Врачебная ошибка: у меня умер папа и я считаю что это ошибка врача

«Невозможно забыть имя пациента, который умер», — говорит канадский кардиолог Брайан Голдман. В первые годы практики он выписал больную домой раньше срока, не посоветовавшись с главным врачом. Спустя несколько часов она снова была в стационаре — уже на ИВЛ, в коме. Брайан на ТЕD Talks откровенно рассказывает о своих врачебных ошибках и призывает коллег не молчать.

Врачебная ошибка: у меня умер папа и я считаю что это ошибка врача

Брайан Голдман. optimyz.com

…Никто в медицине не знает, какая у хорошего хирурга, терапевта или фельдшера должна быть результативность. И что мы делаем — мы посылаем каждого из них, включая меня, в мир, с наставлением быть совершенными.

Никогда, никогда не допускать ошибки. Вот такое наставление я получил в стенах медицинской школы.

Я был студентом-заучкой. В школе мой одноклассник однажды сказал, что Брайан Голдман будет изучать литературу, чтобы сдать анализ крови. Так и было. Я занимался у себя на маленьком чердаке в резиденции медсестер больницы Торонто, недалеко отсюда. Я выучил все наизусть.

На занятиях анатомии я выучил строение и происхождение каждой мышцы, каждой артерии, ответвляющейся от аорты, скрытые и явные дифференциальные диагнозы. Я даже знал дифференциальный диагноз того, как классифицировать ацидоз почечных канальцев.

И все это время я накапливал все больше и больше знаний.

Я хорошо учился и закончил с отличием, с красным дипломом. Из медицинской школы я вышел, твердо веря, что, если я все выучил — значит, я все знаю, ну, или почти все, насколько это возможно, и что это защитит меня от ошибок. Так и было какое-то время, пока я не встретил госпожу Дрюкер.

«Помните пациентку, которую вы послали домой?»

Я был практикантом в больнице Торонто, когда госпожу Дрюкер доставили в отделение скорой помощи. В то время я работал в кардиологии посменно. B мои обязанности входило консультировать персонал скорой помощи по вопросам кардиологии, осматривать пациентов и докладывать результаты осмотра главному врачу.

Я осмотрел госпожу Дрюкер, она не дышала. Я прислушался, она издавала хриплые звуки. Когда я ее послушал стетоскопом, то услышал хрипы с обеих сторон, что означало, что у нее застойная сердечная недостаточность. Это состояние, при котором отказывает сердце, и вместо того, чтобы качать кровь вперед, часть крови поступает в легкие, и легкие наполняются кровью, поэтому не хватает кислорода.

Такой диагноз было нетрудно поставить. И я взялся за ее лечение. Дал ей аспирин. Дал таблетки, чтобы облегчить нагрузку на сердце. Назначил ей мочегонное, которое выводит излишки жидкости. В течение следующих полутора–двух часов ей стало лучше. Я был очень доволен.

Вот тогда я и допустил свою первую ошибку — отправил ее домой.

На самом деле я совершил две ошибки. Я не взял телефон и не сделал то, что должен был сделать — не позвонил главному врачу и не посоветовался с ним. У него не было возможности самому осмотреть ее. Он знал ее и смог бы получить дополнительную информацию о ней.

Может, у меня была уважительная причина. Может, я не хотел быть нуждающимся в помощи практикантом. Может быть, я хотел быть успешным и способным брать на себя ответственность, раз я так поступил.

Я думал, что сам могу позаботиться о своих пациентах и нет необходимости звонить ему.

Вторая ошибка была еще хуже. Посылая ее домой, я проигнорировал свой внутренний голос, который говорил мне: «Голдман, не делай этого».

В действительности мне настолько не хватало уверенности, что я даже посоветовался с медсестрой, присматривавшей за миссис Дрюкер: «Как вы считаете, она будет в порядке, если я ее выпишу?» Медсестра подумала и уверенно ответила: «Да, думаю, она будет в порядке». Я помню, как будто это было вчера.

Я подписал бумаги о выписке, приехала скорая, и медицинские работники увезли ее домой. Я вернулся к своей работе.

Весь оставшийся день, вторую половину, меня терзало мучительное чувство сомнения. Но я продолжал свою работу. В конце дня я собрал свои вещи, покинул больницу, и на парковке, по пути к своей машине я сделал то, чего обычно не делал. Я прошел через отделение неотложной помощи по дороге домой.

И именно там другая медсестра, не та, которая присматривала за миссис Дрюкер раньше, а другая, сказала три слова, и этих трех слов боится большинство моих знакомых врачей скорой помощи. Так же как и остальные медицинские работники, но особенно работники скорой помощи, потому что мы видим пациентов мимолетно.

Эти три слова звучат так: помните? (англ. Do you remember? — Ред.). «Помните пациентку, которую вы послали домой?» — деловито спросила та медсестра. «Она снова здесь», — сказала она таким же уверенным тоном.

Память, боль и стыд

Госпожа Дрюкер снова была в больнице и при смерти.

Через час после того, как она добралась до дома, когда я ее выписал, она потеряла сознание, родственники вызвали скорую, и медицинские работники доставили ее в отделение неотложной помощи с кровяным давлением в 50, что является состоянием шока. Она была синей и едва дышала. Персонал сделал все возможное. Ей дали лекарства для повышения давления. Подключили к аппарату искусственного дыхания.

Я был глубоко потрясен. Я пережил такой кошмар, потому что после того, как ее состояние стабилизировалось, ее перевели в отделение интенсивной терапии, и я надеялся, что она поправится.

