Если адвокат не сможет участвовать на прцессе

Если адвокат не сможет участвовать на прцессе

Конституция РФ гарантирует право гражданина воспользоваться бесплатной помощью квалифицированного адвоката в случаях, предусмотренных Законом. Для пояснения стоит сказать, что действующее законодательство не предусматривает понятия «государственный адвокат», этот термин употребляется неофициально для обозначения адвокатов, которых привлекли для оказания адвокатских услуг по назначению органа дознания, предварительного следствия или суда. То есть, клиент не сам выбрал конкретного адвоката и заключил с ним соглашение, а участие адвоката обеспечило государство в лице следователя, дознавателя или судьи.

Можно сказать, что данное название – условно, поскольку в уголовном процессе адвокат имеет статус защитника, независимо от того, оказывает ли он бесплатные услуги по государственной системе юридической помощи или заключает с клиентом договор о предоставлении таких услуг за гонорар.

Иногда складывается ситуация, когда ни суд (к большому сожалению), ни следователь, ни прокурор не заинтересованы в соблюдении конституционных прав задержанного, обвиняемого. Тогда практически все бремя для справедливого разбирательства дела (независимо от того, идет ли досудебное производство или дело уже находится в суде) ложится именно на государственного адвоката.

Для информации: в данной статье основной акцент делается на работе адвоката по назначению в уголовном производстве. Между тем, законодательство предусматривает привлечение адвокатов по назначению также в гражданском судопроизводстве и в административном судопроизводстве для представления интересов ответчика, место жительства которого не известно.

Кому положен государственный защитник

Независимо от инкриминируемой стати в любом уголовном деле лицо может иметь защитника в таких случаях:

  • если в отношении него вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого;
  • с момента возбуждения уголовного дела;
  • с момента задержания;
  • если такому лицу вручили уведомление о подозрении в совершении конкретного преступления;
  • при осуществлении каких-либо процессуальных действий, которые затрагивают его права и свободы;
  • в иных случаях, предусмотренных УПК РФ.

Важно: Удостоверение и ордер – документы, которые необходимо предъявить адвокату для выполнения своих функций защиты.

Кроме того, по решению суда в уголовном судопроизводстве допускается привлечение в качестве защитника наряду с адвокатом близкого родственника обвиняемого или иного лиц, а в мировом суде – и вместо адвоката. Однако таких случаев на практике не много, они могут рассматриваться лишь в качестве исключения.

Следует не путать адвоката по назначению и бесплатных адвокатов, то есть адвокатов, оказывающих услуги в системе бесплатной юридической помощи. Адвокаты по назначению в действительности бесплатными не являются. За их услуги обвиняемому не надо платить сразу, расходы таким адвокатам возмещаются из бюджета.

Однако при вынесении обвинительного приговора или освобождении обвиняемого от ответственности по нереабилитирующим основаниям суд должен принять решение о возмещении расходов государства за счёт осуждённого.

То есть оплата услуг адвоката по назначению для осужденного отсрочена во времени до вступления в силу обвинительного приговора, что отнюдь не означает бесплатности услуг таких адвокатов для обвиняемого (справедливости ради стоит отметить, что суды не редко забывают при вынесении приговора решить вопрос о возмещении расходов на адвоката по назначению, и в таком случае вследствие судейской забывчивости услуги адвокатов по назначению действительно оказываются для осуждённого бесплатными, но расчитывать на это, я бы не советовал).

Что касается системы бесплатной юридической помощи, следует учитывать, что она регулируется специальным Федеральным законом «О системе бесплатной юридической помощи в РФ».

При этом данный закон не распространяется на оказание юридической помощи в уголовном судопроизводстве: отношения по оказанию юридической помощи по уголовным делам регулируются уголовно-процессуальным законодательством (ч. 2 ст. 3 Закона).

Порядок назначения государственного защитника

Если адвокат, которого приглашал подозреваемый, обвиняемый (или по его просьбе другие лица) не явится в течение 5 суток со дня заявления ходатайства, либо обвиняемый (подозреваемый) не заключил соглашение с защитником, но желает воспользоваться услугами адвоката, также в случаях отказа от защитника, если участие защитника является обязательным в силу закона, следователь, дознаватель или суд обеспечивают участие в деле защитника по назначению, обратившись в адвокатскую коллегию (как правило, в ближайшую) с просьбой к руководителю выделить защитника для следственных действий или для судебного заседания.

Распределяет такие дела между адвокатами глава адвокатской коллегии. При этом его решение обязательно к выполнению. И здесь не имеет значения авторитет (именитость) адвоката или наличие у него большого количества существующих договоров с клиентами в частном порядке (то есть находящихся в работе).

Следует отметить, что в настоящее время принято решение об обеспечении участия адвокатов по назначению при помощи Единой автоматизированной системы, но пока данное решение на практике не реализовано, идут подготовительные мероприятия.

Прежде, чем приступить к своим обязанностям, так называемый бесплатный защитник уточняет у задержанного, обвиняемого, его близких, не приглашали ли они кого-то еще. Если нет, то следователь или судья дают полномочия защитнику по назначению.

Например, молодого человека обвиняют в распространении наркотиков. Это очень серьезная уголовная статья. В данном случае без защитника просто не обойтись.

Но обвиняемый не имеет возможности за свои деньги нанять адвоката и говорит об этом следователю.

Соответственно, следователь, руководствуясь описанной выше схемой, предпринимает необходимые меры для обеспечения участия в деле защитника по назначению

Однако в вопросах назначения государственного защитника не все так просто, как это может показаться на первый взгляд. Например, средней руки бизнесмен или руководитель государственного предприятия, которые могут себе позволить нанять в качестве защитника частного профессионала, заявляют об этом представителю органов дознания или следствия.

Но иногда адвокату по соглашению трудно сразу вступить в дело по разным причинам (необходимость следователю уложиться в процессуальные сроки задержания, его желание иметь «лояльного», «удобного» защитника, которого знает сам следователь, а не подозреваемый или обвиняемый и т.д.

заставляют следователей и дознавателей идти на различные уловки по недопущению к участию в деле избранного адвоката или его исключению из дела).

В итоге для бизнесмена может сложиться парадоксальная ситуация, когда адвокат по соглашению может стоять под дверью отделения полиции, но следователь оформляет материалы, в которых указано, что тот не явился, поэтому на начальной стадии пришлось привлекать адвоката по назначению.

Адвокат по назначению и по договору: основные отличия

Выполняя функции так называемого бесплатного адвоката, специалист в области права зачастую халатно подходит к выполнению возложенных на него обязанностей.

По большей части причиной этому является непосредственно отношение профессионала к выполняемой работе, как к не оплачиваемой (выплаты адвокатам по назначению задерживаются, а не редко – оплата не производится государством вовсе).

Достаточно часто адвокат по назначению занимает пассивную позицию, ограничивается присутствием на каких-то конкретных следственных действиях, не ведет своего доверителя от «А» до «Я».

В редких случаях оказывается полноценная юридическая помощь, включая организацию необходимых экспертиз, всестороннее изучение вопроса, сбор доказательной базы, общение со следственными органами в рамках УПК и т.д. Общественности известны вопиющие случаи, когда адвокаты по назначению защищают интересы следствия, а не своего подзащитного, уговаривают подзащитного сознаться в совершении преступления, занимаются фальсификацией доказательств, а при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу заявляют о своём согласии с позицией следствия.

Почему складывается такая ситуация? Все достаточно просто. До сих пор базовая ставка оплаты труда бесплатного адвоката (сумма, которую платит государство за оказание юридической помощи) находится на очень низком уровне, да и эту мизерную оплату адвокаты не получают. Поэтому некоторые из них просто «отбывают повинность», подходя к делу формально и поверхностно.

Кроме того, следует учитывать, что опытные и востребованные адвокаты не имеют времени для оказания услуг по назначению, они могут быть освобождены от этой повинности, избрав материальную форму участия на законных основаниях.

В результате, в качестве адвокатов по назначению зачастую привлекаются неопытные, молодые специалисты, либо специалисты, не востребованные у доверителей в виду низкой квалификации.

Несомненно, исключения есть. Некоторые адвокаты, выполняя свои функции государственных защитников, подходят к своей работе с полной отдачей (кстати, требование одинаково качественно и в полном объеме выполнять свои обязанности по назначению или за гонорар предусмотрено статьей 10 Кодекса профессиональной деятельности адвоката).

Почему многие отдают предпочтение работе с адвокатами за гонорар

Собственно, ответ на этот вопрос уже дан выше. Можно лишь добавить, что возможность выбора альтернативного варианта, какой бы сферы социальной жизни он ни касался – это всегда хорошо.

Клиент в определенных случаях может, имея возможность воспользоваться услугами государственного адвоката, отказаться от него и отдать предпочтение профессионалу, работающему за гонорар.

Но бывают ситуации (и их немало), когда бесплатная помощь специалиста в области юриспруденции – единственная возможность защитить себя с правовой точки зрения.

Не следует думать, что помощь бесплатного защитника нужна только в уголовном производстве закоренелым преступникам. Как было указано выше, бесплатными услугами адвоката пользуются определенные законом категории лиц во многих гражданских делах, начиная от взыскания алиментов, заканчивая разделом имущества или земельными вопросами.

Еще раз о самом главном

  1. «Государственный адвокат» – это неофициальное обозначение адвокатов которых привлекли к защите по назначению посредством обращения следователя, дознавателя или суда в адвокатскую коллегию (адвокатскую палату).
  2. Документы, которые необходимо предъявить для выполнения своих функций защиты, едины — удостоверение адвоката и ордер.

  3. Решение главы адвокатской коллегии или адвокатского бюро по распределению дел тому или иному адвокату обязательно к выполнению, независимо от того, насколько он «крут» и высокооплачиваем.

    При этом адвокат может быть освобождён от участия в защите по назначению путём направления соответствующего заявления в адвокатскую палату и оплаты ежемесячных дополнительных взносов в качестве материальной формы участия в системе обеспечения защиты по назначению.

  4. В любом уголовном деле лицо может иметь защитника, но в случаях, предусмотренных УПК РФ.

    Адвоката можно выбрать самому, заключив с ним договор за определенный гонорар, или воспользоваться бесплатным (по назначению). При этом размер кошелька обвиняемого для того, чтобы реализовать возможность получить помощь бесплатного адвоката не имеет значения.

Никто заранее и со 100 % уверенностью вам не ответит, кто лучше, бесплатный или частный адвокат. Выбор лучшего специалиста – личное дело самого клиента. Ни для кого не секрет, что подавляющее большинство положительно разрешившихся дел для доверителя – заслуга адвокатов, работающих по договору, а не по назначению.

В любом случае главное, на что клиенту следует обратить внимание при выборе, это квалификация, специализация и практический опыт работы профессионала. Только высококвалифицированный адвокат по уголовным делам с большим опытом профессиональной деятельности сможет максимально помочь своему доверителю в сложной жизненной ситуации.

Возможно ли признать недопустимым допрос с адвокатом?

Отказ от показаний, данных в присутствии защитника, — бесперспективен: по закону показания все равно будут являться доказательством по уголовному делу.

А вот если допрос, проведенный с адвокатом, признать недопустимым, то это будет иметь совсем другие юридические последствия для разрешения дела в суде.

Какие возможности предоставляет закон для признания недопустимым допроса, проведенного с участием адвоката? — рассмотрим вопрос детально с рецептом на решение проблемы.

Если адвокат не сможет участвовать на прцессе Признательные показания подозреваемый, как правило, дает в первые сутки после своего задержания. Следствие максимально форсирует доказательственную базу, пока задержанный не оправился от шока происходящего. Если допрос проведен с участием адвоката, то следствие на 100% уверено в прочности такого следственного действия, иными словами признать недопустимыми, например, допрос, или очную ставку, или проверку показаний на месте, будет невозможно.

В данной статье мы расшатаем столб незыблемости следственных действий, проведенных с участием адвоката в первые 24 часа после задержания.

Сразу оговоримся, что допрос, проведенный с адвокатом по соглашению признать недопустимым в принципе невозможно, если только действия адвоката явно не противоречат интересам подзащитного. Но это нонсенс, когда за Ваши деньги и против Вас играют.

  • Рассмотрим ситуацию, когда следователь назначил «карманного» адвоката, а точнее защитника по назначению (государственного бесплатного адвоката), — это шанс, чтобы попытаться признать признательные показания, данные в присутствии такого адвоката недопустимыми из-за нарушения права на защиту.
  • Статья 50 УПК РФ устанавливает два срока, с которыми связывается право дознавателя, следователя или суда принять меры по назначению государственного защитника: — 5 суток в случае неявки защитника по соглашению, отсчет которых начинается со дня заявления ходатайства о его приглашении и отказа подозреваемого, обвиняемого от приглашения другого защитника, либо невозможности явки участвующего в деле защитника, если подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении.
  • — 24 часа с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, если явка защитника, приглашенного им, невозможна.

Итак, признательные показания даются в первые часы после задержания в присутствии государственного защитника.

Что делать, если отказ от данных показаний не имеет никаких юридических последствий, а необходимо, чтобы нежелательные для защиты показания не имели доказательственного значения по уголовному делу? — Логично будет проанализировать, когда и каким образом адвокат по назначению принял на себя защиту Ваших интересов и как он осуществлял свои обязанности.

Если следователь, а также и «карманный» адвокат не разъяснили Вам такое существенное право как законную возможность (право) уведомить родственников о Вашем задержании в течении 12 часов (ч.1 ст.

96 УПК) и принять меры к приглашению защитника по соглашению (ч. 1 ст. 50 УПК РФ), то Ваше право на защиту было явно нарушено.

В данной ситуации есть возможность признать допрос, проведенный с адвокатом по назначению, недопустимым.

Но есть, конечно, нюансы. Например, по документам, подписанным подзащитным в первые 24 часа, все права ему разъяснялись.

В любом случае признание недопустимым допроса или иного следственного действия, проведенного с участием адвоката, требует детального изучения материалов уголовного дела, а также хорошей памяти от подозреваемого для восстановления хронологии событий, произошедших в первые 24 часа после задержания.

С одной стороны, уязвимость положения задержанного в первые часы следствия усиливается крайней сложностью реализовать своё право на защиту адвокатом по своему выбору.

Ведь для приглашения адвоката и заключения с ним соглашения дается срок менее суток, и это с учетом того, что право на звонок не всегда реализуется на практике. Кроме того, в силу ч.4 ст.

96 УПК при необходимости сохранения в интересах следствия в тайне факта задержания уведомление родственников с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Да еще в протоколе задержания есть фраза, что родственников уведомили, а Вы его подписали не глядя, и в замечаниях не отметили, что возможности пригласить адвоката Вам не предоставили и позвонить Вы никому не смогли.

С другой стороны, сам подозреваемый часто не знает, кто сможет пригласить ему адвоката – заключать соглашение на защиту в соответствии с частью 1 статьи 50 УПК может любое лицо, и кто именно будет его приглашенным адвокатом. В аналогичном положении оказывается и заключенный под стражу подозреваемый, обвиняемый, не имеющие защитника по соглашению.

  1. 24-часовой срок явки приглашенного защитника с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, является особым — как в силу своей сжатости, так и более жестких правил назначения защитника, без предложения пригласить другого защитника взамен неявившегося.
  2. Таким образом, ситуация, в которой оказывается подозреваемый в первые часы после задержания, полностью исключает злоупотребление правом с его стороны.
  3. Привлечение к участию в деле защитника по назначению ранее установленных УПК РФ 24 часов, по заключению Адвокатской палаты Москвы, будет означать ликвидацию права подозреваемого, обвиняемого на приглашение адвоката.

Как разъясняет Совет Адвокатской палаты Москвы адвокат, назначенный защитником задержанного подозреваемого, прибыв к дознавателю, следователю, обязан не вступать в дело, то есть не принимать участия в каких-либо процессуальных действиях до истечения 24-часового срока для явки приглашенного защитника. Невыполнение данных требований будет расцениваться как нарушение подп. 1 п. 1 ст. 7 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, устанавливающих обязанность адвоката квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права доверителя, следить за соблюдением по отношению к нему закона и в случае нарушений ходатайствовать об их устранении. С полным текстом разъяснения Совета АП «О соблюдении требований части 3 и части 4 статьи 50 УПК РФ при осуществлении защиты по назначению» можно ознакомиться здесь.

Рассогласованность между ч. 4 ст. 50 и ч. 2 ст.

46 УПК РФ, устанавливающей, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического задержания, разрешается в пользу соблюдения прав лица, задержанного или заключенного под стражу, что подтверждается доктринальным толкованием: «Право на защиту – большая ценность, чем соблюдение процессуального срока, тем более, что последний установлен, главным образом, с целью обеспечения права на защиту» (А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ).

Защитник (адвокат) в уголовном процессе

Если адвокат не сможет участвовать на прцессе Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Защитник участвует в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

4) с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления; 5) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; 6) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении. Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда. Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника.

Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных статьей 51 УК РФ:

  • подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним; 
  • подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту; 
  • подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу; 
  • лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; 
  • уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; 
  • обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке). 

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника; 2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним; 3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту; 4) судебное разбирательство о тяжких и особо тяжких преступлениях проводится в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу; 5) подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу; 6) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; 7) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; 8) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. В случаях, когда подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника и защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель, следователь или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве. Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде. Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия. Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда. Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу. Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены.

Полномочия защитника

С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе: 1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания (наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности); 2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи (путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии). 3) привлекать специалистов обладающих специальными знаниями; 4) присутствовать при предъявлении обвинения; 5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника; 6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому; 7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; 8) заявлять ходатайства и отводы; 9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; 10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; 11) использовать иные не запрещенные Уголовным кодексом средства и способы защиты. Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии с УК РФ.

Удавка для адвокатуры

На прошлой неделе президент подписал поправки в Закон об адвокатуре. Самая скандальная из них вводит для лишенных статуса адвокатов запрет на представительство в суде во всех видах судопроизводства. Депутаты не дали адвокатам времени на обсуждение новеллы, поэтому они вынуждены осмыслять ее постфактум.

Адвокат Михаил Беньяш считает поправку «удавкой», которую государство накинуло на всех принципиальных защитников. По его мнению, теперь адвокаты будут задумываться о риске потерять профессию каждый раз, когда от них потребуется проявить «процессуальную активность» в интересах доверителей.

А те, кто не примет новые правила игры, будут изгнаны из судебного процесса – причем во внесудебной процедуре и навсегда.

  • П ро «поправку Крашенинникова», которая запрещает лишенным статуса адвокатам представительство в суде, написано уже много. Звучит она следующим образом:
  • «Лицо, статус адвоката которого прекращен по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 пункта 1 и подпунктами 1, 2 и 21 пункта 2 настоящей статьи, не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя».
  • То есть новелла предусматривает четыре критерия для «запрета на профессию»: ненадлежащее исполнение обязанностей, разглашение конфиденциальной информации, нарушение норм кодекса этики адвоката и совершение умышленного преступления.
  • Федеральная палата адвокатов и Министерство юстиции толкуют эту норму расширительно, утверждая, что адвокат сможет вернуть себе право быть судебным представителем, восстановив адвокатский статус. Но если читать эту норму буквально, то очевидно, что она:
  • – бессрочная;
  • – не предусматривает снятия запрета на представительство даже в случае повторного получения адвокатского статуса.
  • Приведет такое правило к появлению целого класса адвокатов с усеченными правами, которые статус имеют (получить его повторно «поправка Крашенинникова» не препятствует), в СИЗО зайдут, в следственных действиях участие примут, а вот в суде защищать доверителя не смогут.

Это очень тревожно в условиях, когда суды «выдавливают» из процессов принципиальных адвокатов, мотивируя свое решение «злоупотреблением правом» и «скандализацией процесса» с их стороны. Именно так видят суды добросовестную работу защитников.

Я пытался оценить поправку взвешенно и написать сугубо юридический комментарий. Но есть нюанс, который добавил в процесс подготовки текста эмоций.

За прошедшие полтора года адвокатской практики меня дважды удаляли из процессов; дважды избивали полицейские; дважды привлекали к административной ответственности; трижды проводили ОРМ, один раз (неудачно) пытались взломать мой аккаунт в telegram и один раз (успешно) взломали аккаунт в WhatsApp моей супруги; в отношении меня возбудили два уголовных дела; 14 суток я отсидел под административным арестом и затем месяц под стражей. Мне и моей семье угрожали. Моему сыну нет и полутора лет, но он уже успел столкнуться с угрозами.

И все это лишь потому, что я защищал людей, которых, по мнению властей, защищать не стоит. Как многие адвокаты, которых обвиняемые выбирают сами, я оказался «слишком принципиальным».

Если бы закон вступал в действие в следующем году, то практику его применения отрабатывали бы как раз на мне. Поэтому и рассуждения мои о поправке настолько умеренные, насколько умеренности осталось во мне самом.

Предательство и безволие

Тезис «высоких» представителей адвокатуры о том, что запрет на судебное представительство поможет очищению корпорации, не выдерживает критики.

В настоящий момент не существует никакого официального обоснования этой нормы, поскольку при поступлении законопроекта в Госдуму этого положения в нем не было. «Запрет на профессию» ввели волей депутата Павла Крашенинникова ко второму чтению без каких-либо мотивировок, консультаций и публичных обсуждений с адвокатами.

Мнением корпорации не поинтересовались. Сам факт такого одностороннего волеизъявления унизителен: нам еще раз напомнили, что адвокатура – не субъект переговорного процесса.

ФПА и Минюст говорят, что они этой нормой якобы недовольны – ее появление, по словам Юрия Пилипенко и Дениса Новака, оказалось неожиданностью. На Общероссийском гражданском форуме я задал обоим прямой вопрос: считают ли они эту поправку конституционной? И что с ней намерены делать представляемые ими структуры? Ответы прозвучали уклончивые.

«АДВОКАТСКАЯ УЛИЦА» ИЗУЧИЛА НОРМУ О «ЗАПРЕТЕ НА ПРОФЕССИЮ»

Замминистра юстиции лишь отметил, что поправка «преждевременна» и мешает усилиям ведомства «сделать привлекательной адвокатуру».

Позиция президента ФПА сводится к тому, что для тревожных настроений нет оснований и вообще – еще непонятно, как эту норму будут исполнять. Честно говоря, мне было удивительно слышать подобные слова. Каждый практикующий юрист знает, что неопределенность правовой нормы в конечном итоге выливается в ее произвольное правоприменение.

Нельзя соглашаться с существованием абсурдной и опасной нормы закона только на том основании, что «неясно, как ее исполнять». Неясно это только тем, кто не ходит в процессы – потому и не видит оснований для тревоги. А я вижу. Потому что судье условного Усть-Лабинского районного суда все будет ясно и понятно.

И он будет применять этот новый и очень удобный для него запрет в меру своего понимания.

Эти ответы показывают – ни ФПА, ни Минюст не собираются предпринимать ровным счетом ничего.

ФПА оставляет «уличных» адвокатов один на один с новой правовой реальностью и фактически отказывает нам в защите. И я расцениваю это как предательство десятков тысяч адвокатов «чиновниками от адвокатуры».

Подозреваю, что смирение с «запретом на профессию» было вызвано желанием президентов адвокатских палат (и ФПА в том числе) легализовать право избираться на третий срок и более.

Государство наделило их возможностью бесконечного избрания, но одновременно с этим втихаря накинуло удавку на всю адвокатуру.

А ФПА, вместо того чтобы запротестовать, защитить адвокатов, лишь сказала спасибо и поправила узел на шее – Юрий Пилипенко на заседании Совета Федерации попросил сенаторов одобрить законопроект…

Я не помню другого такого случая, когда законотворческая инициатива, поддерживаемая Федеральной палатой адвокатов, оборачивалась таким громким провалом. ФПА ошиблась, да. Ошибиться может каждый. Но ФПА не хочет признать ошибку и начать ее исправлять. Это безволие несовместимо с принципами, на которых строится наша профессия. Нас предали те, кому мы доверили представлять и защищать нас.

Ненависть и свобода

Те из нас, кто работает добросовестно, всегда сталкиваются с ненавистью со стороны судей и правоохранителей. И я считаю, что это нормально. Наша работа по «выравниванию правовой реальности» не может нравиться тем, кто ее искажает, и тем, кто нашел в этих искажениях способ кормления и обогащения.

Последние полтора-два года по стране с юга расползается настоящая эпидемия удалений адвокатов из процесса. Все эти случаи шаблонны – сначала судья по надуманным причинам объявляет адвокату два-три замечания, а затем удаляет. Причем требования такого судьи к соблюдению «регламента» абсурдны и лишают процесс состязательности.

Так, например, в Лазаревском суде города Сочи судья Никлай Трухан объявил адвокату Александру Попкову замечания за то, что тот заявлял возражения на действия председательствующего «без ходатайства о разрешении заявить подобные возражения». Звучит смешно, но именно из-за таких замечаний адвокат в конце концов был удален.

Я заявил возражения на удаление коллеги из процесса и вылетел следом.

Но системе, видимо, надоело удалять принципиальных адвокатов из каждого процесса, поэтому с 1 марта 2021 года заработает системный подход. Возбужденные в результате частных постановлений судов и представлений Минюста дисциплинарные производства будут грозить изгнанием из процесса навсегда – причем во внесудебном порядке.

Процесс – это наша работа. Мы пытаемся обеспечить в суде хоть какую-то состязательность – принцип правосудия, практически не соблюдающийся в нашей стране. Но сейчас под страхом потерять профессию у адвокатов отнимают смелость бороться.

Я, как и многие мои коллеги, не верю в независимость советов палат. Считаю, что репрессивный запрет на судебное представительство будет применяться исключительно для того, чтобы сводить счеты с адвокатами, неугодными суду и следствию.

И конечно, неудобными «адвокатскому руководству», которое в последнее время демонстрирует пугающую нетерпимость к инакомыслию.

Выхолощенная таким образом адвокатура не сможет отстаивать человека в борьбе с государственной машиной – из гордых «вольных стрелков» мы превратимся в запуганных жалких клерков.

«Стоит потихонечку ориентировать адвокатское сообщество, что свобода в этой жизни – не самое главное», – говорит нам президент ФПА. Но я уверен, что для адвоката нет ничего важнее свободы. Адвокатура, лишенная свободы и независимости, – это очередная госкорпорация, обслуживающая интересы государства, а не человека.

Право на профессиональную помощь vs свободы выбора

Я знаю, что апологеты «запрета на профессию» апеллируют к части первой статьи 48 Конституции, которая гласит, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Но я не могу понять, почему они трактуют эту норму как обязанность государства обеспечить качество любой юридической помощи.

Я убежден, что статья 48 Конституции обязывает государство обеспечивать качество лишь той юридической помощи, которую предоставляет само государство (и оно с этой задачей не справляется).

Очевидно, что расширительная трактовка статьи приводит к вмешательству государства в свободу договора и автономию воли гражданина – в степени, значительно превышающей необходимость защиты граждан от «юристов-мошенников». А это очевидное нарушение ч. 3 ст. 55 Конституции, устанавливающей возможность ограничения прав человека лишь в степени, необходимой для защиты прав иных лиц.

Но именно это и произошло – государство позволило себе лишить граждан возможности обратиться к выбранному ими судебному представителю, если ранее тот был слишком добросовестен в защите интересов доверителя.

Неадекватная жестокость запрета

Уголовное законодательство знает такое наказание, как запрет заниматься определенным видом деятельности (ст. 47 УК). В качестве основного наказания он назначается на срок не более пяти лет. И назначается судом.

Я могу понять, когда пять лет отрешения от профессии назначают за общественно опасный поступок, связанный с профессиональной деятельностью. Например, когда из-за врачебной халатности погиб человек. Но когда от профессии могут отлучить – без суда и навсегда – только за критику, внешний вид и долг по взносам в три тысячи рублей, то это абсурд и произвол.

Многие юристы без статуса называют нас «рабами», смеются над кодексом адвокатской этики и перлами президентов палат. Но когда введут адвокатскую монополию, «рабами» станут все. Поэтому мириться с тем фактом, что государство и оторванное от практики адвокатское «руководство» будут диктовать, как работать, что говорить и как одеваться, придется уже всем.

Я давно уже не жду адекватности от инициатив сенатора Андрея Клишиса, депутата Павла Крашенинникова и российского парламента в целом. Но я не могу смириться с равнодушием адвокатов и судебных юристов без статуса. Опасность нависла не только над нашей корпорацией, но и над всеми нашими подзащитными, которые в самый критический момент могут остаться без адвоката.

«Адвокатская улица» напоминает, что мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Адвокат по назначению: для чего он нужен?

Подавляющее большинство граждан, пребывающих в статусе подозреваемых или обвиняемых, не обладают достаточными знаниями и опытом по защите собственных прав и интересов. Во избежание перекоса в сторону обвинения, а также во исполнение ст.

48 Конституции РФ о праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи, законодатель предусмотрел возможность предоставления адвокатов по назначению в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве.

Наиболее часто адвокаты привлекаются для оказания услуг по назначению именно по уголовным делам

Содержательная сторона института «адвокат по назначению» заключается в том, что адвокат избирается и привлекается не самим лицом (подозреваемым, обвиняемым или подсудимым) или его знакомыми, а назначается государством в лице органа, который расследует или рассматривает уголовное дело.

Адвокат по назначению обеспечивается государством в двух случаях:

  1. Подозреваемый (обвиняемый или подсудимый) хочет воспользоваться услугами защитника, но не может в виду отсутствия материальных средств для оплаты услуг адвоката или по иным причинам;
  2. Подозреваемый (обвиняемый или подсудимый) отказывается от услуг адвоката, но в связи с уязвимым положением лица государство не может оставить его без защиты (лицо является несовершеннолетним, лицо в силу психических или физических проблем не способно самостоятельно отстаивать свои права, лицо не владеет русским языком, лицу грозит наказание более 15 лет лишения свободы, пожизненное лишение свободы или смертная казнь, при рассмотрении дела судом присяжных или в при особом порядке судебного разбирательства и др.)

Если гражданин заключил договор со сторонним адвокатом, государственный защитник не привлекается.

Однако если такое соглашение есть, но избранный адвокат в течение 5 суток не является на следственные действия или в орган правосудия, а гражданин не выказывает желания найти нового защитника, то приглашается государственный адвокат. В случае задержания или помещения под стражу этот срок составляет 24 часа.

Как видим, адвокат по назначению предоставляется только в рамках уже возбужденного уголовного дела. Если речь идет о доследственной проверке, то гражданин, по мнению государства, должен справляться собственными силами.

Например, помощь при проверках ОБЭП (ОЭБиПК) оказывается только избранными самим доверителем, а не государственными адвокатами.

Между тем, вовремя оказанная при проверках правовая помощь очень важна, поскольку от нее во многом зависит, будет ли «продолжение» в виде уголовного дела.

Порядок приглашения адвокатов по назначению в качестве защитников в уголовном судопроизводстве утвержден Решением Совета ФПА РФ от 05.10.2017 года. Согласно этому акту, основанием предоставления защитника является соответствующее процессуальное решение следователя, дознавателя или судьи.

После получения запроса Адвокатская палата предоставляет адвоката согласно графику дежурств. На практике все может происходить проще: следователь приглашает знакомого адвоката для участия в деле, минуя Адвокатскую палату.

Именно для исключения подобных случаев привлечения следователями (дознавателем) «карманных адвокатов», были внесены изменения в ст.

50 УПК РФ, согласно которым следователь, дознаватель или суд вправе привлечь для участия в деле не любого адвоката по назначению, а только в порядке, утверждённом палатой адвокатов.

Так, в целях реализации данного положения в нескольких субъектах Российской Федерации, в частности в Москве произошёл переход на автоматизированную систему подбора адвокатов по назначению, при которой следователь отправляет заявку об обеспечении адвоката через специально созданный интернет-ресурс и никак не может повлиять на приглашение конкретного, знакомого ему адвоката.

Уголовный адвокат работает бесплатно?

Вопреки распространенному мнению, адвокат по назначению бесплатно не работает. Исходя из ч.5 ст.51 УПК РФ, услуги защитники оплачиваются за счет государства (с этим обстоятельством связано ещё одно бытующее в народе определение адвокатов по назначению как «государственных адвокатов»).

Однако если был вынесен обвинительный приговор (или дело завершено по не реабилитирующим причинам) осужденный должен возместить за свой счет расходы на адвоката.

На практике, суда зачастую при вынесении обвинительного приговора забывают решить вопрос о возмещении судебных расходов по оплате услуг адвоката по назначению за счёт осуждённого, поэтому адвокат фактически оказывается бесплатным для конкретного лица, однако уповать на то, что Вам повезёт и попадётся забывчивый судья, точно не стоит.

Важно!

Последние новости относительно оплаты адвоката по назначению для подозреваемых и обвиняемых не слишком радостные. Поправки Минюста предполагают, что для получения условного приговора, а также для освобождения по УДО гражданин должен в полном объеме оплатить услуги своего защитника по назначению. Если поправки будут приняты, число условных приговоров может резко сократиться.

Конкретные ставки утверждены Постановлением Правительства РФ от 01.12.2012 № 1240.

  • 550-1200 рублей за 1 рабочий день;
  • 825-1800 рублей за помощь в ночное время;
  • 1100-2400 рублей за помощь в выходные, праздники.

Конкретный размер вознаграждения зависит от обстоятельств, сложности дела.

В скором времени гонорар адвокатов по назначению повысят. Постановление Правительства РФ от 2 октября 2018 года № 1169 предусматривает поэтапное увеличение ставок. Так, с 2019 года день работы адвоката будет стоить 900-1500 рублей, с 2020 года – 1250-1900 рублей, а с 2021года – 1500-2150 рублей.

Адвокат по назначению или по приглашению?

За адвоката по назначению подозреваемый, обвиняемый или осужденный не должен платить «здесь и сейчас». В этом состоит единственный плюс обращения к государственным защитникам. А минусов гораздо больше.

  1. Условно бесплатный адвокат по уголовным делам зачастую слабо заинтересован в исходе дела. Его гонорар, как видим, относительно небольшой и в разы меньше сумм гонораров адвокатов по соглашению. Поэтому многие защитники предпочитают «отбывать время», а не оказывать реальную помощь.
  2. Нередко адвокаты по назначению негласно сотрудничают со следствием. Недавний пример – государственный защитник Руслана Подгорного, находящегося в СИЗО. Адвокат не желал сотрудничать с выбранными защитниками Подгорного, не проверял процессуальные документы и участвовал в процессуальных действиях лишь формально. Адвокатская палата Москвы рассмотрит дисциплинарное дело в отношении защитника по назначению, а также решит вопрос о лишении его адвокатского статуса.
  3. Далеко не все адвокаты по назначению способны оказывать качественные услуги по всем статьям. Например, помощь по экономические преступлениям требует от защитника не только безупречного знания законодательства, но и умения ориентироваться в бухгалтерском и налоговом учете, понимания того, как работает ФНС. За невысокий гонорар не стоит ждать глубокого погружения в тему. В таких случаях лучше найти адвоката с узкой специализацией.
  4. Немалая часть адвокатов по назначению – невостребованные по тем или иным причинам специалисты, услуги которых не пользуются спросом, например, молодые адвокаты, не имеющие опыта и квалификации в сфере уголовного судопроизводства. Квалифицированные адвокаты предпочитают участвовать в системе оказания адвокатских услуг по назначению материально, то есть оплачивают дополнительный взнос в палату, чтобы их не привлекали для оказания подобных услуг.

Отсюда следует, что если гражданин желает получить реальную, а не формальную помощь по уголовному делу, ему следует заручиться поддержкой стороннего уголовного адвоката.

Заключенный контракт более полно защитит права доверителя, станет дополнительной гарантией того, что адвокат добросовестно и качественно выполнит все возложенные на него обязанности, ответственно отнесется к поставленной задаче.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.