Вопрос о долге: имеется 2 стороны. 1-я заимодавец, 2-я двое заемщиков по одному договору займа

Любой адвокат, работающий в сфере семейного права, мечтает о клиентах — владельцах заводов, газет, пароходов.

Чтобы в случае развода и раздела, поделить, соответственно эти заводы, газеты и пароходы и самому в накладе не остаться.

Но гораздо чаще обращаются клиенты с просьбой помочь поделить квартиру в ипотеке, машину в кредите, ну и пару потребительских кредитов — на свадьбу и ремонт. Раздел долгов супругов — сложнее, чем кажется. Попробуем разобраться:

Вопрос о долге: имеется 2 стороны. 1-я заимодавец, 2-я двое заемщиков по одному договору займа

Основной нормой закона, регулирующей «раздел» долговых обязательств супругов, является пункт 3 Статьи 39 Семейного кодекса РФ, который устанавливает, что общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Какие долги супругов являются общими:

Первое, на что необходимо обратить внимание — это то, что раздел долгов супругов подразумевает распределение не всех долгов, возникших во время брака, а только общих.

В течение довольно продолжительного периода, с момента введения в действие Семейного кодекса РФ 1995 года, судебная практика шла по пути, что все долги, «нажитые» супругами во время брака, являются общими. Данная позиция следовала из ст.34 СК РФ, в соответствии с которой, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

И исходя из этого суд предполагал, что дескать, и долги, приобретенные во время брака являются общими. Это привело к тому, что зачастую стороны представляли в заседании всевозможные долговые расписки, выданные друзьям, знакомым, родственникам, о том, что они, дескать, брали в долг большие суммы денег.

За счет этого пытались увеличить долю причитающегося имущества, мотивируя так: «ты мне отдай квартиру, а я на себя долги возьму. А то  век не расплатишься». И порой такое недобросовестное поведение оказывалось эффективным. Особо предприимчивые граждане, заранее предвидя в обозримом будущем раздел, делали фиктивные договоры займа, заверяя их у нотариуса.

Точку в данном вопросе поставил Верховный Суд в Обзоре судебного практике № 1 за 2016 год, констатировав, что «в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п.2 ст.

45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга»
Говоря проще, тот супруг, который представляет в суд долговой документ и просит суд о распределении долга, должен представить доказательства, что денежные средства потрачены в интересах семьи. И в случае предоставления фиктивных расписок, сделать это удается крайне редко.

Для иллюстрации своих слов, приведу выдержку из определения суда апелляционной инстанции,рассмотревшим жалобу на решение суда, предметом которого выступал раздел долгов супругов:

«Судебная коллегия не может согласить с выводом суда первой инстанции, что обязательство И. по вышеуказанного кредитному договору полном объеме является общим долгом бывших супругов И.

Из объяснений сторон установлено, что из кредитной денежной суммы (356000,0 рублей) 230000,0 рублей было затрачено на приобретение спорного автомобиля. Доказательств того, что 126000,0 рублей из кредитных денежных средств было потрачено на нужды семьи, материалы дела не содержат.

Допустимых доказательств того обстоятельства, что денежная сумма в размере 126000,0 рублей из кредитных денежных средств была потрачено на нужды семьи материалы дела не содержат и истцом суду апелляционной инстанции не представлено.

Получение кредитных денежных средств в период брака, бесспорно не свидетельствует о том, что денежные средства были потрачены на нужды и в интересах семьи в полном объеме».

Представление доказательств, на что потрачены полученные в долг денежные средства является обязательным при распределении долгов супругов

Распределение общих долгов зависит от раздела имущества:

Следующий важный момент, на который необходимо обратить внимание, заключается в том, что раздел долгов супругов ставится в зависимость от другого судебного (или внесудебного) решения, связанного с разделом имущества.

Вс разъяснил, чем доказать заем — новости право.ру

В августе 2013 года Андрей Белов* одолжил Алексею Васильеву* 32 млн руб. Заемщик обязался вернуть всю сумму не позднее 1 августа 2016-го.

Стороны подписали письменный договор, составили график возврата средств, Васильев выдал расписку о получении денег. Долг кредитору заемщик так и не вернул. Тогда Белов решил добиться возврата средств в судебном порядке.

Он потребовал взыскать с Васильева 94,3 млн руб., включая основной долг и пени.

Но три инстанции истцу отказали. Если деньги в долг дает гражданин, то договор займа считается заключенным с момента передачи средств, сослалась первая инстанция на абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК («Договор займа»). Чтобы понять, был ли договор, нужно установить, передал ли заимодавец деньги.

Сделать он это мог, только если обладал необходимой суммой, подчеркнул Промышленный районный суд Самары и потребовал от Белова доказать наличие у него 32 млн руб. на момент заключения договора.

Поскольку заявитель так не сделал, первая инстанция признала заключение договора недоказанным и отказалась взыскивать по нему долг.

При этом суд указал, что копии договора и расписки не могут подтверждать фактическую передачу денег, поскольку не подтверждено само наличие средств у заимодавца. Самарский областной суд и Шестой кассационный СОЮ выводы райсуда поддержали (дело № 88-11833/2020).

Белов не согласился с актами трех инстанций и подал жалобу в Верховный суд. Он настаивал, что закон не обязывает заимодавца доказывать наличие у него денег, а нижестоящим судам следовало оценить представленную расписку, которую собственноручно подписал Васильев.

«Заимодавец не обязан»: позиция ВС

На заседание в ВС, которое состоялось 1 декабря, пришел только представитель Белова – адвокат Иван Овчинников. От ответчика на процесс никто не явился. Поскольку сам Васильев был надлежащим образом извещен о предстоящем разбирательстве, тройка судей под председательством Сергея Асташова решила рассмотреть дело в его отсутствие.

Овчинников обратил внимание судей, что его доверитель, хотя не обязан был, но все же отчасти доказал свою обеспеченность на момент подписания договора. Белов предоставил суду расписку о возврате денег от предыдущего заемщика, декларации, договор купли-продажи участка. Все эти документы подтверждают, что у заимодавца была крупная сумма денег, пояснил адвокат. 

– По вашему мнению, почему у судов возник вопрос о наличии такой суммы у Белова? – спросила у представителя судья-докладчик Елена Гетман.

– Возможно, суд предполагал, что имеют место какие-то незаконные манипуляции, но здесь их нет. Моего доверителя обманули. Он сейчас остался без денег и не может найти тех людей, которые ему задолжали, – ответил Овчинников.

Практика ВС напомнил о значении расписки в договоре займа

Он пояснил, что 32 млн руб. предназначались на развитие бизнеса по рекультивации земель в Казахстане. По словам адвоката, Белову обещали, что он станет участником организации «Каспий Инжиниринг» [прим. ред. – компания специализируется на проектировании] и еще одной фирмы, но этого не случилось.

Задав еще несколько вопросов представителю, тройка ненадолго удалилась в совещательную комнату. По возвращении судья-докладчик огласила решение: отменить акты апелляции и первой кассации, отправить дело на пересмотр в Самарский облсуд.

Спустя несколько недель гражданская коллегия опубликовала мотивированное решение по делу. Судьи сослались на Обзор судебной практики ВС № 3 (2015). В подобных спорах заимодавец должен доказать факт передачи денег и то, что между сторонами возникли заемные отношения, а заемщик – факт возврата долга либо безденежность займа (вопрос № 10 обзора). 

В подтверждение передачи денег Белов предоставил расписку, которую собственноручно написал Васильев. Это надлежащее доказательство передачи средств, которое прямо упомянуто в п. 2 ст. 808 ГК («Форма договора займа»), подчеркнул ВС. Доказывать наличие у него необходимой суммы на момент заключения договора заимодавец не обязан, отметила тройка судей (дело № 46-КГ20-21-К6). 

Неоднозначная практика: мнение экспертов

Верховный суд не первый раз высказывается о значении финансовой состоятельности заимодавца при рассмотрении споров о взыскании долга. В своем определении по делу № 41-КГ17-39 он указал, что источник возникновения денег у кредитора по общему правилу не имеет значения для разрешения спора. Это вытекает из презумпции добросовестности, пояснил тогда ВС. 

Подобный вывод можно найти во многих актах нижестоящих судов. Например, разрешая дело № 88-1420/2020, Второй кассационный СОЮ указал, что отсутствие необходимой суммы у заимодавца на момент заключения договора не является юридически значимым обстоятельством и не входит в предмет оценки суда.

Впрочем, практика по этому вопросу все же не столь единообразна. Порой, особенно в случаях с крупными суммами, суды запрашивают подтверждение достатка заимодавца, несмотря на наличие договора и расписки, замечает председатель МКА Федеральный рейтинг.

группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Уголовное право 7место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 19место По выручке Профайл компании
Дмитрий Штукатуров (дела № 33-7961/2018 и № 33-33187/2018).

Подобную проверку суд может инициировать, если у него есть сомнения в реальности договора, следует из п. 8.

1 «Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям».

Читайте также:  Прошел ли срок давности по просроченному кредиту?

 Речь, по словам Штукатурова, идет о случаях, когда ответчик признает иск или истец и ответчик пытаются заключить мировое соглашение, по которому заемщик должен выплатить долг.

Часто вопрос о финансовой обеспеченности заимодавца возникает, когда проверяют обоснованность требований кредитора в деле о банкротстве. 

Валерия Ивачева, адвокат судебной практики Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Природные ресурсы/Энергетика группа Финансовое/Банковское право

В делах о несостоятельности особенно высок риск предъявления фиктивных требований, поэтому в них действует повышенный стандарт доказывания, поясняет Ивачева. На необходимость оценивать финансовое положение кредитора в банкротстве указывал ВАС в своем Постановлении от 22.06.2012 № 35 (п. 26).

  • справка с места работы;
  • справка о доходах за определенный период;
  • выписки по счетам;
  • сведения из налогового органа (например, документы, в которых задекларированы доходы);
  • договоры купли-продажи и другие сделки, по которым заимодавец получил деньги в размере займа или превышающем его;
  • расходные кассовые ордера о выдаче заимодавцу средств.

Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Уголовное право 7место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 19место По выручке Профайл компании
.

Решение ВС по делу Белова, скорее всего, закрепит подход, согласно которому источник возникновения денег у кредитора не имеет значения для разрешения споров о взыскании долга, говорит Штукатуров.

Ссылаясь на это определение, заимодавцы смогут ограничиться наличием договора займа и расписки, а повышенный стандарт доказывания будет применяться преимущественно в делах о несостоятельности.

Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Уголовное право 7место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 19место По выручке Профайл компании

* – имя и фамилия изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ
  • Гражданский процесс

Вс разбирался, можно ли обязательства по займу одного из бывших супругов признать их общим долгом

Верховный Суд в Определении по делу № 18-КГ21-56-К4 от 17 августа разобрался, возможно ли в рамках гражданско-правовых отношений привлечь бывшую жену в качестве созаемщика по долгу экс-супруга.

С 24 июня 2011 г. Сергей Фоменко и Евгения Рагулина состояли в браке. 13 ноября 2011 г. Фоменко взял в долг у родителей жены 650 тыс. руб. и предоставил расписку. Срок возврата был определен моментом востребования. 20 января 2012 г.

супруги приобрели в общую долевую собственность (по 1/2 доли каждому) жилой дом и земельный участок. Цена объектов недвижимости была определена в размере 1,1 млн руб., из которых 400 тыс. руб. были уплачены продавцу за счет личных средств покупателей, а 700 тыс.

руб. – за счет ипотеки.

26 ноября 2016 г. супруги развелись. 30 июня 2017 г. мать бывшей жены Сергея Фоменко – Валентина Рагулина – направила ему требование о возврате долга, а также процентов за пользование займом в размере почти 330 тыс. руб.

Так как Сергей Фоменко деньги не вернул, Валентина Рагулина обратилась в Павловский районный суд Краснодарского края. Она попросила взыскать всю сумму долга, проценты, определенные по состоянию на 31 января 2018 г. в размере около 350 тыс. руб.; проценты за пользование займом с февраля 2018 г.

до момента фактического исполнения обязательства; проценты за нарушение срока возврата займа, определенные по состоянию на 31 января 2018 г. в размере более 41 тыс. руб.; проценты за пользование чужими денежными средствами с 1 февраля 2018 г.

до момента фактического исполнения обязательства по возврату задолженности.

В свою очередь Сергей Фоменко обратился в суд со встречным иском к Евгении и Валентине Рагулиным, указав, что долг возник по инициативе обоих бывших супругов.

Он отметил, что деньги были расходованы на нужды семьи, что подтверждается предварительным договором купли-продажи земельного участка с домом от 14 ноября 2011 г.

Мужчина просил применить к сложившимся правоотношениям положения Семейного кодекса и признать долг общим долгом бывших супругов, произвести раздел этого долга в равных долях между ним и Евгенией Рагулиной, признать расписку о займе недействительной в части того, что заемщиком является один Сергей Фоменко, а также применить в отношении расчетов по процентам, пеням и штрафам ст. 333 ГК – с учетом его материального положения и необоснованно завышенных, по его мнению, расчетов Валентины Рагулиной.

Исковые требования Валентины Рагулиной суд удовлетворил частично. Он взыскал с Сергея Фоменко в счет возмещения основного долга по расписке 325 тыс. руб.; проценты по договору займа в размере около 175 тыс. руб.; проценты за пользование займом с 1 февраля 2018 г. до дня фактического исполнения обязательства; проценты за нарушение срока возврата займа в размере 20 тыс. руб.

и проценты за пользование чужими деньгами с 1 февраля 2018 г. до момента фактического исполнения обязательства. При этом суд признал расписку недействительной в части возложения долга исключительно на Сергея Фоменко, признав его общим долгом бывших супругов в равных долях. Заявление Фоменко о применении ст. 333 ГК суд оставил без удовлетворения.

Апелляция и кассация оставили судебный акт без изменения.

Валентина Рагулина подала кассационную жалобу в Верховный Суд. ВС, изучив материалы, обратил внимание, что суд посчитал значимым для дела обстоятельством то, на какие цели ответчиком у истца были взяты в долг деньги и на что они впоследствии были израсходованы.

Поскольку, по мнению суда, эти деньги были израсходованы на семейные нужды Сергея Фоменко и его супруги, то по логике обычных семейных отношений между родителями и детьми деньги по договору займа истец передала ответчику, действуя прежде всего в интересах своей родной дочери.

Между тем, заметил ВС, возникшие правоотношения между Валентиной Рагулиной и Сергеем Фоменко являются гражданско-правовыми и нормами семейного права не регулируются.

Из материалов дела следует, что иск Валентины Рагулиной мотивирован ссылкой на ст. 809, 810, 395 ГК. Она просила взыскать с ответчика сумму долга, процентов по ему, а также проценты за нарушение срока возврата займа ввиду исполнения Сергеем Фоменко своих гражданско-правовых обязательств ненадлежащим образом.

Верховный Суд сослался на п. 1 ст. 807, п. 2 ст. 808 и п. 1 ст.

810 ГК и отметил, что с учетом приведенных норм права юридически значимым обстоятельством являлось выяснение судом вопроса, связанного с условиями получения и возврата денег по договору займа, заключенному между заимодавцами – родителями бывшей супруги – и заемщиком – Сергеем Фоменко.

ВС указал, что из содержания подписанной Сергеем Фоменко расписки от 13 ноября 2011 г. следует, что именно он взял в долг деньги, обязавшись вернуть их по первому требованию заимодавца. Каких-либо ссылок на то, что деньги были взяты на общие нужды супругов, как и указания на то, что Евгения Рагулина приняла на себя обязательство по их возврату, в расписке не имеется.

Верховный Суд заметил, что положения п. 1 ст.

39 Семейного кодекса о том, что при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и права требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для взыскания с другого супруга в пользу заимодавца невыплаченной задолженности по такому договору, равно как и об уменьшении размера ответственности заемщика перед заимодавцем на сумму супружеского долга.

«Возникшие в период брака обязательства по заемным договорам, исполнение которых после прекращения брака лежит на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы супругу путем передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по договору», – указал ВС.

Иное, посчитал Суд, противоречило бы положениям п. 3 ст.

39 Семейного кодекса и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства перед заимодавцем, равно как повлекло бы и неблагоприятные последствия для заимодавца, рассчитывающего на исполнение обязательства по возврату полученной суммы займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (п. 1 ст. 810 ГК).

Признавая наполовину недействительной расписку, то есть, по сути, принимая решение о признании частично недействительным договора займа, суд в нарушение требований ст.

198 ГК не указал в решении правовые нормы, которым противоречит указанная сделка и на основании которых она, по мнению суда, может быть признана недействительной.

Читайте также:  Могу ли выходить из дома, если отказался подписывать согласие на амбулаторное лечение

При этом решение суда об освобождении ответчика от возврата половины суммы долга и процентов по нему фактически означает перевод части долга на другое лицо без согласия кредитора, что прямо противоречит п. 2 ст. 391 ГК, отметил ВС.

Кроме того, суд не указал в решении, недействительна ли спорная расписка с даты ее подписания (как ничтожная) или с даты ее признания таковой судом (как оспоримая).

В связи с этим доводы Валентины Рагулиной о пропуске срока исковой давности по требованию Сергея Фоменко о признании недействительным оспариваемого им договора займа, о применении которого ею было заявлено при рассмотрении дела, суды оставили без исследования и правовой оценки, хотя от выяснения этого обстоятельства зависело правильное разрешение возникшего спора, подчеркнул Верховный Суд. Он отменил решения апелляции и кассации и направил дело на новое апелляционное рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры» Елена Лебедева-Романова указала, что Сергею Фоменко, защищая свои права, не нужно было идти по пути признания гражданско-правового договора займа недействительным, тем более что оснований для такого требования не было представлено.

Для защиты своего права как супруга-заемщика он мог привлечь в качестве соответчика по первоначальному иску свою бывшую супругу, обосновав позицию соответствующими доказательствами.

Либо Сергей Фоменко должен был обратиться к своей бывшей супруге с самостоятельным иском о взыскании имущества или денежных средств в качестве компенсации по заемному договору, заключенному в период брака в интересах семьи.

Определение ВС никоим образом не противоречит императивным нормам гражданского и семейного права об исполнении принятых на себя обязательств и о возвращении заемных денежных средств (п. 1 ст.

807 ГК) и о законном режиме совместной собственности супругов (п. 1 ст. 33 СК), отметила адвокат.

«Верховный Суд указал, что при разрешении данного гражданского спора нижестоящими судами были применены не те нормы материального права, которые должны применяться», – отметила Елена Лебедева-Романова.

Адвокат АП Ленинградской области Станислав Изосимов посчитал, что ВС устранил очевидную ошибку нижестоящих судов. «Она заключалась в полном отсутствии понимания разницы между отношениями кредитор – должник, назовем их “внешние”, и отношениями между супругами касательно общего долга, назовем их “внутренние”.

Суды оказались не в состоянии понять, что супруг в гражданском обороте выступает как самостоятельный субъект права. Если он заключает договор займа и получает по нему в долг деньги, то именно он становится для кредитора обязанным лицом.

Даже если заимодавец знает, что предоставляет деньги на общие нужды супругов, то от этого супруг заемщика не становится созаемщиком, если он таковым не поименован в договоре, о чем и говорится в определении ВС РФ», – указал адвокат.

Отношения же супругов по поводу общего долга не касаются «внешнего» обязательства.

Если супруг-заемщик выплачивает кредитору общий долг, то он может его распределить в рамках раздела имущества супругов либо взыскать с бывшего супруга компенсацию в размере половины уплаченных денежных средств.

«Вывод нижестоящих судов о частичной недействительности договора займа и вовсе абсурден. Как видно из определения ВС, они не смогли привести нормы права, на основании которых договор был признан недействительным», – резюмировал Станислав Изосимов.

Адвокат адвокатской группы «СанктаЛекс» Ольга Истомина также посчитала, что Верховный Суд правомерно оценил правовую природу договора займа между двумя физическими лицами, указав, что он регулируется исключительно гражданским законодательством, не смешивая гражданские и семейные споры.

«В расписке отсутствовала ссылка на обязательства супруги и упоминание о совместной ответственности.

То обстоятельство, что деньги были взяты в долг на приобретение имущества в совместную долевую собственность супругов (что не следует из расписки), имело бы существенное значение при разделе супругами совместно нажитого имущества.

И, как справедливо указал ВС РФ, это не лишает супруга-заемщика права обратиться к экс-супруге с иском о передаче ему части имущества или компенсации части денежных средств после исполнения решения суда», – отметила Ольга Истомина.

Она добавила, что при рассмотрении споров о разделе имущества между супругами в период или после расторжения брака судами учитываются и подробно выясняются цели займов и кредитов одного из супругов и обстоятельства их использования, и только в случае установления, что заемные средства были потрачены именно на приобретение совместного имущества или на иные совместные семейные нужды, суды соразмерно делят задолженность между супругами.

Новая позиция Верховного Суда Российской Федерации упростила процесс доказывания в заемных отношениях. — «Косолапов, Гончаров, Бондаренко и партнеры»

В данной статье мы рассмотрим подходы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Для начала немного теории.

В силу статьи 807Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 810Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно статье 60Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, исходя из совокупности вышеприведенных норм, расписка или иной документ, удостоверяющий передачу займодавцем определенной суммы, например, платежное поручение, является допустимым доказательством, подтверждающим реальность договора займа.

Однако не так все просто.

Приведем пример. Кредитор обращается в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований должника. Его требования вытекают из неисполненного обязательства должника по уплате заемного обязательства.

Кредитор является физическое лицо, счетов в банке не имеет и в качестве подтверждения заключенного договора займа, приобщает к требованию договор займа, а так же расписку в получении должником денежных средств.

 

Поскольку производство по делам о несостоятельности подчиняется общим положениям Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации, на него распространяются и общие принципы, в том числе и принцип допустимости доказательств. Однако специфика банкротства, вытекающая специального законодательства, ставит под сомнение возможность свободного применения этого принципа.

Это и продемонстрировал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 года «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Так, в пункте 26 вышеуказанного Постановления суд указал, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

То есть, ВАС РФ даже при наличии письменных доказательств существования долга (расписки, квитанции к приходному кассовому ордеру) посчитал необходимым устанавливать благосостояние кредитора.

Но ведь не всегда займодавец может доказать этот факт, а порой это и просто противоречит его интересам. Парадокс.

Главное, что письменное доказательство передачи денежных средств имеется, договор займа считается заключенным с момента передачи денег, а где их взял займодавец и куда в последующем их потратил заемщик, по мнению автора статьи, правового значения не имеет!

Высказанная ВАС РФ позиция ставила в тупик практикующих юристов, но еще больше она озадачивала кредиторов, которым по непонятным для них причинам, суд, ставя под сомнение реальность займа, отказывал во включении в реестр требований кредиторов.

Примером может послужить Постановление от 28 октября 2014 г. по делу N А65-29257/2013 арбитражного суда Поволжского округа, Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А29-3229/2012 арбитражного суда Волго-Вятского округа, Постановление от 12 января 2015 г. по делу N А74-5056/2013 арбитражного суда Восточно – Сибирского округа.

А теперь приведем точку зрения Верховного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Суть спора.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании долга по договору займа. Ответчик иск не признал, сославшись на безденежность договора займа. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Отменяя решение суда и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции указал на то, что истцом не представлено доказательств наличия у него денежных средств в столь значительном размере.

Читайте также:  Жалоба на пристава: я индивидуал­ьный предприним­атель среди моих работников­ есть алиментщик­

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление апелляционной инстанции и указала, что вывод суда апелляционной инстанции о безденежности договора займа, заключенного между сторонами, основан исключительно на объяснениях самого ответчика, факт заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда также не был установлен.

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (пункты 5 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств, по общему правилу, не имеет значения для разрешения гражданско-правовых споров.

Таким образом, что можно подчерпнуть из вышесказанного? Если Вы или Ваш клиент не может объяснить происхождение своих денежных средств (избегая налогов, получил по сомнительным сделкам), то свои права в суде проще защищать, используя практику ВС РФ.

Всё, что нужно знать о договорах займа

Нередко у организаций возникает необходимость в дополнительных оборотных средствах для разных целей — закупка товара, выплата зарплаты или на другие потребности. Тут же возникает вопрос, где их взять?

Первое, что приходит на ум: взять кредит в банке. Но, как правило, выясняется, что процент за пользование кредитом высокий, да и банки не всегда готовы нам его предоставить: сначала требуют внушительный пакет документов за всю историю существования организации и заполнение разнообразных анкет, а затем, проанализировав всё это дело, нередко отвечают отказом.

В итоге получается замкнутый круг — организации нужны оборотные средства для вывода бизнеса на новый уровень, кредит этой организации банк не предоставляет, предполагая, что возникнут проблемы с его возвратом.

Один из вариантов выхода из сложившейся ситуации — взять денежный заём у субъекта, не являющегося финансовой организацией (банком) — другого юридического лица, ИП или физлица. Что, если у организации (или некоего физлица) есть деньги, которые можно было бы одолжить за процент другой организации или ИП во временное пользование? Рассмотрим такие ситуации подробнее в статье.

Формат договора

Стандартными реквизитами договора, который заключается письменно, являются:

  • стороны договора: заимодавец и заемщик, где заимодавец — это тот, кто предоставляет денежные средства в заём, а заемщик — это получатель денег;
  • сроки и условия возврата займа;

(Если в договоре не указан срок, когда сумма займа должна быть возвращена, то заём считается предоставленным «до востребования», о чем нам сообщается в ст. 809 ГК РФ.

Сумма займа может быть возвращена досрочно, полностью или частично, если иное не предусмотрено условиями договора, при этом, проценты, начисленные до даты возврата займа, в т.ч. его части, заимодавец вправе получить).

  • процент за пользование займом, сроки и порядок их уплаты;

(Если в договоре не указан размер процента, но и нет прямого указания на то, что процент не взимается, то такой договор не считается беспроцентным, проценты по нему начисляются согласно действующей ключевой ставке ЦБ РФ на последнее число месяца до даты окончания действия договора включительно и выплачиваются заимодавцу так же, ежемесячно, если иное не предусмотрено условиями договора).

  • ответственность сторон;
  • другие условия, которые стороны договора считают необходимым зафиксировать в договоре.

Договор процентного займа между двумя юрлицами или между юрлицом и ИП

Если ваша организация является заимодавцем, и вы планируете получить доход в виде процентов, не стоит забывать, что полученный доход облагается налогом на прибыль (налогом на доход).

НДС не облагается. Сумма выданного займа (тело займа) к расходам не принимается и не снижает вашу налоговую базу, а значит, и налог к уплате.

Заём считается выданным в момент фактической передачи денег.

Безналичные расчеты

При предоставлении займа путем перечисления денег с вашего расчетного счета в банке на счет заёмщика средства с вашего счета списаны, а значит, для вас эти деньги фактически переданы.

Но бывает так, что деньги списаны, а к заёмщику они поступили не в день списания с вашего расчетного счета, а позднее.

Чтобы избежать споров и недопонимания с заёмщиком, следует четко прописать этот момент в договоре: начисляются ли проценты со дня списания денежных средств с вашего расчетного счета или со дня поступления денег на расчетный счет заёмщика. По правилам хорошего тона обычно фиксируется второй вариант.

Выдача займа наличными

Она содержит в себе некоторые подводные камни:

  • нельзя выдать заём наличными из выручки, полученной от продажи товаров, оказания услуг, выполнения работ. Для целей выдачи займа деньги обязательно должны пройти через банк, т.е. наличная выручка сдается в банк, а затем снова снимается в сумме, необходимой для займа, или, если организация не ведет расчеты наличными и не имеет кассы, то деньги могут быть сняты с расчетного счета в банке по чековой книжке;
  • ограничение по сумме расчетов по одному договору между юрлицами или ИП и юрлицом — 100 000 руб. Данное ограничение распространяется не только на договоры займа, но и в целом, при любых взаимоотношениях, при которых расчеты ведутся наличными. Поэтому необходимо заранее просчитать причитающуюся сумму процентов по договору, чтобы сумма займа и процентов уложились в этот лимит. Не стоит строить иллюзий на счет заключения нескольких договоров с одним юридическим субъектом, где каждый договор будет укладываться в лимит. При проверке налоговой таких договоров скорее всего они будут признаны единой сделкой;
  • при указании в договоре целей получения займа — оплата товаров, работ, услуг — необходимо пробивать чеки. Если цели выдачи займа не указаны в договоре, то он считается нецелевым и ККТ не применяется;
  • за снятие наличных с расчетного счета в банке, а также за внесение наличных банк взимает комиссию по своим тарифам и в случае снятия такая комиссия может быть значительной. Поэтому не будет лишним поинтересоваться у банка о размерах комиссии заранее.

Если ваша компания — заёмщик

Когда ваша организация выступает в качестве заёмщика и вам предоставляется заём другим юрлицом или ИП, проценты по договору к уплате начисляются в вашем учете ежемесячно, а выплачиваются в зависимости от условий договора — ежемесячно или при возврате займа.

Сумма начисленных процентов полностью принимается в налоговом учете (что означает снижение налоговой базы в части этих процентов и, как итог, меньший налог на прибыль/налог на доход).

Сама сумма займа, поступившая в ваше распоряжение, не принимается к доходам (налоговая база не увеличивается и налог на прибыль/доход — тоже).

Что касается получения займа наличными, нюансы аналогичны рассмотренным на примере заимодавца.

Заключение договора займа между физлицом и юрлицом, физлицом и ИП

Если юрлицо или ИП выступают в качестве заимодавца и предоставляют процентный заём физлицу, то нежелательно, чтобы процент был ниже, чем 2/3 ключевой ставки ЦБ РФ или проходил по «нижней границе», т.к. ставка ЦБ РФ — величина непостоянная.

Если процент по договору ниже, чем 2/3 ключевой ставки ЦБ РФ, то у физлица возникает материальная выгода. С суммы материальной выгоды физлицо должно заплатить НДФЛ.

В случаях, когда физлицо является работником юрлица или ИП, которые выдали заём, то заимодавец, как налоговый агент, удерживает и перечисляет НДФЛ в бюджет.

Если физлицо не является работником заимодавца, то должно самостоятельно уплатить налог и отчитаться по полученной материальной выгоде, А заимодавец, как юридический субъект, — предоставить информацию ФНС о невозможности удержать НДФЛ у физлица до 1 февраля года следующего за истекшим, когда была получена мат. выгода.

При ориентировании на минимальные значения 2/3 текущей ключевой ставки ЦБ РФ, при выдаче займа необходимо ежемесячно проверять, не вышли ли проценты за лимит и не возникла ли мат.выгода у физлица на конец месяца.

НДФЛ не уплачивается, если договор займа целевой — на покупку/строительство жилья, что должно быть четко прописано в договоре.

При выдаче займа наличными также необходимо, чтобы деньги были сняты с расчетного счета в банке. Но при этом нет ограничения по сумме договора. Чек на возвращенные деньги не выбивается, если в договоре не указана цель — покупка товаров, оплата услуг/работ.

При предоставлении займа физлицом юрлицу или ИП с суммы начисленных процентов к выплате физлицо обязано уплатить НДФЛ. Если это физлицо работник юрлица или ИП, которым предоставлен заём, то работодатель, как налоговый агент, удерживает НДФЛ и перечисляет в бюджет.

Если физлицо не является работником, то отчитывается и платит налог самостоятельно, а заёмщик (юрлицо или ИП) до 1 февраля уведомляет налоговую о невозможности удержать НДФЛ. Чеки не выбивается, если в договоре не указана цель — покупка товаров, оплата услуг/работ.

В жизни бывает всякое, в том числе и ситуации, когда заём не был предоставлен по заключенному договору. Договор займа заключили, а заём предоставлять «передумали». В таком случае, если заём не будет передаваться вообще в рамках заключенного договора, то договор не вступает в силу, т.к. первое условие для начала взаимоотношений по договору займа является фактическая передача денег. А если передача денег всё же состоялась, но не с даты договора, а позднее, то проценты мы начинаем начислять с даты фактической передачи денежных средств, если иное не указано в условиях договора.

В заключении рассмотрим ситуацию, когда заимодавец (будь он юрлицом, ИП или физлицом) не планирует заработать на предоставленных средствах, а просто рад помочь ближнему, но предоставленные деньги всё-таки планирует вернуть.

Беспроцентные займы между физическим лицом и юридическим, физлицом и ИП, двумя юрлицами или между юрлицом и ИП

Чтобы заём был беспроцентный, необходимо, чтобы не только сам договор носил такое название, но и в условиях договора было четко указано, что проценты не начисляются. Если заём беспроцентный, то с него не уплачиваются налоги.

Подведем итоги:

  • Беспроцентный заём выдается на время и подлежит возврату.
  • При выдаче/получении займа наличными необходимо «провести» его через банк с соблюдением лимита в 100 000 руб., если договор заключен между двумя юрлицами или ИП и юрлицом, ограничений по наличным расчетам с физлицом — нет.

Гость! Заберите план «Антикризис» Запустили «Клерк.Премиум» в усиленном режиме и сделали доступным для всех. Круглосуточно помогаем бухгалтерам со срочными инструкциями, как работать в условиях санкций. Действует до 15 марта.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.