В течение следующих двух-трех дней стало очевидно, что она не придет в себя. У нее были необратимые повреждения мозга. Собрались родственники. На протяжении следующих 8-9 дней они смирились с тем, что произошло. Где-то на 9-й день ее отключили. Миссис Дрюкер — жена, мать и бабушка.

Говорят, невозможно забыть имена тех, кто умер. Для меня это был первый раз, чтобы убедиться в этом самому.

На протяжении нескольких недель я корил себя и впервые почувствовал то самое нездоровое чувство стыда, которое распространено в нашей медицинской культуре, я чувствовал себя одиноким, изолированным, в отличие от здорового чувства стыда, потому что не мог обсудить это со своими коллегами.

Здоровое чувство стыда — это когда вы открываете секрет друга, которому обещали, что никогда не проболтаетесь, и вас ловят на этом, ваш лучший друг стоит перед вами, отчитывает вас, и в конце всего этого под влиянием чувства вины вы обещаете, что никогда не повторите эту ошибку. Вы миритесь и никогда больше так не делаете. Такой стыд учит.

Нездоровый стыд, о котором я говорю, это тот, который заставляет нас страдать. Он говорит, что не то, что вы сделали — плохо, а вы сами — плохой.

Именно так я себя и чувствовал. И не из-за главного врача, он все сделал замечательно. Он поговорил с семьей, и я уверен, что он сгладил ситуацию и сделал все, чтоб на меня не подали в суд. Я продолжал терзать себя вопросами. Почему я не посоветовался с главным врачом? Почему я выписал ее? А в самые тяжелые моменты: почему я делаю такие глупые ошибки? Почему я пошел в медицину?

Медленно, но верно все прошло. В пасмурный день расступились облака и начало выходить солнце, и я подумал: может быть, я еще смогу почувствовать себя лучше. Я договорился с самим собой, что если удвою свои усилия, чтобы стать безупречным и никогда больше не допускать ошибки, то, пожалуйста, пусть утихнут голоса. И они утихли. Я вернулся к работе. А потом это повторилось.

Я дважды пропустил аппендицит

Два года спустя я работал врачом в отделении неотложной помощи в местной больнице на севере от Торонто, одним из моих пациентов был 25-летний мужчина с болью в горле. Было очень много работы, и я немного торопился. Посмотрел его горло, оно было немного розовым. Я дал ему рецепт на пенициллин и выписал его. И даже выходя через дверь, он показывал на горло.

Через два дня, когда я заступил на смену в отделение неотложной помощи, моя начальница попросила зайти к ней в кабинет для разговора. Она произнесла три слова: «Помните пациента с болью в горле?»

Оказывается, у него было не воспаление горла. У него было потенциально опасное для жизни состояние, которое называется эпиглоттит. Это инфекция не горла, а верхних дыхательных путей, которая может вызвать их закрытие.

К счастью, он не умер. Ему сделали внутривенное введение антибиотиков, и он поправился через несколько дней. Я снова испытал стыд и самообвинения, затем почувствовал облегчение и вернулся к работе. Так происходило снова, и снова, и снова.

Дважды за одну смену я не распознал аппендицит. Усилия требуются особенно тогда, когда вы работаете в больнице, где за ночную смену осматриваете 14 человек. В обоих случаях я не отправил их домой и не припоминаю никаких недочетов. Про одного я подумал, что у него камни в почках. Сделали рентген почек.

Почки были в норме, и тогда мой коллега, повторно осмотрев пациента, обнаружил уплотнение в правой нижней части и позвал хирургов. У другого была сильная диарея. Я прописал ему жидкость и попросил коллегу осмотреть его. Он так и сделал и, когда он заметил уплотнение в правой нижней части, позвал хирургов.

В обоих случаях им была сделана операция, и они пошли на поправку. Но каждый раз такие случаи грызут меня, поедают изнутри.

Я был бы счастлив, если бы мог сказать, что мои худшие ошибки я сделал в первые пять лет практики, как утверждают многие мои коллеги, но на самом деле это неправда. Некоторые оплошности я совершил за последние пять лет. Один, терзаемый чувством стыда и без поддержки.

Вот в чем проблема. Если я не могу говорить правду и обсуждать свои ошибки, если я не слышу тихий голос, который говорит мне, что произошло на самом деле, как я могу поделиться с коллегами? Как я могу их научить, чтобы они не повторили мои ошибки?

Читайте также:  Призыв в армию. отсрочка: меня вот отчисляют с вуза в конце января. в приписном стоит отрочка до 1 июля 2013г

Ошибки повсеместны, поэтому их надо признавать

Когда в последний раз вы слышали, как кто-то говорит об ошибках и провалах? Ах да, если вы идете на вечеринку, то можете услышать о другом враче, но вы не услышите, как кто-то говорит о своих собственных ошибках.

Такая у нас система. Полное отрицание ошибок. В этой системе только две позиции: те, кто делает ошибки, и те, кто их не делает. Те, кто не может справиться с недосыпанием, и те, кто может, те, у кого посредственные результаты, и те, кто успешны. И это почти как идеологическая реакция, как антитела, начинающие атаковать человека.

И мы верим, что если мы изгоним людей, которые делают ошибки, из медицины, все, что у нас останется — это безопасная система.

Но есть две проблемы. За мои примерно 20 лет медицинской журналистики и радиовещания я провел личное исследование, посвященное медицинской халатности и врачебным ошибкам, чтобы узнать все возможное.

