые случаи, о которых мы здесь рассказываем, произошли с кредитами, взятыми в классических банках, но не в микрофинансовых организациях. МФО дают не кредиты, а займы под очень большие проценты: в день 2%, в год — 600–800%. Берешь 10 тыс. на 10 дней — отдаешь 12 тысяч. Берешь 100 рублей на год — отдаешь 80 тысяч.

Брать такие займы можно только на очень короткий срок — типа перехватить до зарплаты. Хорошо обеспеченным людям до зарплаты обычно хватает. Поэтому «целевая аудитория» МФО — люди с небольшими доходами. Но поскольку такие люди у нас зачастую одновременно «волшебные», они залазят в МФО с головой.

Комментировать мотивы этих людей с точки зрения здравого смысла невозможно. Поэтому оставим их душевные порывы без анализа и объяснений. Отметим только, что таких людей очень много — и число их растет с невероятной скоростью.

Каждый год они занимают в полтора раза больше денег, чем в предыдущем году, что следует, по-видимому, отнести к клиническим проявлениям какой-то интересной эпидемии слабоумия, незаметно распространившейся в нашем обществе.

По данным бюро кредитных историй «Эквифакс», за I квартал 2018 года россияне оформили свыше 2,6 млн займов в МФО. Это на 70% больше, чем за такой же период 2016 г.

В I квартале 2018 г. россияне взяли в долг в МФО 33,8 млрд руб. Это на 96% больше, чем они взяли в I квартале 2016 г. и на 30% больше, чем в I квартале 2017 г.

В целом же, по данным Службы судебных приставов, долги россиян за I квартал 2018 г. выросли более чем на 5%, до 4 трлн руб. В прошлом году долги за тот же период составляли 3,8 трлн.

Чтоб оценить масштаб сегодняшних долговых обязательств россиян, напомним, что в государственном бюджете нашей страны на 2018 год на всю социальную политику выделяется 4,7 трлн руб. — ненамного больше, чем совокупные долги граждан.

Если граждане продолжат занимать деньги нынешними темпами, через пару лет эти цифры сравняются.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *