Каую позицию занять на суде, признать вину или нет

Каую позицию занять на суде,  признать вину или нет

Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро Евгения Малиновского

  • × Обращаясь к второй стороне в ходе судебного заседания, не нужно называть ее «противной стороной».
  • Задача адвоката – корректно донести свою позицию до судьи, а также создать условия для разрешения спора и вынесения решения в пользу клиента.
  • В судебном процессе важно привлечь внимание суда, показать тактичное отношение к участникам судопроизводства.

Само по себе слово «сторона» никакого негативного оттенка не несет и поэтому не вызывает отторжения или неприязни. А вот словосочетание «противная сторона» воспринимается иначе.

Обратите внимание на синонимы, которые можно к нему подобрать: «недруг», «враг», «ненавистник», «злопыхатель», «зложелатель». И представьте ситуацию, когда это словосочетание произносится в течение всего судебного заседания.

Какое мнение сформируется об адвокате, постоянно произносящем «противная сторона»?

Чем больше ты упоминаешь эту фразу, тем меньше тебя хотят слушать и воспринимать. В итоге уменьшится внимание суда к доводам и позиции.

+ Правильно называть вторую сторону в соответствии с ее процессуальным статусом в законодательстве – «представитель истца» («представитель ответчика»). В крайнем случае можно говорить «оппонент».

Вышеназванные слова имеют нейтральный оттенок и не вызывают негативной реакции, которая может помешать адвокату, представителю юридического лица в судебном заседании, а также суду в восприятии позиции стороны.

Каую позицию занять на суде,  признать вину или нет

партнер юридической компании REVERA

× В судебном процессе не стоит читать текст выступления с листа: «На рассмотрении экономического суда (судья такой-то) находится дело (номер такой-то) по иску ООО «А» (далее – истец) к ООО «Б» (далее – ответчик)…»

Это скучно, выглядит крайне неубедительно, впустую расходует процессуальное время судьи и потому воспринимается негативно. Важно научиться говорить лаконично, просто и понятно.

+ Из выступления лучше исключить риторические вопросы, философские размышления и отсылки к мэтрам доктрины права.

Не нужно превращать судебное заседание в театрализованное представление. Как правило, судьи воспринимают это негативно. Если есть что сказать, следует четко и последовательно изложить главные аргументы, не выходя за рамки предмета дела.

Если в судебном заседании юрист цитирует Шекспира и Макиавелли, это выглядит непрофессионально и воспринимается как отсутствие четкой и сильной позиции.

Каую позицию занять на суде,  признать вину или нет

партнер Адвокатского бюро «ВМП Власова, Михель и Партнеры

× «Действия оппонента противоречат Конституции»

Конституция не регулирует порядка конкретных действий граждан или субъектов хозяйствования. Поэтому ссылки на принципы, закрепленные в Конституции, не воспринимаются серьезно.

+ «Действия оппонента противоречат такой-то статье такого-то нормативного правового акта» (указать конкретную норму)

Указание конкретного нарушения со ссылкой на норму выглядит убедительнее общих фраз и может лечь в основу решения суда.

Каую позицию занять на суде,  признать вину или нет

кандидат юридических наук, адвокат Адвокатского бюро «Брагинец и Партнеры»

× «Прошу учесть при вынесении решения, что другой судья в похожем деле со мной согласился и исковые требования удовлетворил»

В деле, которое рассматривается, мнение другого судьи не имеет никакого значения. Иначе не будут соблюдаться предусмотренные ст. 108 ХПК критерии относимости, допустимости и достоверности.

+ «Высокий суд, я знаю, что у нас не прецедентное право, однако суд такой то-то при схожих обстоятельствах вынес такое-то решение. Я полагаю, что судебная практика все же должна быть единообразной»
При этом будет правильным сжато описать предыдущие обстоятельства и представить решение для обозрения или приобщения к делу.

Решение суда принимается именем Республики Беларусь. Поэтому не совсем корректно ссылаться на мнение конкретного судьи, хотя решение и подписывает конкретное физическое лицо.

В то же время единообразие судебной практики для правовой системы имеет огромное значение. Поэтому на стадии судебных прений вполне уместны обоснованные ссылки на решения судов со схожими обстоятельствами.

Каую позицию занять на суде,  признать вину или нет

адвокат Минской городской коллегии адвокатов

× Не стоит произносить фразы типа «Уже понятно, какое решение будет принято по делу», «Если суд намерен руководствоваться законом, то он должен принять решение о…», «Если будет принято решение о… мы будем его обжаловать»

Вряд ли разумно говорить суду, что его решение очевидно, предсказуемо, ожидаемо или заранее известно, даже если кажется, что суд ведет себя предвзято.

Равно недальновидно демонстрировать, что сторона уже готовится обжаловать решение, которое еще не оглашено.

Подобные высказывания дают противоположный эффект, потому что фактически публично ставят под сомнение беспристрастность и объективность суда.

Помните, что есть дела, в которых суд реально может сомневаться на протяжении всего процесса, особенно если подобных споров или обстоятельств в судебной практике не встречалось. Поэтому всегда существует вероятность, что в последний момент мнение суда изменится.

+ Высказываться в заседании следует не о будущих выводах суда и не о том, как вы намерены поступить в случае несогласия с этими выводами, а о том, насколько обоснованы и законны доводы стороны, т.е. ваши или оппонента.

В попытках предвидеть или предрешить выводы суда можно ошибиться в прогнозах и вызвать негатив по отношению к себе и, как следствие, к клиенту. Это же касается случаев, когда участник процесса пытается вербально вынудить суд к принятию определенного решения.

Подобные тактики изначально провальны.
Эффективнее будет представить в письменном виде четкие доказательства несостоятельности доводов оппонента, не забывая про предмет и распределение бремени доказывания.

Тогда суд сможет использовать ваши аргументы в своем решении.

Признавать ли вину?

Признавать ли вину? Вот в чем главный вопрос человека, которого обвиняют в совершении преступления.

Каждое дело это чья то судьба, а судьба, как и уголовное дело у каждого своя, не бывает похожих судеб и не бывает похожих уголовных дел, но есть общие критерии, когда вину признавать все же надо, а когда признавать себя виновнымв совершенном преступлении нельзя ни при каких обстоятельствах.

Запомните! Признание вины-это главное доказательство по уголовному делу. Признание вины-это королева доказательств! Если вы признались, а потом передумали и решили изменить свои показания и отказаться от признательных показаний, то даже в случае последующего отказа от данных вами показаний, они будут использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

Как обычно это происходит? 

Оперативные работники берут объяснения с человека, давят или уговаривают человека во всем сознаться, что мол так будет лучше, много разных уловок применяют оперативники, что бы человек признался в том, что он совершал или не совершал, это не важно кто там виноват.

К сожалению в нашей системе правоохранительных органов главная задача не разобраться в деле, а всеми возможными способами в том числе обманом добиться признания вины от человека, добиться заветной подписи о том, что человек признает свою вину.

Затем приезжает следователь или человека доставляют к следователю и начинается допрос в качестве подозреваемого.

Следователи, как правило это более цивилизованные сотрудники, не грубые в отличие от оперативных сотрудников, стараются найти контакт с человеком, делают все возможное что бы войти к вам в доверие.

Если следователь слишком вежлив с вами на первом допросе? Это признак, что доказательств в отношении вас нет!

Да, да это первый признак, что доказательств в отношении человека нет, поэтому главная цель следователя уговорить вас, заверить вас, что другого выхода нет, нальет вам чайку, предложит вместе покурить, все очень вежливо, главная цель войти к вам в доверие, установить контакт и думает следователь только об одном в этот момент, что бы вы в протоколе допроса в качестве подозреваемого написали в строке: вину признаю полностью и дали показания. Как только вы распишитесь под своими признательными показаниями и напишете вину признаю полностью в содеянном раскаиваюсь, с моих слов записано верно, мною прочитано, следователь для закрепления результата тут же распечатывает протокол обвинения и все ваши признательные показания дублирует еще раз, вы ставите заветную подпись о признании вашей вины и все вы в капкане и все, после двух протоколов вы никуда не денетесь.

Если вы признались в протоколе в качестве подозреваемого, а потом следом и в протоколе в качестве обвиняемого то потом не признавать свою вину просто нет смысла, своим непризнанием вы просто увеличиваете себе срок и строгость наказания. Это, как в старой поговорке, если голову кролика поймали в ловушку на веревку, то любые его дальнейшие попытки вырваться приведут только к удушению. Здесь примерно тоже самое.

Единственный выход из положения в данной ситуации признать эти протоколы с вашим признанием вины в качестве недопустимых доказательств по уголовному делу. Но есть одно большое НО, добиться, что бы суд признал эти протоколы недопустимыми и полученными с нарушением УПК очень сложно.

Многие спросят но, как же я давал эти показания под давлением, меня обманули и так далее, но это все лирика  и сопли, а нужны факты. Доказать, что вас обманули и что то вам обещали и пользовались вашей юридической неграмотностью это глупости.

При допросе следователь всегда приглашает государственного адвоката, без адвоката допрос человека считается незаконным, но государственные адвокаты очень часто не приходят на допрос, а ставят свои подписи в конце допроса. Можно сослаться, что человек был допрошен без адвоката, но как доказать? Вот в чем вопрос.

Можно сверить, часы, когда был допрошен человек (часы допроса всегда указываются в начале протокола) и часы когда приходил адвокат. Если допрос производился в ИВС, то там есть книга учета посетителей и каждый человек который входит вписывает время входа и выхода.

Но и здесь есть большой капкан, дело в том, что следователь и адвокат, заполняют эти требования и ставят время прихода в четком соответствии со временем протокола, нет у нас в России электронных карточек, которые четко фиксируют время каждого адвоката и следователя, у нас заполняются обычные бумажные «огрызки» и писать там можно любое время прихода. Поэтому только камеры могут дать хоть какой то внятные ответ на вопрос: был ли адвоката на допросе, если нет, то эти протоколы с признанием вины надо признавать недействительными. А так это все бесполезно. Только факты и доказательства нужны суду.

Распространенная уловка следователей

Очень часто следователи говорят такую вещь: «Тебе нет смысла не признаваться у нас есть видеозапись, где все зафиксировано» И предъявляет эту видеозапись, человек юридически неграмотный признается, так как видит, что действительно на видео все есть и бессмысленно все отрицать.

И в этом главная ошибка. Признание признанию рознь. И признаваться ли в совершении преступления, которое вам вменяют не стоит. Например на видео показана нападение на человека с оружием, у человека отбирают телефон и убегают.

Человека который все это совершил поймали и показали ему эту видеозапись и что человек делает? Он признается в разбойном нападении (в одной из самой страшной и тяжелой статье) и полностью себя лишает шансов на переквалификацию статьи.

Вот это самый страшный капкан! Человек признался в разбое лишив себя возможности перейти на более легкие статьи.

Правило номер один, никогда и ни при каких обстоятельствах в начале следствия не признавать свою вину по тяжким и особо тяжким статьям, что бы вам не предъявляли и не говорили. Какие бы свидетели не были.

Читайте также:  Расторжение брака: жена в перечне имущества, подлежащего разделу - юридическая консультация онлайн

Задача следствия доказать вашу вину и «натянуть» вам статейку потяжелее, а ваша задача что бы статейка была помягче. Самое главное какая статья вам вменяется, какая часть. Запомните! Признавая вину по тяжкой статье в начале следствия, вы сами себе подписывается приговор на длительный срок.

Признавать вину или не признавать вину нужно в конце следствия, если следствие имеет достаточно доказательств по вашему уголовному делу. Они только и ждут вашего признания. Зачем им помогать, это ваша судьба и подписываться под тяжкими статьями нельзя ни при каких обстоятельствах.

  Поэтому признаваться или не признаваться вы будете решать только в конце следствия, когда вам будут предъявлять обвинение в окончательной редакции, только в конце вы можете реально оценить все доказательства против вас и решить стоит ли признавать вину в том преступлении в котором вас обвиняют.

Дайте себе шанс, не помогайте следствию делать их работу, пусть они доказывают вашу виновность, а не вы помогайте им обвинить себя.

Самооговор

Некоторые очень часто говорят, что я оговорил сам себя, в нашей стране такое понятие, как самооговор только на бумаге, на практике доказать, что вы оговорили себя нереально.

Оговорит себя можно только под сильным психологическим и физическим давлением со стороны правоохранительных органов или третьих лиц, если вам кто то угрожал или угрожал членам вашей семьи взять всю вину на себя.

Доказать это сложно, нужны свидетельские показания, смс сообщения, сообщения в мэсенджирах с поступавшим вам или вашим близким угрозами расправы если вы не признаете свою вину. Просто голословно утверждать, что мне и семье угрожали ничего не значит, нужны реальные доказательства.

В нашей практике неоднократно было, когда люди утверждали что им поступают угрозы, но только один раз нам реально удалось доказать факт самооговора, так как отцу молодого человека поступали смс сообщения о том, что его убьют если его сын не возьмет все на себя и расскажет, кто реально совершил преступление.

Видимо люди, которые угрожали потеряли страх и не боялись ничего поэтому присылали смс сообщения с угрозами. Но такое бывает только в единичных случаях, сейчас когда есть мессенджеры люди угрожают и тут же удаляют сообщения после того, как оно было прочитано, доказать об угрозах становится намного тяжелее. А суду нужно видеть конкретные доказательства, суд не может взять за основу слова обвиняемого и его семьи так как это считается способ защиты, не более.

Люди уверенны, что если их коснется уголовное дело, то они то уж точно сами себя не оговорят, нет дорогие, 90 % наших граждан верят, что сказав, что то в отношении себя им дадут условный срок, следователь заверяет, что все будет хорошо надо только признаться, да, да, да иначе никак на свободе не остаться, надо срочно признаться и люди сами и собственноручно пишут свое признание в том что они совершали или не совершали. 

Стоит ли признаваться на суде?

Что бы ответить на этот вопрос, вы должны реально оценить все шансы на возможность оправдать вас или вашего близкого или переквалификации с более тяжкой статьи или части статьи на менее тяжкую.

Поймите суд принимает решение не исходя верит он вам или не верит, суд может в душе своей вам и верит и симпатизирует вам, но запомните, как суд будет выносить приговор если доказательств в отношении вас слишком много, куда суд их денет, вырвать страницы из уголовного дела? Оцените все доказательства в деле, оцените, какие доказательства есть у вас, которые подтверждают вашу позицию. Как можно опровергнуть те доказательства, которые органы следствия собрали против вас. Оцените все объективно! Без эмоций! Просто факты. Суд оценивает только факты. Отключите эмоции, боль, несправедливость, подставы, оцените факты и свои контр доводы, которые вы имеете. Только так вы можете сами себе ответить на вопрос, стоит ли признаваться в совершении преступления или нет. Признать ли вину или стоять до конца.

От конкретного судьи тоже многое зависит, судьи делятся на две категории: вникающие в дело и те кто хочет побыстрее его рассмотреть, судья рассматривает уголовное дело поверхностно и формально. Здесь так же действует человеческий фактор. Какая категория людей, которым дано решать вашу судьбу вам достанется от вас не зависит.

Фальсификация доказательств в отношении вас

К сожалению против этого работать тяжело.

Наши люди, которые работают в правоохранительных органах мастера подстав и фальсификаций, в этом они очень хорошо преуспели, реально искать доказательства виновности человека и самого человека который совершил преступление это для них тяжело и трудно, а вот сфабриковать это пожалуйста, нарушить все возможные права человека это тоже пожалуйста.

Здесь нужно работать, смотреть, что было сфабриковано, какие свидетели явно «подставные», тяжело доказывать сфабрикованные доказательства, но не не возможно поэтому если обвиняют по тяжкой статье, надо бороться на всей стадии следствия. А потом уже смотреть и оценивать, что удалось опровергнуть.

  Если вам понравилась статья и она оказалась для вас полезной, поставьте пожалуйста лайк внизу!