Я понял, что ошибки повсеместны. Мы работаем в системе, где ошибки случаются каждый день, где одно из 10 лекарств в больнице либо прописывается по ошибке, либо в неправильной дозировке; где число заболеваний, полученных в больнице, растет, вызывая хаос и смерть.

В этой стране более 24 000 канадцев умирает от предотвратимых медицинских ошибок. В Соединенных Штатах Институт медицины насчитывает 100 000 ошибок. В обоих случаях это лишь приблизительные данные, потому что мы действительно не выявляем проблемы, как следовало бы.

И вот в чем дело. В больничной системе, где медицинские знания удваиваются каждые два-три года, мы не можем идти в ногу с ними.

Я не робот. Я не повторяюсь в точности каждый раз. И мои пациенты не автомобили — они не говорят о своих симптомах каждый раз одинаково. Учитывая все это, ошибки неизбежны. Так что если взять систему и, как меня учили, отсеять всех медицинских работников, допускающих ошибки, то никого не останется.

И вы знаете о людях, не желающих говорить о своих худших случаях? На моем шоу «Белые халаты, черная магия» я сделал привычкой говорить: «Это моя самая страшная ошибка». Я бы сказал всем, от парамедика до кардиохирурга: «Вот моя самая страшная ошибка, а как насчет вас?» и дал бы микрофон им.

Их зрачки расширятся, они вздрогнут, опустят взгляд, сглотнут и начнут рассказывать мне свои истории. Они хотят поделиться своими историями. Им хотелось бы сказать: «Не повторяйте мои ошибки». Все, что им нужно — это подходящая обстановка. Им нужна новая медицинская культура. Это начинается с одного врача.

Врач нового времени знает, что он человек, принимает это и не гордится своими ошибками, но стремится узнать, чему он может научить других, исходя из своего опыта.

Он делится своим опытом с другими. Поддерживает, когда другие говорят о своих ошибках. Указывает на ошибки других людей, не грубо, а в доброжелательной форме, так, чтобы каждому было полезно.

И он обладает медицинской культурой, которая признает, что люди управляют системой и время от времени делают ошибки. Таким образом система развивается, создавая механизмы, которые облегчают обнаружение ошибок, которые люди неизбежно совершают.

Меня зовут Брайан Голдман. Я — врач нового поколения. Я — человек. Я делаю ошибки. Я сожалею об этом, но всегда стараюсь вынести урок, который могу передать другим людям. Я до сих пор не знаю, что вы думаете обо мне, но я могу с этим жить.

И позвольте мне в заключение сказать два слова: я помню.

Источник

«Для начала нужно признать, что все врачи ошибаются»

Дефекты образования, ампулы одного цвета, нехватка воли: врачи рассказали Дарье Саркисян о своих фатальных ошибках и объяснили, как их количество можно снизить

«Мои первые и, пожалуй, самые яркие ошибки были еще в университете. После третьего курса я устроилась работать медсестрой. Меня взяли, даже не проверив мои навыки. Мне нужно было поставить капельницу одному пожилому раковому больному — казалось, дотронешься до него, и он рассыплется. Я ни разу не колола в вену: ни на тренажере, ни на крепком человеке.

А мне просто сказали: «Иди и делай. Все мы так начинали, и ты на практике научишься», — никого со мной не послали. После моих попыток у пациента были огромные гематомы на обеих руках, и возможности поставить капельницу просто не осталось. Меня отругали, сказали: «Что же ты такая безрукая. Уйди». И я даже не видела, что они потом делали. С тех пор я ни разу не колола в вену.

Я врач с восьмилетним стажем, и это стыдно.

Конечно, это в первую очередь проблема системы образования. Я считала: меня учат всему, что мне понадобится, и я училась хорошо. Но, как выяснилось, если у тебя нет возможности ходить по различным кружкам в университете, ты оказываешься абсолютно неподготовленным.

Старшие коллеги не поддержали меня и не помогали мне, когда я первый раз выполняла манипуляцию. Выходит, то, что случилось, это не вина кого-то одного, это комплексная ответственность. Тем не менее, трудно не винить себя: ты своими руками навредил кому-то.

В итоге, я сознательно стала работать в той области, где минимум практических вещей.

Когда я начала работать педиатром, мои ошибки стали связаны с недостатком знаний. Например, на приеме у меня был с лихорадкой неясного происхождения ребенок, не привитый от пневмококковой инфекции.

По международным стандартам он должен получить дозу антибиотика цефтриаксона, поскольку есть вероятность заражения крови бактериями. Я не назначила его, потому что не знала, строгая ли это рекомендация.

Когда ребенок с родителями уехал, я решила уточнить и увидела, что давать цефтриаксон нужно обязательно. Я им позвонила и все объяснила.

Врачебная ошибка: у меня умер папа и я считаю что это ошибка врача

Татьяна Плотникова

Я всегда признаю свои ошибки и ни разу не пожалела об этом. Мне кажется, нормально, если врач чего-то не знает: объем информации огромный, и она постоянно обновляется. Но при этом, конечно, доктор должен по максимуму защитить себя от ошибок: сверяться с рекомендациями, руководствами и т. д.

Беда только в том, что в России такая практика — это не обязанность, а инициатива врача. У нас доктор не обязан быть в курсе новых достижений медицины. То есть даже если врач год не мог диагностировать рак, потому что не назначил какой-то элементарный анализ, нет возможности доказать, что доктор не прав: нет точки опоры, стандартов.

