Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Шоколад пришел к нам из стран Латинской Америки. Там местные жители давно научились готовить вкусную смесь из какао-бобов со специями и перцем. Затем блюдо попало в европейские страны, но в измененном виде — первые европейцы попробовали шоколадный напиток без добавления сахара.

И только после того, как рецепт снова скорректировали, убрав оттуда специи и добавив сладкие наполнители и орехи, шоколад прижился на нашем континенте. А два века назад в рецепт добавили масло какао — и на свет появился привычный нам шоколад в плитках. Разберем, как сегодня открыть производство этого десерта.

Виды продукции. Из чего состоит шоколад

В супермаркетах и специализированных магазинах можно найти множество разновидностей шоколада, в которых не так просто сориентироваться. Белый, молочный, горький, пористый, с фундуком и изюмом, с помадкой и кокосовой стружкой — вариантов очень много.

Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Главные отличия:

  • рецепт (из чего состоит шоколад);
  • доля содержания какао-бобов;
  • цвет;
  • вкусовые добавки.

Если смотреть еще глубже, то вкус шоколада зависит даже от вида дерева, с которого сняли урожай какао-бобов. Лучшими по вкусу и качеству, а также самыми ароматными считают плоды африканских деревьев. А вот азиатские и американские какао-бобы уступают им — они часто горчат или кислят, хотя их тоже используют для производства шоколада.

Вот каким бывает шоколад (по содержанию какао):

  1. Горький. Содержание какао — очень высокое, не менее 60%, в некоторых сортах — до 90%. Как понятно из названия, он обладает горьким вкусом, без подсластителей. Это настоящий шоколад с минимумом добавок и примесей.
  2. Темный. Содержание какао ниже, чем у горького — 30- 60% какао-продуктов. Рецепт его приготовления называют классическим. Он темного цвета, но не настолько черный, как горький шоколад.
  3. Молочный. Содержание какао еще ниже — до 35 %. Также в этот рецепт входят сахар и молоко. На вид он светлого оттенка и обладает повышенной калорийностью.
  4. Белый. Строго говоря, это не совсем шоколад, поскольку в нем нет какао-бобов. Правда, в рецепте белого шоколада есть масло какао. Также там присутствует сахар, молоко или его заменители, ароматизаторы.

Теперь рассмотрим разновидности по технологии и рецептуре:

  1. Элитный, или десертный. Бывает молочным и горьким. Содержание какао не менее 45%. Наиболее вкусным считается горький десертный шоколад; он стоит дороже. 
  2. Пористый. Для приготовления этой разновидности шоколадную массу разрыхляют и добавляют туда кислород – когда масса застывает, там остаются пузырьки. За счет этого пористый шоколад становится объемнее – при том же весе, что обычный шоколад, плитка имеет больший размер.
  3. Шоколад с наполнителями и различными начинками. Такие лакомства особенно любят дети. В качестве начинки могут выступать самые разные продукты — на основе кремов, сливок, фруктов, орехов, желе и помадки. И это только стандартный набор — есть более экзотические варианты вроде бекона, трюфелей, водорослей и лаванды.
  4. Диетический. В этот вид шоколада добавляют заменители сахара, чтобы сделать его менее калорийным. Подойдет для людей, которые сидят на диете или не могут употреблять сахар по медицинским показаниям.
  5. Рубиновый. В составе особый вид какао-бобов с повышенным уровнем розовых пигментов: в нем нет ароматизаторов и красителей. Готовый продукт имеет фруктовый привкус.
  6. Зеленый. Также известен как шоколад для похудения. Продается в плитках зеленоватого цвета и на вкус напоминает белый шоколад с привкусом зеленого чая. Рецепт пришел к нам из Испании, также его выпускают в Японии. Испанская версия включает морские водоросли, которые не только помогают убрать лишнюю калорийность, но и способствуют снижению аппетита. В составе японского зеленого шоколада — порошок матча вместо водорослей.
  7. Веганский, в составе которого полностью исключены продукты животного происхождения. Там может быть миндальное или соевое (но не коровье) молоко.

По форме шоколад чаще всего продают в плитках прямоугольной формы, а также в виде конфет, батончиков, фигурок и шоколадной глазури.

о производстве макаронных изделий.

Помещение

Вам потребуется помещение для цеха — площадью не менее 70-80 кв. метров.

Стандартные требования — расположение в промышленной зоне, наличие всех коммуникаций (отопление, канализация, водоснабжение, вентиляция). Потолки должны быть не менее 3 метров.

Важна хорошая транспортная доступность и наличие подъездных путей. Кроме производственного цеха, помещение должно включать склад, комнату отдыха для сотрудников, санузел.

Персонал

Обычно такие цеха работают в 2-3 смены. Вам потребуются:

  • технолог;
  • работники цеха (по 5-8 человек на смену для обслуживания линии средней производительности);
  • технический персонал — сотрудники склада и грузчики; уборщики;
  • бухгалтер (можно привлечь на аутсорсе);
  • менеджер по продажам/маркетолог;
  • менеджер по закупкам.

Всего в среднем цеху по производстве шоколада обычно работает 15-20 человек.

Если вы хотите начать производство шоколада, вам потребуется комплект оборудования:

Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Важно купить весь комплект, чтобы производственный процесс шел без задержек. Каждый агрегат нужен на определенном этапе изготовления шоколада.

Дополнительно могут понадобиться аппараты для измельчения или резки наполнителей.

Цена оборудования варьируется в зависимости от того, покупаете вы новое оборудование или бу, автоматическую линию или нет, кто производитель. Но даже самый бюджетный вариант стоит не менее 4 млн. рублей.

Технология производства шоколада

Основные компоненты в составе — какао порошок, сахар и масло какао. Также в зависимости от рецепта туда входят другие добавки, молоко, лецитин (он нужен для придания формы плитке), красители и ароматизаторы. Рассмотрим подробнее, как делают шоколад.

Для начал берут зерна какао (небольшие овальные плоды около 2 с половиной сантиметров в длину, бледные, на вкус горькие и терпкие) — из них получается порошок и масло. Они богаты жирами, белками, кофеином. Также в их составе крахмал и углеводы, микроэлементы, витамины и минеральные вещества, аминокислоты.

Для экономии иногда зерна какао меняют на кэроб, который напоминает их по вкусу, но стоит существенно дешевле.

С той же целью масло какао могут заменить на пальмовый жир. Это позволяет сильно удешевить процесс изготовления, но из этих продуктов нельзя получить настоящий шоколад — только его аналоги.

Процесс изготовления шоколада

Процесс производства состоит из многих этапов.

Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Важно четко следовать технологической карте, чтобы не испортить продукт.

  1. Отбор, дробление и обжарка какао-бобов. 
  2. Получение тертого какао — обжаренные бобы нагревают до +40 °С и превращают в единую массу. Чем меньше помол, тем лучше будут вкусовые качества конечного продукта. 
  3. Получение шоколадных масс. Протертое какао смешивают с маслом какао и сахаром (сахарной пудрой). Это три главные ингредиента. Если этого требует рецепт, к ним могут добавить и другие вещества.
  4. Перемалывание и обработка на меланжере. Получившуюся смесь хорошо перемешивают и растирают на меланжерах, чтобы получилась однородная масса. Но на этом этапе помол еще недостаточно мелкий. Чтобы растереть частицы в пыль, они проходят второй этап обработки — вальцевание. В итоге получается рассыпчатая шоколадная масса. 
  5. Разводка. Главная задача здесь — придать сухой массе текучесть. Для этого туда добавляют какао масла при высокой температуре  — 45-70° С.
  6. Конширование. Шоколадные массы подогревают и перемешивают. Это занимает как минимум 12 часов, а иногда — несколько дней. Все зависит от конкретного рецепта. При этом важно поддерживать температуру 40 — 80 °С.
  7. Формирование. Полученную массу переливают в подготовленные формы, начинается кристаллизация, шоколад становится плотным и твердым. Для легкого извлечения шоколад сначала охлаждают до 28°С, потом снова доводят температуру до 32°С.
  8. Упаковка. Традиционно плитки оборачивают в фольгу и бумагу. На внешней обертке печатают данные о продукте и производителе — дату изготовления, состав, полное название и адрес компании, калорийность. 

Читайте, как запустить производство колбасы.

Регистрация шоколадного бизнеса

При выборе формы регистрации есть два варианта — ИП или ООО. ИП подойдет для небольшого бизнеса. Оформить ИП можно за три рабочих дня в налоговой по месту жительства, оплатив пошлину 800 рублей.

Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Достаточно заполнить заявление и предоставить копию паспорта предпринимателя. Но учтите, что возможны проблемы в организации сбыта юридическим лицам.

Также ИП не подойдет компании, в которой несколько учредителей — в таком случае лучше оформить ООО. Это сложнее (нужно больше документов, процедура регистрации дольше).

Зато у ООО может быть больше одного учредителя, и другие ООО и ОАО охотнее сотрудничают с такой организацией.

Код ОКВЭД при регистрации 10.82.2 «Производство шоколада и сахаристых кондитерских изделий». Форма налогообложения — упрощенная (Доходы минус расходы со ставкой 15%).

Читайте также:  Гражданство РФ: к тот работает за границей и прислать оригинал совего загран паспорта не может

Кроме того, вам потребуется создать технологические карты на всю выпускаемую продукцию, получить лицензию и разрешения от пожарных и Роспотребнадзора.

Вложения в изготовление шоколада

Больше всего денег при изготовлении шоколада уйдет на покупку необходимого сырья и оборудования.

Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Приблизительный список расходов приведен в таблице:

Размер вложений Инвестиции в рублях
Оформление документов 60 тыс.
Аренда и ремонт производственного помещения 300 тыс.
Покупка оборудования 5 млн.
Покупка сырья 2,5 млн.
Маркетинг, продвижение 100 тыс.
Услуги дизайнера 100 тыс.
Запуск сайта 30 тыс.
Оборотные средства 700 тыс.
Итого 8,79 млн

Вам потребуются также текущие ежемесячные расходы. Примерный список представлен в таблице. Цифры приблизительные и приведены для ознакомления.

Ежемесячные расходы Сумма в рублях
Фонд оплаты труда 650 тыс.
Аренда 70 тыс
Покупка сырья 1,5 млн рублей
Логистика и транспорт 200 тыс.
Маркетинг 50 тыс.
Оплата налогов и коммунальных платежей 250 тыс.
Другие расходы 100 тыс.
Всего 2.82 млн.

Маркетинг и каналы сбыта. Название шоколада

Если вы продаете шоколад в магазины и торговые сети, договаривайтесь с ними напрямую или перепродавайте через оптовиков. Выгоднее заключить прямые контракты, но это сложно, поскольку ниша насыщена, а конкурентов слишком много.

Известные производители шоколада у всех на слуху; новичку крайне трудно войти на этот рынок. Оптовики смогут продавать вашу продукцию в небольшие розничные точки, но реализовать ее в крупные торговые сети (на которые приходится львиная доля оборота) крайне сложно.

https://www.youtube.com/watch?v=_YRiNFjLTQg\u0026list=PLxFS7WKH1Ei2hz4ZXfnMWiLiEZ_U_wmzw

Создайте сайт и рассылайте коммерческие предложения всем, кто может стать вашим покупателем.

Если вы продаете шоколад для розничных сетей, большое значение имеет его название. У всех на слуху названия вроде “Бабаевский”, «Милка», «Альпен Голд». Они уже стали брендами. Чтобы конкурировать с ними, нужны крупные вложения в рекламу, которые есть только у самых крупных компаний.

Заработок на производстве шоколада

Ваш успех будет зависеть от того, сможете ли вы найти рынки сбыта для своей продукции. Искать их стоит заранее. В долгосрочной перспективе большое значение имеет качество шоколада.

Трудовое право: я работаю операторм на шоколадной фабрике. фабрика небольшая и заказов бывает мало

Если вы сотрудничаете с цехами для производства кондитерских изделий, то сможете продать им шоколад крупными партиями по весу, примерно по 160 рублей за килограмм. В месяц можно изготовить 27 тонн продукта. В таком случае ежемесячная прибыль может достигать 700 — 800 тысяч рублей в месяц.

Производство шоколада потребует крупных стартовых вложений. Запустить такой бизнес в одиночку, без привлечения инвестора, очень сложно.

Больше всего денег уйдет на оборудование и сырье. В среднем вложения можно окупить за 1,5-2 года. Следите за качеством продукции и заранее продумывайте каналы сбыта. Поставлять продукцию можно оптовым покупателям или на кондитерские фабрики или оптовикам.

В этой нише можно экспериментировать и пробовать выпускать новые виды шоколада.

о производстве мармелада.

Как я пошла работать на конфетную фабрику ради науки

Для рядовых российских рабочих год работы на фабрике — это короткий период их обширного трудового опыта. Для этнографа год работы на фабрике — это полноценное полевое исследование, сотни исписанных страниц полевого дневника, тысячи мыслей и идей и бесчисленное количество научных и публицистических текстов. Такой метод в социальных науках называется “включенным наблюдением”, или “этнографией”. Этнограф стремится стать “своим” в исследуемой группе, слушая, наблюдая, участвуя.

Для того чтобы стать “своей” среди рабочих, надо самой стать рабочей. В августе 2016 года меня взяли на конфетную фабрику упаковщицей. Через несколько месяцев я стала оператором упаковки 1-го разряда. В августе 2017 года уволилась и вернулась в академию.

Фабрика очень быстро перестала быть для меня просто “полем”, местом исследования. И стала местом настоящей, реальной работы. Ритмы трудовых смен задавали общий ритм моей повседневности.

Я с уверенностью могу сказать, что была в первую очередь рядовым рабочим фабрики и уже во вторую — исследователем, который записывает происходившее в дневник, что-то читает по теме, что-то обсуждает с коллегами из академии.

СКРЫТАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

После своего первого рабочего дня на заводе я была чуть живая: ручной труд оказался скрытой реальностью цеха, в то время как “автоматизация” — ширмой, за которой спрятан реальный труд работниц цеха упаковки ирисок. Этот труд по своему объему и содержанию, интенсивности, характеру и условиям сильно отличался от того, каким он выглядел на бумагах и — в представлении менеджмента.

Нельзя сказать, что автоматизации на заводе не было, — она, безусловно, была. Оборудование грохотало, как раненый мамонт, и то и дело сбивалось с ритма, но конфеты все же упаковывались. Износ оборудования настолько ощутимый, что машины были способны работать непрерывно не дольше пяти минут, стоит только оператору отойти немного в сторону.

Рис. Станислав Давыдов

Множество раз я пыталась уличить минутку и пробежать 15 метров до кулера, глотнуть воды, но стоило мне лишь сделать пару шагов в сторону, машина тут же останавливалась. Продукт без конца застревал в механизмах машины или на ленте подачи, упаковка спаивалась криво, работа клеевой системы сбивалась, как и работа всех возможных датчиков по очереди или одновременно.

https://www.youtube.com/watch?v=5kxGwMFJIQo\u0026list=PLxFS7WKH1Ei2hz4ZXfnMWiLiEZ_U_wmzw

Это и многое другое сбивало с ног не только меня, но и всех операторов цеха и приводило к тоннам брака по упаковке. Нередко идеально упакованные ириски приходилось отправлять в брак после того, как одна лишь капля клея упала не в ту часть угла коробки — коробка не склеилась, на выходе из машины застряла, перевернулась, и все ириски повредились. За машиной требовался глаз да глаз.

“ОПТИМИЗАТОРЫ”

Ранее, всего за несколько лет до моего трудоустройства на фабрику, эти машины работали отлаженно и ритмично.

Операторы выполняли именно те обязанности, которые прописаны в их должностных инструкциях: следили за работой оборудования, периодически проверяли продукт, меняли упаковочные материалы, чистили машину.

“Мы работали спокойно! — рассказала как-то между делом моя наставница, старший оператор бригады. — Машины шли гладко, мы по двое на машине стояли, меняли друг друга, и брака столько не было!”

Но потом поменялось руководство: практически всех руководителей на производстве заменили, и пришли “оптимизаторы”. Первым делом сократили персонал и увеличили скорость машин до предела.

Очень быстро машины стали ломаться — сначала потихоньку и незначительно, потом все чаще и серьезнее. В итоге оборудование износилось до такой степени, что оператор должна была полностью “поддерживать” работу машины, налаживая и настраивая ее на протяжении всей смены.

Механической наладке машины в основном уже не поддавались — технический персонал приходил и уходил, а операторы оставались один на один с изношенным оборудованием. “Починить совсем не получится, нужны детали, деталей нет! Они дорогие, их никто не закажет.

Я настрою, оно собьется через полчаса, а стоять возле тебя всю смену не могу — на мне вся фабрика!” — говорит механик или электрик и уходит вглубь цеха.

ИЗОБРЕТАТЕЛИ ПОНЕВОЛЕ

Теперь операторы вынуждены изобретать все новые и новые способы поддержания работы изношенного оборудования. Это может быть кусочек картона, втиснутый в нужное место и в нужный момент под ленту подачи ирисок, чтобы обеспечить их более гладкий ход по ленте.

Или конкретный уголок коробки, выгнутый в нужную сторону, — тот самый, куда при обычных условиях не попадает клей, а выгиб позволяет “поймать” каплю клея и избежать последующего сценария с кучей испорченных конфет.

Я называю такие уловки “изобретениями”, потому что негласные задачи поддерживать изношенное оборудование, стоящие перед каждым оператором, требуют изощренной креативности и изобретательности.

Антрополог, профессор Лондонской школы экономики Дэвид Гребер, автор бестселлера “Бредовая работа”, назвал бы это изобретением “костылей”.

“Костыльщики, — говорит Гребер, — решают проблемы, которые не должны возникать”. Операторы на фабрике ирисок занимаются тем, что устраняют сбои, которые не должны возникать в работе оборудования на автоматизированном производстве. Изобретательность и определяет весь рабочий процесс.

Некоторые такие “изобретения” становятся результатом быстрого, спонтанного решения, основанного на опыте работы с оборудованием или просто на житейском опыте. Другие — это результат наблюдений, опытов и экспериментов. Последнее требует больше времени, смекалки, внимательности.

В ситуации с клеевой системой я сама раз за разом загибала уголок коробки в разные стороны под разным углом и наблюдала за результатом, корректируя его.

Читайте также:  Как поступить с регистрацией при переезде в другой город?

Но даже если в эту смену я нашла удачный угол загиба, в следующий раз мне придется проделывать все эти операции заново — типовыми “изобретения” не бывают никогда.

С одной стороны, это действительно “бредовая работа”, потому что стоит только заменить оборудование на новое — и необходимость в “костылях” сразу же отпадет. С другой стороны, “костыли” необходимы, чтобы фабрика продолжала производить ириски. Так что “бредовость” такого труда с точки зрения его причин не означает, что он бессмысленный или ненужный по своей сути.

Необходимость изобретать “костыли” кардинально поменяла характер труда операторов, наделив его интеллектуальной составляющей. Теперь недостаточно изучить инструкции по эксплуатации оборудования — требуются определенные личные качества и склонности: смекалка и изобретательность, быстрота реакции, внимательность, аккуратность, хорошо развитая мелкая моторика, острое зрение.

В итоге мы видим, как из монотонного и рутинного труд операторов стал еще и интеллектуальным, креативным, то есть осмысленным, требующим размышлений и изобретательности. Но одновременно, заглянув немного глубже, мы понимаем, что необходимость в изобретательности является следствием общего износа оборудования, то есть сбоя в системе. Осмысленный труд с налетом “бредовости”.

*   *   *

Кардинальные изменения, произошедшие в цеху и перевернувшие с ног на голову организацию труда и его характер, прошли совершенно незаметно для руководства завода. Потому что сверху продолжают поступать распоряжения, уже давно неуместные и даже вредные в реальности новой трудовой повседневности.

Об авторе

Ольга Владимировна Пинчук — социальная исследовательница, аспирантка Департамента истории НИУ ВШЭ (в Санкт-Петербурге), научный сотрудник Центра независимых социологических исследований (ЦНСИ, Санкт-Петербург), эксперт фонда поддержки социальных исследований “Хамовники”. Сфера научных интересов: наемный труд и трудовые отношения в России, советский индустриальный труд, темпоральная организация труда, методология социальных исследований.

Шоколадное рабство в концерне «Бабаевский»

Кондитерский концерн «Бабаевский» оказался в центре скандала. Несколько бывших работниц рассказали в Живом Журнале об условиях, в которых им приходилось там трудиться и о том, что денег за свой труд они практически не получали.

— Эй ты! — кричит мастер — куда пошла?

— В туалет.

— А ну быстро на свое место, живо! Я кому говорю!!!

Так женщины описывают отношение на комбинате к сотрудникам. Наверное, так разговаривают и на Зоне, только тут нет решеток, — пишут работницы. — В туалет девушек не выпускают. Однажды заболевшая работница хотела принять лекарство, надзиратели-мастера не позволили.

Еще из жутких рассказов работниц:

— Работать, слышь ты, колхозница, кому говорят! Че расселась?!

— Вы почему так с людьми разговариваете, я — взрослая женщина, у меня есть сын, вы что вообще, с ума посходили?

— Ты еще будешь меня тут учить, деревня! Кто вас сюда звал, кому вы тут нужны? Ты отсюда в момент улетишь, поняла, да?! Понаехали, блин! Москва не резиновая. Работай!

— Ты че, такая умная? Если ты умная, почему ты вообще тут стоишь? Ну-ка работать!

Работают в «Бабаевском» женщины со всех уголков России. Договора о трудоустройстве с работницами заключает не концерн «Бабаевский», известный на всю страну, а какие-то сомнительные фирмы, в данном случае ООО «Петролайн» и «РКЦ». Они привозят народ из регионов и ставят на крупные фабрики.

Работницам обещали (в документе со странным названием «вызов-справка») зарплаты — по 80 рублей в час. Когда они прибыли в Москву, им дали подписать договор, где уже фигурировала совсем другая цифра — 23 рубля 34 копейки.

Мы связались с Галиной Прозоровой — одной из бывших работниц концерна. Не получив даже части обещанных денег, девушка уволилась. Чтобы вернуться в родное Иваново, откуда она приехала два месяца назад в надежде подзаработать на крупном предприятии, ей пришлось влезть в долги.

Расчетные обещают выплатить только в конце ноября, до этого времени жить в столице девушке не на что. Концерн «Бабаевский» ничего не хочет слышать о ее проблемах, поскольку по документам получается, что девушка работала на ООО «Петролайн», которое в свою очередь говорит: «Ждите».

«СП»: — Галина, действительно, отношение к работникам на фабрике было не адекватным?

— Да уж, не то слово. Относились к нам просто ужасно. Очень многое о себе там узнали… Вроде бы Москва, цивилизация… Никогда не ожидала, что придется столкнуться с таким хамством.

Мы ведь ехали в Москву конкретно на Бабаевскую фабрику, а не просто приехали и начали искать работу. Вроде как нас здесь ждали, обещали оплатить проезд, кормить обедами и бесплатно предоставить общежитие.

На деле все оказалось совершенно по-другому.

«СП»: — А как получилось?

— Мало того, что нам стали начислять в три раза меньше, так еще и из этой суммы вычитали все что возможно — и за проезд и за общежитие. Деньги нам выдавал мастер — наш начальник. Делал он это по ведомостям, которые сам же от руки и заполнял.

То по тысяче даст, то через пару недель еще по 500 рублей подкинет. Конечно, он все время говорил, что все выплатят обязательно, но когда выдал по 95 рублей, сказав, что это нам на 2 дня, чтобы хватило на проезд.

Я поняла — это предел… Дальше ждать нет смысла.

«СП»: — То есть зарплаты вам выплачивал не концерн «Бабаевский»?

— Нет, концерн переводил деньги ООО «Петролайн», с которым у нас были заключены договора о трудоустройстве. Какие уж с ним отношения у «Бабаевского», я не знаю.

Но, в любом случае, получается, что нас просто использовали как рабов — приехали, отработали и теперь все в долгах уезжаем обратно. Я жила в общежитии и мне рассказывали, что так уже происходит несколько лет.

Некоторые люди были вынуждены продавать свои украшения, чтобы уехать с этих «заработков»…

Еще одна бывшая работница «Бабаевского» Татьяна Васина сейчас находится в Оренбурге. Также, поработав на фабрике, она уехала домой без денег.

«СП»: — Татьяна, сколько вам остались должны?

— Сколько должны денег — тайна покрытая мраком. Когда я попросила на фабрике выдать мне табель, чтобы посмотреть, сколько дней я отработала, мне его не дали. Сказали, что дают мастерам.

«СП»: — А вам что посоветовали делать?

— Нам предложили просто сдать пропуска и идти с миром. А по поводу денег, сказали: «Ждите, когда вам мастер отдаст». А он молчит. Пришлось уехать, но я, конечно, собираюсь вернуться и все-таки получить свои деньги. Просто жить там уже было не на что. Вот займу у соседей в Оренбурге деньги и поеду обратно.

«СП»: — Вы не пробовали обращаться в профсоюз предприятия?

— Что вы! Какой профсоюз… Я пыталась обратиться в отделе кадров за советом хотя бы. Ну, мне и посоветовали там обращаться в ООО «Петролайн». А главный офис этого «Петролайна», между прочим, в Казани, как мы выяснили уже сейчас.

Когда мы пришли в их московское отделение, чтобы попытаться разобраться — почему нам не платят деньги, менеджер нам сказал: «Не нравится — увольняйтесь, вас никто не держит». А кому понравится работать бесплатно? Я, действительно, тогда написала заявление, что хочу уволиться в связи с невыплатой заработной платы.

Вы не представляете, как на нас орали, заставляя написать, что увольняемся мы по собственному желанию…

Председатель профсоюзной организации концерна «Бабаевский» Зинаида Воробьева, которую мы попросили прокомментировать, появившееся в интернете заявление бывших работниц, посоветовала обратиться за ми к заместителю директора по кадровой политике предприятия Антонине Волковой.

Люди, о которых вы говорите, работают у нас временно, очень мало и на учете не стоят, — отметила председатель профсоюза. — Это работники фирм ООО «Петролайн» и ООО «РКЦ». Поэтому наш профсоюз не имеет к ним никакого отношения.

В приемной заместителя директора по кадровой политике концерна Антонины Волковой нам сказали следующее:

— Да мы читали это обращение в интернете и что? А вы с каждым анонимным письмом разбираетесь? В том же интернете, где было размещено письмо, вы найдете сайт управляющей компании «Объединенные кондитеры». У них существует отдел по связям с общественность. Рекомендуем вам найти координаты этого отдела и вести диалог с ними. Своей пресс-службы у нас нет, а у нашего руководства другие функции.

К сожалению, Наталья Живая, занимающаяся связями с общественностью в компании «Объединенные кондитеры», тоже не смогла прокомментировать ситуацию, сложившуюся с бывшими работницами «Бабаевского», поскольку лежит дома с температурой.

Ловись, работа большая и очень большая: куда устроиться в Ярославле этой осенью

Работать на Ярославском заводе упаковочных изделий — это быть уверенным в своем работодателе, получать зарплату, которая выше других предложений в городе, иметь комфортное рабочее место и возможность постоянно обучаться чему-то новому.

Я работаю здесь уже 4 года. В 2017 году пришел на должность начальника смены, у меня в подчинении было 15 человек, а на заводе — три линии. Своими глазами вижу, как предприятие растет: за это время производственные площади увеличились в 2,5 раза, сотрудников стало намного больше.

Начальник производственных систем Андрей Махаличев

Два года назад завод упаковочных материалов вступил в национальный проект «Производительность труда и поддержка занятости» от федерального центра компетентности. Проектным менеджером был назначен Андрей Махаличев.