Прокурор разъясняет — Прокуратура Рязанской области

Презумпция невиновности в уголовном судопроизводстве

Частью 1 статьи 49 Конституции РФ предусмотрено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности – один из основополагающих принципов уголовного судопроизводства (ст. 14 Уголовного кодекса РФ). Данная норма закона распространяется как на обвиняемого, так и на подозреваемого.

Виновность лица непременно должна быть установлена вступившим в законную силу обвинительным приговором суда. В случае, если судом вынесен оправдательный приговор, лицо признается невиновным в совершении деяния.

Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса РФ).

Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что он не сумел опровергнуть обвинение, не представил доказательств, подтверждающих свою непричастность к совершению преступления, или же отказался от дачи показаний. Обязанность представления доказательств не может быть возложена и на защитника обвиняемого.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 Уголовного кодекса РФ).

  • В случае, если оценка собранных по делу доказательств вызывает у стороны обвинения или суда сомнения в виновности лица, тогда как все возможности пополнения доказательственной базы исчерпаны, обвиняемый должен быть оправдан.
  • При этом, сомнения толкуются в пользу обвиняемого не только лишь относительно вопроса его виновности (невиновности), но и касательно других связанных с этим аспектов.
  • Если уголовное дело на момент появления неустранимых сомнений не направлено в суд для рассмотрения по существу, то оно подлежит прекращению на стадии предварительного расследования.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов.

До вступления приговора суда в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его не могут уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду виновности в совершении преступления.

Подготовлено прокуратурой Михайловского района

Позицию по обстоятельствам дела можно менять бесконечно и безнаказанно

Никто не может противоречить своему собственному предыдущему поведению (venire contra factum proprium) – принцип римского права и (более того!) обычной человеческой логики, крайне редко применяемый в гражданском судопроизводстве (во всяком случае формально).

Суть его применительно к гражданскому процессу, на мой взгляд, должна сводиться к тому, что изменение стороной своей позиции по делу относительно обстоятельств, имеющих значение для его разрешения (вопросы факта) должно приводить к тому, что сама эта «уточненная» позиция вместе с доказательствами, ее подтверждающими должна отвергаться судом только по мотиву ее противоречия с ранее данными объяснениями/представленными доказательствами. Без исследования доказательств по существу.

Сторона, такое изменение позиции допустившая, помимо указанного принципа римского права нарушает еще и п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 и (в зависимости от обстоятельств конкретного дела) п.3 ст.432 ГК РФ.

Если говорить простым языком, без всяких «злоупотреблений правом, изменений процессуальной позиции и т.п.» сторона по делу в указанной выше ситуации нагло и беззастенчиво врет суду.

Нагло и беззастенчиво потому, что ложь в данном случае абсолютно очевидна.

Чем кстати дополнительно еще и выражает суду свое неуважение (в этом конкретном случае, к сожалению, ненаказуемое в административном/уголовном порядке).

Стоит отметить, что на практике судьями, как правило учитывается «изменение позиции» и соответствующие доказательства оцениваются надлежащим образом (т.е. критически).

Однако, сама возможность безнаказанно говорить суду сначала одно, а потом другое на мой взгляд умаляет авторитет судебной власти и является насмешкой над правосудием, затягивает рассмотрение спора, позволяет недобросовестным его участникам (в т.ч.

представителям) периодически рассказывать разные версии случившегося, которые суд вынужден всерьез проверять.

Правило « эстоппель » проистекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, и применяется по прямому указанию – в ситуации, когда сторона исполнила обязательство, а потом ссылается на незаключенность договора. Например: исполнил заемщик частично обязанность по возврату долга (есть доказательство), но при этом отрицает само существование обязательства (Постановление по делу №2-141/18). К большинству случаев изменения позиции по делу по фактическим обстоятельствам эстоппель не применим, нужно руководствоваться общими началами. Однако, я заметил, что СОЮ стараются избегать ссылок на ст.1,10 ГК РФ, не оценивая в судебных актах изменение позиции стороны по обстоятельствам спора, а проводя оценку последней (какая бы по счету она ни была) версии стороны, и доказательств ее подтверждающих.

Два примера (раздел имущества):

  1. Процессуальный оппонент изначально дает объяснение, что квартира приобретена на общие средства супругов, накопленные «под матрасом» в течение нескольких лет, должна делиться пополам. Спустя 3 судебных заседания «вдруг» оказывается, что был договор дарения оппоненту денежных средств на покупку квартиры (который предъявляется суду, вместе с дарителем – папой (опрошен как свидетель), поэтому большая ее часть – личная собственность оппонента. Как же оценивает суд такую «процессуальную наглость»? Суд сначала оценивает все представленные доказательства последней версии событий (договор дарения, показания свидетеля) по существу – «не представлено доказательств, что даритель обладал средствами, даритель и одаряемая близкие родственники и т.п.», и лишь в конце кротко отмечает, что еще и «не может оставить без внимания изменение позиции по делу» (апелляция не пишет и этого, просто всерьез оценивая указанные доказательства по существу!).
  2. Оппонент: «деньги на квартиру подарил папа, есть договор дарения». Он же, спустя два заседания: «квартира куплена на кредитные средства, часть денег подарила мама (и представлена долговая расписка от мамы!), часть дал в долг папа (нет расписки)». Небеса не разверзлись, оппонент не вышвырнут из зала, судья (прекрасно все понимая) принимается всерьез проверять «новую версию» стороны, подробно опрашивая оппонента и свидетелей. Сколько еще будет таких версий? Три, пять или на двух остановимся?! И как оценит суд такую наглость? Думаю, что в решении – никак. Вновь будет оценка всех доказательств по существу, представленных в подтверждение «последней версии правды». «Он же ответчик, его за заведомо ложные показания не привлечешь…что хочет, то и говорит» (как однажды сказала в заседании одна судья).
Читайте также:  Нужно ли менять полис ОМС при переезде в другой регион: действие полиса на территории РФ

Наглую и беззастенчивую ложь суду (коей являются различные новые версии старых событий по делу) можно и нужно пресекать. Поскольку судьи как правило в решениях не называют вещи своими именами (ни разу не видел, чтобы лжеца назвали лжецом, ну или более нейтрально «сторона вводит суд в заблуждение»), предлагаю им помочь:

— Обращать особое внимание суда на злоупотребление правом путем изменения пояснений относительно обстоятельств дела, со ссылкой на п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 ГК РФ (также в некоторых случаях п.3 ст.

432 ГК), можно с применением латыни (venire contra factum proprium),  как на достаточное основание для того, чтобы отвергнуть новую позицию стороны и представленные ею доказательства, без их оценки по существу.

— Предложить логичное правовое последствие такого злоупотребления: «принцип первых пояснений». Не последних (как это делают суды на практике, проверяя очередную нескладную ложь), а именно первых.

Если сторона изменила свои пояснения по обстоятельствам дела суд начинает проверять и оценивать их последнюю версию и представленные в обоснование доказательства. А нужно проверять и оценивать самую первую! (да-да, это по аналогии с оценкой показаний подсудимого по уголовному делу – первые самые достоверные.

При том, что сторона по гражданскому делу находится в гораздо более мягких условиях и продумать свои первые пояснения может заблаговременно). Все прочие версии событий должны отвергаться априори.

Вот как это может выглядеть на практике: «Я взял в долг у мамы на покупку квартиры (первая версия)..мама подарила мне деньги на покупку квартиры (вторая версия)» — суд разъясняет стороненеобходимость доказать первую версию (долг), вторая версия (и доказательства в подтверждение) игнорируется со ссылкой на злоупотребление правом.

Я не склонен к излишнему морализаторству, но и превращать суд в балаган считаю недопустимым. Если уж сторона считает необходимым и допустимым конструирование своей версии событий, то пусть эта версия придумывается и продумывается один раз.

Признание вины в преступлении: когда оно необходимо и когда можно взять его обратно

В этой статье рассмотрим практическое значение признания вины в преступлении: когда оно имеет смысл и отпираться только во вред, когда признание «топит» обвиняемого, как использовать его с максимальной пользой и когда от него можно отказаться.

Признание как основное доказательство

Строго по требованиям закона одного признания вины недостаточно для обвинительного приговора. Об этом говорит ч.2 ст.77 УПК и позиция ВС в п.17 Пленума № 55.

Но фактически признание вины всегда было «царицей доказательств». В защите по любому уголовному делу это ключевой момент – признал вину или нет.

В основу любого обвинения всегда стараются положить признание в той или иной форме, если оно есть – то остальная доказательственная база нарастет.

Все кто когда-либо сталкивался с задержанием или первоначальными этапами уголовного дела знают методы работы сотрудников полиции – главная их задача быстрее получить признание вины любым способом и зафиксировать его.

Это могут быть и обещания (подпиши – пойдешь домой), угрозы (не подпишешь – ночевать будешь в камере) и обман (тебе ничего не будет, условка максимум)… Может быть и более тонкая психология. Про другие методы не упоминаю – грамотный оперативник работает со «злодеем» без прямого насилия, а все громкие истории про пытки и побои говорят лишь о непрофессионализме того, кто на этом попался.

Итак, если признание есть, то уголовное дело готово, все остальное – технические детали.

Если человек фактически не виновен, но, поддавшись слабости, сделал признание с целью смягчить последствия, то признание его «утопит». От признания не так просто отказаться. Признание сильно бьет по возможной тактике защиты, адвокат ставится в позицию, когда он должен бороться с самооговором подзащитного.

Как фиксируется признание вины

Признание на допросе в присутствии адвоката

Самая железная форма признания, от которой не откажешься – признание, зафиксированное в протоколе допроса. Присутствующий адвокат может быть любой. Как правило, им оказывается так называемый «бесплатный адвокат», предоставляемый следователем.

Адвокат, какой бы он ни был, является для суда гарантией того, что защита подозреваемому была обеспечена, ему все разъяснялось, никто к признанию не принуждал. Даже если на самом деле это было не так. Бывает и такое, что даже формального присутствия адвоката нет, он просто расписывается в протоколе допроса задним числом.

Защититься в этой ситуации можно отказом от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции и одновременным отказом от адвоката. Но на практике, к сожалению, отказ от бесплатного адвоката делается уже после того как он свою роль сыграл – присутствовал при получении признательных показаний и удостоверил законность их получения.

Явка с повинной

Отдельная история, но для целей статьи нас интересует протокол явки с повинной – в нем содержится текст признания и отметка о разъяснении прав.

Для явки с повинной не обязательно присутствие адвоката. Сотрудники полиции часто перестраховываются и все-таки присутствие адвоката обеспечивают. Конечно, бесплатного.

Главное при получении явки с повинной – обеспечить разъяснение прав и последствий явки. Подробнее об этом в п.10 Постановления Пленума ВС «О судебном приговоре».

О разъяснении всех прав в протоколе явки делается специальная отметка.

п.

10 Постановления Пленума ВС «О судебном приговоре»: В тех случаях, когда подсудимый обращался с заявлением о явке с повинной суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 11 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав.

Признание в объяснениях

Имеются в виду материалы доследственной проверки, когда у лица, не имеющего еще процессуального статуса подозреваемого или свидетеля (уголовное дело еще не возбуждено), берут письменные объяснения. Объяснение дается без адвоката. Это признание вины неопасно – поскольку доказательством не является в силу п.2 ст.75 УПК

Стоит отметить такой «фокус» следствия: иногда процесс дачи признательных объяснений скрыто пишут на видео/аудио и приобщают к делу как результаты ОРМ «наблюдения» или ОРМ «опрос».

То есть, пытаются объяснения (которые не доказательство) превратить в такой вид доказательства как «результаты оперативно-розыскных мероприятий, переданных в материалы дела в установленном законом порядке».

С этим нужно бороться той же ссылкой на п.2 ст.75 УПК.

Признание в судебном заседании

Это когда подсудимый на допросе в зале суда вдруг признает вину. Тут все понятно – это признание признается судом безоговорочно, кроме случаев когда подсудимый явно неадекватен либо пытается отвести ответственность от других лиц, взяв вину на себя.

Как использовать признание вины и где оно необходимо

Как смягчающее обстоятельство

Признание вины само по себе не является четко установленным смягчающим доказательством, которые обязан учесть суд. Оно не указано в ст.61 УК и относится к так называемым «иным обстоятельствам».

Но, согласно п.28 Постановления Пленума ВС «О наказании» (упрощенное название) оно должно быть учтено при вынесении приговора, что уже переносит его из раздела «необязательных» смягчающих обстоятельств.

Как условие для прекращения уголовного дела

Признание является обязательным условием для прекращения уголовного дела деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, судебным штрафом.

Подробнее о механизме судебного штрафа смотрим здесь: https://www.9111.ru/questions/777777777368592/

Как условие для особого порядка

Имеется в виду глава 40 УПК – особый порядок судебного разбирательства по делам с максимальным сроком наказания до 10 лет при полном согласии обвиняемого с обвинением. Этот порядок дает снижение от максимума наказания на 1/3.

Подробнее об особом порядке, когда он полезен, а когда наоборот — смотрим здесь: https://www.9111.ru/questions/777777777369330/

Не требуется для УДО

Вопреки распространенному мнению и незаконным требованиям администрации исправительных учреждений признание вины не требуется при условно-досрочном освобождении, замене наказания, перережиме – подробнее об этих механизмах здесь

Когда можно отказаться от признания вины

Суд всегда воспринимает отказ от признательных показаний очень скептично и расценивает их, как правило, как попытку уйти от ответственности.

Но иногда это возможно.

Проще всего это сделать в случае с признанием в объяснениях (см. выше). Это единственный случай, когда признание не дает юридических последствий по делу, которые нельзя развернуть назад. Остается только психологический аспект («ну раньше-то признался, а тут вдруг сдал назад, адвокат научил, значит»).

Признание в явке с повинной тоже в определенных случаях можно взять назад. Если при получении явки с повинной не разъяснялись права. Смотрим п.10 Постановления Пленума ВС «О судебном приговоре». Если это условие не выполнено, то явка с повинной признается недопустимым доказательством.

Отказ от признания, данного в протоколе допроса с участием адвоката, практически невозможен. Единственное, что можно делать для этого – пытаться возбудить отдельное уголовное дело о побоях и пытках сотрудниками полиции в целях выбивания признательных показаний. Если никакого выбивания не было, то это путь тупиковый и ничего не даст.

Если выбивание было, то некие условные перспективы есть, теоретически дело могут возбудить, и тогда это все будет основанием для пересмотра дела (вновь открывшиеся обстоятельства) Но, чаще всего дело ограничивается внутренней проверкой, которая заключается в опросе самих же участников «выбивания», которые естественно будут все отрицать. По факту же мы имеем постановление об отказе от возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников полиции и оценку судом всего этого как попытки обвиняемого уйти от ответственности отказом от признательных показаний.

Тем не менее, иногда это работает. С «выбиванием» можно и нужно бороться. Но это тема отдельная, требующая самостоятельно, развернутой статьи.

Другие статьи, в которых по полочкам разбираются все механизмы уголовного дела, конкретные приемы защиты, «фокусы» следствия и суда Вы можете посмотреть на сайте Всё об уголовных делах москвабюро. Рф (просто забейте в поисковике Всё об уголовных делах москвабюро. Рф)

Особый порядок рассмотрения уголовного дела

Особый порядок рассмотрения уголовного дела — своеобразная уголовная «упрощенка». Процедура ускоряется за счет того, что за рамками производства остаются многие действия, связанные с необходимостью состязания сторон обвинения и защиты.

Состязательность отпадает, потому что обвиняемый признает свою вину или начинает сотрудничество со следствием. И хотя закон как бы идет навстречу тем, кто содействует правосудию, так ли выгодно такое рассмотрение самому обвиняемому?

Факты и размышления, изложенные в статье, точно помогут вам понять, что представляет собой особый порядок рассмотрения уголовных дел. Возможно, даже помогут сориентироваться, так ли это нужно в вашем конкретном случае.

Однако каждое дело индивидуально, и при решении данного вопроса вы должны руководствоваться советами опытного юриста и, в конечном итоге, своей головой. Если вы еще не нашли специалиста, который будет защищать вас в суде, рекомендуем сделать это как можно скорее.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 27 юристов на RTIGER.com
Читайте также:  Имею право отказаться от совмещения должности

Решить вопрос >

Особый порядок рассмотрения уголовного дела: что это?

Уголовный процесс предполагает состязательность сторон обвинения и защиты. Цель — выяснить, виновен ли подсудимый в совершении конкретного преступления.

В этом одно из отличий от гражданского судопроизводства: последнее может не иметь состязательности (приказное производство), и здесь неважно, виновны вы действительно или нет. Если хотите удовлетворить требования истца даже просто при нежелании спорить — пожалуйста, никто препятствовать не будет.

В судопроизводстве, регулируемом нормами УПК, не так: если вы признаете себя виновным, добровольно беря на себя чужую вину, суд не вынесет обвинительный приговор, не будучи уверенным в справедливости такого решения. То есть здесь цель не разрешить спор, а именно докопаться до истины и назначить справедливый приговор (в идеале).

Зная это, проще понять феномен особого порядка рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, установленного в 2009 году разделом 10 Уголовного процессуального кодекса.

Предполагается, что есть 2 порядка вступления в такое производство: согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заключение досудебного соглашения о сотрудничестве сторон защиты и обвинения (главы 40 и 40.1 УПК соответственно).

Но принцип один: обвиняемый признает свою вину (прямо или косвенно, как в случае с досудебным соглашением) в обмен на некоторое смягчение приговора, что значительно облегчает и ускоряет работу суда и нагрузку на судебную систему в целом.

Суд не углубляется в детали дела, не исследует доказательства и обстоятельства (кроме, например, тех, что характеризуют личность обвиняемого), так как стороны отказываются от состязания.

Именно поэтому здесь важно согласие каждой участвующей стороны.

Особый порядок по уголовным делам не применяется к несовершеннолетним ввиду их недееспособности. Также в обоих случаях подсудимый освобождается от уплаты судебных издержек.

Чтобы лучше разобраться, чем одна процедура отличается от другой, рассмотрим каждую отдельно.

Особый порядок вследствие признания обвиняемым своей вины

Особый порядок рассмотрения уголовного дела вследствие признания обвиняемым своей вины регулируется статьями 314–317 УПК. Такое рассмотрение доступно исключительно по инициативе подсудимого, что логично. Однако не всегда можно признать свою вину и просить особого порядка.

В УПК говорится, что для этого преступление, в котором лицо обвиняется, не должно относиться к категории особо тяжких. Формулировка статьи 314 касается не категории преступления, а максимально возможного срока за него — 10 лет. А под эту категорию подпадают преступления небольшой тяжести, средней тяжести и тяжкие, согласно статье 15 УК РФ.

Второе условие — наличие согласия на переход к такому порядку стороны обвинения: государственного обвинителя (прокурора), потерпевшего и частного обвинителя, которым является потерпевший в делах частного и частно-публичного обвинения (это может быть клевета, насилие, побои, телесные повреждения без потери потерпевшим трудоспособности и другие).

И особо выделено законодателем: обвиняемый должен пойти на этот шаг добровольно, предварительно проконсультировавшись со своим защитником, и должен осознавать характер и последствия своего ходатайства.

А последствия у такого ходатайства серьезные: вынесение обвинительного приговора. Это единственный исход для уголовного дела, которое рассматривается в особом порядке. Казалось бы, можно обжаловать.

Но границы обжалования значительно сужены: вы не сможете оспорить выводы суда, основанные на фактических обстоятельствах, а фактически — не сможете изменить обвинительный приговор на оправдательный.

Доступные основания для обжалования в апелляции по статье 389.

15 УПК: нарушение судьей норм УПК, некорректное применение норм УК, вынесение несправедливого приговора. Это означает, что вы потенциально сможете добиться только смягчения приговора, но не более.

Здесь важно отметить, что суд, имея обоснованные подозрения в невиновности обвиняемого, может отменить особый порядок рассмотрения уголовного дела и перейти к общему. Последний, в свою очередь, имеет, как минимум, два варианта исхода: вынесение обвинительного или оправдательного приговора.

Суд отказывает в ходатайстве об особом порядке и в том случае, если не соблюдены специальные условия, изложенные выше. Замена на общий порядок происходит не только по инициативе суда, но и по заявлению самого обвиняемого, прокурора или потерпевшего (то есть до вынесения приговора можно передумать).

Ходатайство заявляется во время ознакомления с материалами дела, что будет отмечено в протоколе процедуры, или во время предварительного слушания, если без его проведения нельзя обойтись (правила статьи 229 УПК).

Если дело начинают рассматривать в особом порядке, то за основу берут общий порядок и немного его меняют.

Во-первых, рассмотрение без обвиняемого и его защитника не допускается. Порядок действий в заседании такой:

  • оглашается обвинение (прокурором или частным обвинителем);
  • судья выясняет, понятно ли подсудимому обвинение, согласен ли он с ним, желает ли перехода к особому порядку, понимает ли, что это будет означать для него;
  • исследуются отягчающие и смягчающие обстоятельства, а также те, что позволяют определить личные качества подсудимого (хотя могут и не быть исследованы);
  • выносится обвинительный приговор и разъясняется право на его обжалование — только если никто не возражает и у суда достаточно доказательств виновности лица.