Я была однажды на разборе летального случая в городском департаменте здравоохранения после жалобы родственников погибшего пациента. Уровень дискуссии там был потрясающий. Глава комиссии, очевидно, проработала врачом очень недолго. И она объясняла доктору, на которого подали жалобу, что он должен был сделать.

Надо ли говорить, что эти рекомендации были скорее вредными, чем полезными.

Если все врачи начнут честно рассказывать пациентам о своих ошибках, думаю, больные устроят революцию. И может, это будет не так плохо. Вот, например, я не представляю себе нормальную практику в сегодняшних условиях работы в поликлинике.

Если участковый терапевт не заметит серьезные изменения в результатах анализов, то как ему можно предъявлять претензии? У него нет времени, чтобы полноценно разобраться в каждом случае. Он может, наверное, говорить в начале каждого приема: «У нас есть 12 минут, из которых 5 я буду заполнять документы, поэтому не рассчитывайте на многое.

Я постараюсь сделать все возможное, но условия у нас не нормальные, и я буду ошибаться». Но кто решится так говорить?»

М. Г., невролог

«Много лет назад моей пациенткой была очень милая старушка лет 80. У этой женщины случались эпизоды дезориентации, которые напоминали мне преходящее нарушение мозгового кровообращения (транзиторные ишемические атаки).

Я лечил ее в соответствии с тогдашними своими представлениями о том, что нужно делать в таких случаях: давал препараты метаболического действия, пытался лечить ее небольшую гипертонию и давал аспирин, — но эпизоды повторялись. Кроме того, у этой старушки была мерцательная аритмия, о которой я знал.

Это состояние сопровождается очень высоким риском инсульта, который при правильном лечении можно предотвратить: назначив препараты, уменьшающие свертываемость крови. Я не сделал этого. Думаю, из-за пробела в образовании. Дело закончилось печально: у старушки случился инсульт, и она умерла.

У нее был муж со старческим слабоумием, который, понятно, держался только благодаря тому, что она за ним ухаживала. Что с ним стало дальше, я не знаю. Я их часто вспоминаю.

Умер отец, ошибка врачей. Как жить дальше? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Вопрос читателя:

Здравствуйте. У меня умер отец, ему 66 лет было. Умер по вине врачей было (высокое давление, приехала «скорая», лекарств нет, в больнице нас промурыжили 3.5 часа, в итоге кровоизлияние и похороны). Как жить дальше?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Мои соболезнования! Потеря родителей в любом возрасте — это всегда тяжелейшее горе, боль, страдание. Любая смерть — это сильные изменения в жизни тех, кто еще не переступил границу этого мира, это шок, потрясение, и все это моменты нужно иметь в виду, когда Вы задаетесь вопросом, как жить дальше.

В этом «как жить» есть моменты практические и внутренние.

Что касается практических, постарайтесь делать все, что от Вам сейчас требуется: организация похорон, отпевание, молитвы об усопшем отце, которые особенно важные в первые 40 дней после смерти.

Если папа был крещен, его нужно отпеть, подать о нем сорокоуст (подать в одном храме будет вполне достаточно), своими словами молиться о упокоении его души, можно дома читать литию для мирян (и на кладбище тоже можно), панихиду (она длиннее).

Если чувствуете в себе силы, хорошо читать Псалтирь по усопшему (Псалтирь можно купить в церковной лавке или найти в сети, внутри книги подробно написано, как читать, но Вам нужна именно псалтирь по усопшим. Если не поймете, спросите у священника в храме или пусть Вам покажет сотрудник храма или кто-то из верующих знакомых, кто знает).

Если отца не отпевали, отпевание можно заказать заочно, постфактум. Если папа не был крещен, его можно и нужно поминать дома, молясь о нем Господу своими словами или читая канон мученику Уару (о молитве за некрещеных можете посмотреть текст по ссылке).

Наши молитвы — это то, что действительно нужно усопшим, и все это совершенно точно поможет душе Вашего отца! И Вам тоже.

Далее нужно учиться жить без отца. Это очень сложный и болезненный внутренний процесс, который нужно пройти и переболеть.

Самое главное в первые дни, недели, месяцы и особенно год — это понимать, что внутри происходит колоссальная перестройка: отца больше нет в живых, мы не знаем, как именно душа живет вне тела, возникает очень много вопросов, ответы на которые нет.

Я бы Вам советовал, когда совсем больно, поминать отца своими словами и Господу Богу рассказывать обо всем, что с Вами происходит, что волнует, что непонятно. Только в таком живом диалоге, не закрываясь от боли и вопросов, Вы сможете переосмыслить внутри эту ситуацию и начать жить в новой жизненной конфигурации. Тут помощник — Господь и время.

Читайте также:  Образец генеральной доверенности на все полномочия от физического лица

Я бы советовал, помимо всего прочего, хорошенько последить за режимом: есть, высыпаться, продолжать заниматься делами, это опоры, которые помогают не упасть, когда умер близкий человек. Но, конечно, нужно понимать, что Вы сейчас в особом состоянии.

И дальше помните, что живым надо жить. То, что отец ушел так внезапно, — это шок, но хуже нет, чем оглядываться назад, потому что там ничего не изменишь. Я Вам сочувствую всем сердцем и советую жить в настоящем моменте и смотреть вперед, прямо вот силой не давать себе смотреть назад, передумывать, что и как было.

Я понимаю, что в Вашей ситуации много факторов, думая о которых, можно говорить себе, что вот, найдись лекарство, будь врачи побыстрее, окажи они такую-то помощь — и папа был бы жив! Но есть Господь, и Ему одному ведомо, в какой час человеку лучше всего умереть, лучше всего для его души.

Я не оправдываю никого, но я свято верю в то, что Господь выбирает самый подходящий для человека момент, и перед этим событием можно только склонить голову: значит, нужно так. Это не значит сдаться, опустить руки… Это значит, дорогая читательница, принять реальность и то, что случилось.

Это больно, это безвозвратно, но это факт, с которым нужно заново выстроить свою жизнь.

Дальше подумайте, что Вам поможет пережить горе. Кому-то лучше быть одному, молиться, думать, вспоминать. Кому-то легче вспоминать умершего с родными и близкими. Для кого-то подойдет вариант делиться своими чувствами с близкими людьми или записывать их в дневник (дневник можно оставить или уничтожить — как хотите).

Бывает, что спасают дела, бывает, нужно остановиться и плакать, пока не закончатся слезы. Я бы не советовал закрываться от жизни: если хотите, ходите гулять, в гости, куда-то еще. Это не предательство памяти отца, это Ваш долг — жить и вставать на ноги. Если будет трудно, Вы всегда можете уйти и побыть одна.

Но вообще лучше не закрываться от людей и мира.

Я думаю, может быть еще вопрос про врачей, сложный вопрос о прощении. Не нужно со всем пытаться разобраться в первое время: когда больно, сил на все просто нет, и сейчас Ваша задача — это молиться и смотреть себе под ноги, шаг за шагом.

А насчет прощения знайте, что простить — это быть готовой совершенно спокойно и искренне на Страшном суде сказать, что этих людей Вы перед Богом не обвиняете. Это сильное заявление, к нему нужно прийти, и это постепенно, с молитвой и как будут силы и вообще когда о Страшном суде будете размышлять.

Там ведь о каждом что-то можно будет сказать — и о Вас, и о папе… И очень важно понимать, что ты в душе все-таки придешь к такому миру, что не сможешь вынуть из-за пазухи и поднять камень против другого человека.

Помоги Вам Господь!

Как пережить смерть близкого человека?Как вести себя 40 дней после смерти мамы?

Представьте ситуацию, если ваш родственник умер из-за врачебной ошибки, это ошибка конкретного врача, был бы другой врач, +

Sonja Sonnenberg Мыслитель (9963) 4 года назад Tanechka…avtorov segodnja poperlo. Ili luna ne v to mesto vstala ili zvezdi ne tem bokom povernulis….No ljdi nesut oktorvennuju hren.Znachit,tak — u menja rebenka bolnogo bit ne mozet..moi roditeli nikogda ne umrut…ja toze..

umru..v 99 — molodoi i krasivoi.. i vse takoe. Chitaju i krasneju.Da.Ja stolknulas s takoi oshibkoi. Gore menja nakrilo s golovoi. Pishu..zaljus…dobivajus..cheloveka net.

Est te,kto ( ne imeja znanij i opita,bormochet o Tom,chto vrach imeet pravo na oshibku). A kak hochetsja vzjat v ruki avtomat.

ТатьянаПрофи (978) 4 года назад

Вот про автомат в точку.

ТатьянаПрофи (978) 4 года назад

Сегодня правда люди сходят с ума.))) Очевидно же, что врач это не уборщица и иной уровень ответственность, нет надо их простить и помиловать. Сами знали, что за жизнь в ответе, как будто, что-то новое открыли….

mursiк Мыслитель (6816) 4 года назад

Ну было. Испытала острейший негатив к системе медицины в России. Пыталась достучаться куда-то…

Ну конечно же бесполезно! Элементарно, в больнице скорой мед помощи было сломано необходимое диагностическое оборудование для того случая ( деньги на оборудование или не дали сверху или поделили меж собой те, у кого к ним был доступ), операцию во время не сделали. Выбрали неправильную тактику. Человек умер.

Источник: Берегите себя сразу, не ждите спасения в медицине!

Михаил Моисио Знаток (449) 4 года назад

Произошла похожая ситуация, конечно не такого маштаба проблема но все равно, продал свою старую видеокарта на авито, отправил в другой город который за 4000 км от меня и заплатил за доставку аж 1000 рублей.

В итоге на почте россии покупателю не отдают посылку потому-что пидор курьер написал его фамилию неправильно, в итоге мне надо 1000 рублей платить чтобы вернули ее и переадресовали, и опять 1000 чтобы опять до города доехало, я бы не пожалел еще 5000 рублей чтобы приехать к нему домой въ*бать ему и написать заяву на такого оленя.

мангазейка Оракул (76350) 4 года назад

Когда у человека кто-то близкий умирает, ему хочется найти кого-то виноватого. Так легче наверное. Сама была в этой роли.Представлять не хочу. Это невозможно представить

Кира Эсторская Оракул (97319) 4 года назад

Вы можете хоть треснуть, а врачи ошибаются. Болезни часто не предсказуемы, реакция отдельного организма на лечение тоже. Каждый имеет право подать в суд. Очень многие люди, не имеющие мед образования, почему-то уверенны, что виноват врач ДО и даже БЕЗ суда.))) У людей от потери едет крыша и козёл отпущения врач.

ТатьянаПрофи (978) 4 года назад

Вы бы простили? За себя говорите.

Евгешка Оракул (57334) 4 года назад

У меня двое родственников умерло из за врачебной ошибки (один не правильный диагноз). Никаких судов не было. Родне в такие моменты не до судов абсолютно и сил, что бы искать виноватых тоже нет.

Ля Ночка Искусственный Интеллект (330396) 4 года назад

У меня ровно два случая- родители. А я была бы третьим, если бы один врач тупо от меня не отказался со словами «такие не живут». Когда мама умерла, отец писал в крайздрав, но всем пох… А с отцом…

Если у меня нянечки полотенце украли, медсестра истерику закатывала, что мы ей денег не дали. Я — дура. Нужно было главному пожаловаться и этих убрать. Там были люди, которые за копейки ухаживали. Ну врачей нужно было разнести.

Я просто выкинула деньги, мне рецепты дали, лекарства по которым никому не понадобились. Не помогали какие то, а самое дорогое они ставить не стали.

mursiкМыслитель (6816) 4 года назад

Надо писать на сайт минздрава сразу. А на местах в крайздравах там все сестры-браться с гл врачами и рядовыми врачами.

Ля НочкаИскусственный Интеллект (330396) 4 года назад

Когда ко мне пришла врач из поликлиники и пучки подняла- ой, у неё же дети, а это может быть корь. Мама спросила не корь ли это? Кто она? Да в шею её гнать нужно, пусть с детьми дома и сидит! А этот отказался- » такие не живут». Нашлась же врач, что взяла, читала ночами, спасла.

Сама попала с сердечным приступом в эту же больницу! Я к ней ещё ходила проведовать… Есть ВРАЧИ, а есть те, кто хочет исключить ошибки. Ой, вспомнила. У подруги отец зав отделения был, так ручки поднял- моей СОБАКЕ укол нужно было поставить.

Это врач? Я в 15 лет сама поставила и лечила! Вылечила!

***Despero*** Искусственный Интеллект (221782) 4 года назад Если доказана вина врача, халатность, он понесёт ответственность. И сажают нашего брата, и реально, и условно, и права работы лишают, и убивают. Так что не волнуйтесь сильно, справедливость есть.

Но решать, есть вина или нет и как наказывать, будет следствие, экспертиза и суд. А вы, если это вас касается, будете только свидетелями.

Бабетта **** Мудрец (19908) 4 года назад

Мы ничего с этим не можем сделать. Они ошибались и будут ошибаться. Спасали и будут спасать ((( Надо поднимать вопрос о качестве обучения, возможно… Это одна их тех префессий, в которую нельзя попадать троечникам вообще. (( Выдают дипломы врача троечникам?… Вот не знаю. Пусть меня поправят.

Sexa Просветленный (42452) 4 года назад

Смотря, какая ошибка. Мне врач дозировку перепутала и не ту назначила в капельнице и я в обморок упала, ничего, бывает, заработалась. Врач -умнейшая женщина. Сейчас без ошибок врачей сажают

Лизок, сыплю перец на глазок Искусственный Интеллект (124041) 4 года назад А что врач? Давайте судить правителей всех мастей.Там от одного слова, от опечатки или недопонимания в законе зависят судьбы миллионов.

Или какой нибудь маленький местный хапуга сливает отбросы в реку, люди болеют, рыба дохнёт, а ему гаду штрафник выпишут и по головке погладят. А ведь это уже даже не ошибка, а чистое вредительство

Ирина Искусственный Интеллект (337587) 4 года назад

всех можно понять. а представьте что ваша мать врач, которая тысячам десяткам тысяч помогла, постарела раньше срока, хотя могла бы пойти менеджером и там добиться успехов так же, бабки рубить, ходить с планшетом, но она выбрала чужую харкотку кровавую подтирать, и она однажды допустила ошибку. Тоже примерьте на себя это платье. Всех можно понять.

ТатьянаПрофи (978) 4 года назад

Моя мать и так врач.

ТатьянаПрофи (978) 4 года назад

Она почему то не поняла….

amrita86 Оракул (76628) 4 года назад

во-первых, откуда я это знаю? я ж не врач, чтоб понять, насколько он ошибся, и можно ли было этого избежать. чтоб такое однозначно утверждать, надо как минимум консилиум специалистов.бывает халатность. бывает заведомое мошенничество. за это, конечно, надо судить.

Анна Грушевская Оракул (61470) 4 года назад

ошибка или всё же халатность?

Врачебная ошибка: понятие, виды и ответственность | Правоведус

Человек наделен правом на охрану своего здоровья Конституцией РФ, а принципы доступности и качества медицинской помощи регламентирует статья 10 Закона «Об основах охраны здоровья граждан».

Однако, наличие особой ответственности, в процессе выполнения своей работы врачи совершают ошибки, которые возможны на любом этапе лечения.

Такие ошибки могут стать следствием причинения вреда здоровью и жизни пациента.

Читайте также:  Дарственная на квартиру: у нас есть 3-комнатная квартира не приватизированная, ордер старый записан на папу

Понятие врачебной ошибки: российское законодательство

Прямого понятия «врачебная ошибка» в российском законодательстве не существует.

В общем смысле – это ошибка медицинского специалиста в его работе, обусловленная халатностью или небрежностью действий.

Также врачебную ошибку можно рассматривать, как ненадлежаще-исполненные действия либо бездействия медицинского сотрудника, повлекшие за собой ухудшение состояния здоровья пациента или его смерть.