Многие обвиняемые, которые соглашаются на особый порядок по уголовному делу, делают такой выбор исходя из того, что судьи в этом случае не имеют права назначить более двух третей объема наказания (срока, размера штрафа и т.д.). Однако, действительно ли это то, ради чего стоит признавать свою вину?

Практика показывает, что судьи относительно редко назначают сроки, превышающие две трети максимального — защитникам обычно удается добиться смягчения. Поэтому в данном контексте это очень сомнительный плюс процедуры.

А на фоне минусов — вынесения исключительно обвинительного приговора и невозможности сменить его на оправдательный в порядке апелляционного пересмотра — тем более стоит очень тщательно все обдумать.

Решение ходатайствовать о начале такой процедуры целесообразно делать, когда вы виновны, плюс много отягчающих дело обстоятельств и вам железобетонно грозит большой срок.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела в связи с заключением досудебного соглашения

Несколько по иному дела обстоят с особым порядком, когда он вводится в связи с заключением досудебного соглашения. Оно предполагает, что обвинение и защита договариваются о том, каким образом будет смягчена ответственность лица, если он совершит специальные действия в помощь следствию.

Введение особого порядка по уголовным делам предусматривает составление двух документов:

  • подписанного защитником письменного ходатайства подозреваемого на имя прокурора о заключении соглашения;
  • самого соглашения, в котором конкретно перечислены действия, которые лицо обязуется осуществить.

Они должны способствовать расследованию, раскрытию личностей соучастников, поискам пропавшего в результате преступления имущества. Между ходатайством и ответом на него от прокурора может пройти максимум три дня.

При этом сам заявитель также должен уложиться в специальные сроки: с начала уголовного преследования и до завершения предварительного следствия (потому соглашение и называется досудебным).

Возникает логичный вопрос: должен ли обвиняемый признать свою вину, чтобы заключить досудебное соглашение? В законе такого требования не содержится. Однако конструкция этого механизма не предусматривает возможности вынесения оправдательного приговора или прекращения процедуры по реабилитирующим основаниям.

Тому подтверждение — специальное указание статьи 317.7 УПК, согласно которому, порядок проведения судебного заседания в этом случае идентичен порядку, предусмотренному для особого рассмотрения дел в связи с признанием своей вины.

Пункт 5 самой статьи гласит, что после проведения всех необходимых процедур судья выносит обвинительный приговор. Поэтому рассчитывать на то, что за активной помощью следствию последует оправдательный приговор, не приходится.

Несмотря на то, что исход такой же, как был описан нами в предыдущем пункте, он более вариативен. Наказание может быть более мягким (данная мысль в законе не конкретизируется), может выражаться в виде условного осуждения. Еще один вариант — освобождение от отбывания наказания.

Эти условия более лояльны, чем для тех, кто просто признал свою вину, потому что, грубо говоря, их нужно заслужить.

Хотя суд, как и в первом случае, не исследует фактические обстоятельства и доказательства, он исследует то, насколько подсудимый выполнил все условия и обязанности, которые взял на себя в досудебном соглашении.

Последовательность действий при судебном рассмотрении похожа на ту, что была представлена нами ранее. Отличие: обвинитель описывает, как лицо выполняло взятые на себя требования, затем сам подсудимый делает то же самое. Упор в исследовании именно на это, поэтому суду важно выяснить:

  • как именно и в каком объеме содействовал следствию подсудимый;
  • как повлияло и какую ценность для раскрытия преступления имело содействие подсудимого;
  • были ли обнаружены какие-либо преступления или возбуждены другие уголовные дела в результате сотрудничества с подсудимым;
  • имелась ли вследствие такого сотрудничества угроза личной безопасности самого подсудимого, его родственников и других близких лиц, и какова была ее степень — то есть, как сильно рисковал подсудимый, содействуя правосудию, и какие меры государственной защиты потребовалось применить;
  • обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, а также те, что смягчают и отягчают наказание.

Отдельно нужно сказать о пересмотре таких приговоров. Их апелляционное обжалование проходит в том же порядке, что и в случае с признанием лицом своей вины.

Однако, согласно статье 317.8 УПК, по таким приговорам может быть подана кассационная жалоба, если будет обнаружено, что приговоренный предоставил ложную информацию, чем нарушил условия досудебного соглашения.

  1. Нельзя однозначно сказать, будет ли обвиняемому или подозреваемому выгоден особый порядок рассмотрения — это зависит от совокупности обстоятельств уголовного дела.
  2. Бывает так, что подозреваемый намеренно идет на досудебное соглашение в целях затягивания сроков — это может позволить избежать наказания по преступлениям небольшой тяжести, период давности по которым относительно короткий.
  3. Бывает, что невиновный специально берет на себя вину, например, покрывая своего близкого человека — для этого установлена возможность перехода к общему порядку по инициативе суда.
  4. В любом случае, особый порядок по уголовным делам более выгоден суду, нежели другим сторонам процесса.
  5. Источники:
  6. Правила рассмотрения дел в особом порядке вследствие признания обвиняемым своей вины (статьи 314–317 УПК)

Правила рассмотрения дел в особом порядке при заключении досудебного соглашения (статьи 317.1–317.9 УПК)

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.