Стоит отметить, что в мире не существует единого понятия о том, что подразумевает собой термин «ошибка врача», отсутствует оно и в УК РФ. Однако, Уголовный кодекс РФ содержит в себе положение о халатности, а также другие статьи, которые могут быть определены как врачебная ошибка, например это:

  • заражение пациента СПИДом, 
  • незаконный аборт; 
  • продажа фармацевтических препаратов без лицензии (если это ухудшило здоровье пациента). 

Опираясь на указанные статьи, можно сделать вывод, что ошибка врача может квалифицироваться по следующему составу:

  • неоказание помощи пациенту; 
  • причинение смерти по неосторожности; 
  • причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. 

Классификация врачебных ошибок в медицине

В медицине существует своя квалификация ошибок врачей, которая весьма обширна. В обобщенном варианте можно выделить шесть видов медицинских ошибок:

  1. Диагностические – этап постановки диагноза; 
  2. Лечебно-технические – это недостаточная либо ошибочная диагностика или лечение; 
  3. Лечебно-тактические –это неверно подобранный метод исследования, который позволяет оставить диагноз, некорректная или неправильная интерпретация полученных результатов либо ошибка в выявлении показаний или противопоказаний к любому из методов терапии; 
  4. Организационные – допускаются в случае неверно организованного терапевтического процесса или некачественных, неукомплектованных рабочих мест медицинских служащих; 
  5. Неправильное оформление и ведение обязательной документации – в случае, если принятые в отношении пациента действия не были зафиксированы в письменном виде; 
  6. Ненадлежащее поведение медицинских служащих – пренебрежение принципами этики и нормами морали в отношении пациентов. 

Официальной статистики медицинских ошибок в России не ведется, однако, по непроверенным данным в год из-за «промахов» врачей погибает около 300 000 пациентов. При этом на первом месте статистики ошибок – неправильный выбор лекарства для лечения и их дозировка – 56% из возможных 100%.

Виды ответственности за врачебные ошибки

Законодатель предусматривает несколько видов ответственности за небрежное отношение медицинских работников к своим обязанностям:

  • дисциплинарную (осуществляется администрацией поликлиник или больниц, заключается в трудовых взаимоотношениях, например в виде отстранения от работы, выговоре или увольнении);
  • гражданскую; 
  • уголовную. 

Рассмотрим две последние ответственности более подробно.

Важно! Основная проблема юристов заключается в том, что доказать факт совершения виновных действий со стороны врача крайне сложно. Но при наличии соответствующих выводов независимых экспертов, неправильные действия врача могут подпасть под определенную статью Гражданского или Уголовного кодекса РФ.

Гражданская ответственность при врачебной ошибке

Практически во всех гражданских делах по врачебным ошибкам ответчиком выступает не врач, а непосредственно медицинское учреждение, в котором он работает. Гражданская ответственность основывается на нормах нескольких статей кодекса и в первую очередь носит материальный характер.

Так, в статьях 1085 и 1087 Гражданского кодекса РФ регламентируются виды возможных расходов, которые могут быть возложены на врачей или медицинское учреждение в случае причинения пациенту вреда здоровья или нанесения увечья своими действиями или бездействиями. Это будут расходы на:

  • лечение, включая санаторно-курортное;
  • приобретение лекарственных средств; 
  • уход специально нанятых людей; 
  • приобретение специальных транспортных средств и приспособлений для передвижения, в случае лишения трудоспособности и/или получения инвалидности; 
  • протезирование; 
  • переобучение для подготовки другой профессии. 

Еще одна статья Гражданского кодекса – 151, предусматривает для пациента возможность получения компенсации морального вреда. Истец должен предъявить доказательства причинения ему физических и нравственных страданий, а также причинную связь между ними и причиненным ему вредом.

Важно! Норма гражданского законодательства предусматривает презумпцию вины для причинителя вреда, то есть именно медицинский работник или его работодатель должны доказать, что вред был причинен не по его вине, что очень актуально при рассмотрении требований пациента.

Уголовная ответственность при врачебной ошибке

Уголовные дела при медицинских ошибках возбуждаются крайне редко, к ответственности привлекается непосредственно медицинский работник.

Суть проблемы в том, что Уголовный кодекс РФ не содержит в себе прямой статьи, которая бы предусматривала конкретную норму ответственности за совершение врачебной ошибки.

Поэтому юристы руководствуются составами нескольких отдельных статей, связанных с причинением человеку вреда здоровья и смерти:

  • Часть 2 статьи 109 УК РФ — предусматривает уголовную ответственность за причинение смерти человеку по неосторожности, инкриминируется в случае ненадлежащего исполнения медицинским работником своих обязанностей. 
  • Часть 2 статьи 118 УК РФ – предусматривает уголовную ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью человека. 
  • Часть 2 статьи 124 УК РФ – устанавливает ответственность за бездействие в виде неоказания больному соответствующей помощи. 
  • Часть 4 статьи 122 УК РФ – предусматривает наказание за заражение пациента ВИЧ инфекцией в результате ненадлежащего исполнения врачом своих обязанностей. 
  • Часть 1 статьи 235 УК РФ – устанавливает ответственность за занятие медицинской практикой без лицензии. 
  • Часть 3 статьи 123 УК РФ – предусматривает ответственность за незаконное осуществление аборта. 
  • Часть 2 статьи 293 УК РФ – предусматривает возможность привлечь врача за халатность действий в результате выполнения возложенных на него трудовых функций. 

Важно! Уголовная ответственность может наступить только в том случае, если будет доказана причинно-следственная связь между наступлением последствий и действиями врача, что в большинстве случаев очень сложно доказать.

Куда обратиться в случае врачебной ошибки

Если пациент остался недоволен исходом его лечения, он должен посетить заведующего лечебного учреждения либо главврача учреждения – пациенту назначат нового лечащего врача того же профиля, в отношении первого врача должны быть приняты меры дисциплинарной ответственности – выговор или лишение премии.

Если «первые лица» медицинского учреждения не приняли меры, пациент вправе обратиться в другое лечебное учреждение и получить там заключение, после чего обратиться в Департамент здравоохранения города или Минздрав субъекта федерации или в Роспотребнадзор с заявлением о необходимости проведения проверки в медицинском учреждении, где ему не оказали необходимой медицинской помощи.

При наступлении серьезных последствий от «лечения», пациент вправе самостоятельно обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда и вреда здоровью, а также в органы прокуратуры, где после проведения проверки может быть возбуждено уголовное дело.

Важно! Возможность компенсации может рассматриваться и как в рамках гражданского судопроизводства, так и в рамках уголовного дела.

Срок исковой давности по врачебной ошибке

По общему правилу, срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда лицо узнало или могло узнать о нарушении своих прав. В случае с врачебными ошибками это могут быть даты медицинских диагнозов, указывающих неправильные сведения, подтверждаются справками, материалами, заключениями других специалистов.

Срок исковой давности для обращения с иском в суд по врачебной ошибке составляет 3 года.

Врачебная ошибка – куда обращаться пострадавшим и их родственникам

Согласно статистике, ежегодно в России от врачебных ошибок погибает от 700 до 900 человек. Количество заявлений в полицию о недобросовестности врачей превышает 2500 в год.

В российских законах нет понятия «врачебная ошибка», поэтому многие медицинские работники уверены, что преследовать за неправильно поставленные диагнозы и неудачные операции нельзя.

Но есть статьи, которые предусматривают наказание за ненадлежащее исполнение обязанностей любым должностным лицом.

Статья УК РФ Состав преступления Тюремный срок
109 В результате ошибочных действий врача пациент скончался до 3 лет
118 Действия врача нанесли тяжкий вред здоровью пациента до 1 года
124 Неоказание помощи больному (больной умер) до 4 лет
123 Нелегальное прерывание беременности (пациентка в тяжелом состоянии или скончалась) до 5 лет
122 Заражение больного ВИЧ из-за ненадлежащего исполнения обязанностей до 5 лет
293 Из-за халатности врача пациент пострадал или скончался до 5 лет

Если в результате врачебной ошибки пациент получил легкий и средний вред здоровью, УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа и принудительных работ. И в каждом случае медработнику могут запретить заниматься врачебной деятельностью.

Куда жаловаться на врачебную ошибку

Порядок действий зависит от результатов ошибки. Если человек получил увечья, находится в тяжелом состоянии или скончался, необходимо обращаться в полицию с заявлением о преступлении, регламентированном одной из перечисленных выше статей. Возбуждается уголовное дело, которое после предварительного следствия попадает в суд.

Если полиция отказывается принимать заявление, нужно жаловаться в прокуратуру. Прокурор проведет проверку действий врача и по ее результатам сам обратится в суд.

Можно подать иск сразу — так обычно делают пациенты, получившие легкий (средний) вред здоровью и материальный ущерб, пациенты платных клиник.

Другие способы восстановить справедливость

После обнаружения врачебной ошибки пациент может написать заявление руководителю лечебного учреждения. Нужно описать ситуацию, указать дату, место, свои паспортные данные.

Главный врач обязан наказывать сотрудников за ненадлежащее исполнение обязанностей.

Даже если руководитель открыто говорит о том, что он на стороне подчиненных — требуйте письменный ответ либо запишите слова должностного лица на диктофон, видео.

Еще одна инстанция, где обязаны помогать жертвам врачебных ошибок — Фонд обязательного медицинского страхования. Он распределяет деньги, поступающие от каждого работающего владельца полиса ОМС, по медучреждениям. Тем, на кого жалуются, могут урезать финансирование.

Судебная практика по врачебным ошибкам

Выиграть суд у медицинского учреждения — задача непростая. Пациенты не имеют доступа к полной информации о своем диагнозе, истории болезни, не могут забрать из лечебного учреждения медкарту. Поэтому врачу, которого обвиняют в ошибке, ничего не стоит уничтожить обличающую его информацию. Чтобы получить шанс на судебное решение в свою пользу, пациент должен:

  • подать иск (либо обратиться в полицию) как можно быстрее;
  • заказать независимую экспертизу для получения доказательств своей правоты;
  • обратиться за помощью к медицинскому юристу.

В судебном иске пострадавший может потребовать не только наказания для врача, но и компенсацию морального, материального ущерба, расходов на лечение и утраченного заработка.

Чем поможет адвокат?

Задача медицинского юриста — доказать, что пациенту причинили вред в силу некомпетентности, небрежности врача и что при данном диагнозе было возможно успешное лечение.

Сбор доказательств включает анализ медицинских документов, поиск свидетелей, проведение независимой экспертизы.

Регулярно сталкиваясь с подобными ситуациями, юрист знает, как врачи заметают следы ошибок — поэтому без труда выводит их на чистую воду.

Если вы пострадали от врачебной ошибки — звоните, мы поможем вам добиться справедливости.

Судебные решения

Отзывы клиентов

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.