Он вместе со своей командой пересмотрел производственные потоки, проанализировал потери и увеличил производительность предприятия.

Руководство оценило инициативность своего сотрудника и повысило его до руководителя проектного офиса.

сотрудник коммерческого отдела Александр Малышкин

Так началась моя карьера. Все, кто причастен к заводу и имеет энтузиазм, растет вместе с производством. Здесь много возможностей для развития. Многие грузчики и упаковщики выросли до наладчиков и машинистов. Главное — захотеть.

Гофрокартон используется во всех отраслях промышленности, в торговле и в быту. Он экологичен, мало весит, имеет высокую прочность и низкую цену.

Читайте также:  Право собственности на квартиру: право собственности на квартиру зарегестрированно но с обремененнием

Начальник производственных систем Андрей Махаличев

Основная команда сформировалась здесь много лет назад, но из-за стабильного роста выпуска предприятие испытывает кадровый голод и потребность в рабочих руках.Ирина Шипилова тоже работает на заводе около 4 лет. Легкие ручные работы здесь в основном выполняют женщины.

Когда я пришла, то быстро влилась в коллектив, оперативно обучилась, поняла работу. Мои обязанности — собирать готовую продукцию: резать и клеить.

Каждые два часа у нас перерыв, можно сходить перекусить в обеденную комнату. Сотрудникам выдают удобную одежду и обувь.

Я здесь долго работаю, потому что меня устраивает сдельная оплата труда — сколько сделала, столько получила. Ну и люди рядом со мной замечательные.

Я начинал работать оператором, потом стал помощником машиниста и бригадиром. Во время рабочей смены слежу за качеством продукции и сроками выпуска. Мне нравится график работы — два через два. Хватает времени на семью и домашние дела.

Машинист-бригадир Дмитрий Звонов

Начальник отдела кадров Ирина Урванцева

У нас на заводе хорошие условия работы, потому что мы хотим, чтобы люди были заинтересованы, росли в профессиональном и материалом плане. Человек, который хочет работать, сделает на 20% больше, чем тот, кто пришел на работу без настроения.

Мы приоритетно улучшаем социально-бытовые условия сотрудников — строим новую комнату приема пищи, следим за чистотой раздевалок и душевых. Активно привлекаем молодежь, на предприятии существуют специальные программы для привлечения студентов.

Генеральный директор Денис Пелевин

«Почему вы пришли на завод?»

Возможно, проблема в том, что рабочие выбирали, наверное, не совсем правильную форму для выражения своих проблем. Там были две типичные линии.

Либо ты пытаешься ничего не говорить (или пытаешься говорить то, что хочет слышать начальство), либо ты говоришь то, что ты хочешь, но в формате «вы не правы – я прав, у нас это так происходит, вы ничего не знаете, прислушайтесь ко мне, я знаю лучше».

Хотя когда я с начальником производства пыталась взаимодействовать, у нас, на мой взгляд, была достаточно эффективная коммуникация. Потому что я пыталась адаптировать требования рабочих и в другом формате с ней общаться.

 

А так у рабочих возникало, конечно, недовольство и ощущение, что их не понимают, что их не слушают.

И была вот эта классика жанра, когда рабочие с матом, со всеми этими словами кричали в курилке что-то вроде: «Да пусть она или какой-то другой начальник придет и поработает хотя бы смену одну здесь и посмотрит, как это работает!» Такой вот подход. Поэтому по заводу одно время даже ходила легенда, что я пришла туда поработать, чтобы потом выйти наверх и при этом понимать, как все устроено. Выйти наверх именно в плане карьерного роста: стать директором завода или что-то в этом роде.

– Никто из коллег не приблизился к тому, чтобы раскрыть твою «легенду», – то, что ты на самом деле исследователь?

– Я не то чтобы играла там в шпиона. Просто было проще для установления нормального уровня доверия именно прийти и сначала стать своим, а потом уже раскрываться.

Раскрыть себя – это была уже потребность, особенно когда у меня завязались дружеские отношения с коллегами. Первой я рассказала о проекте одной из своих близких подруг.

Это стало еще проще сделать, когда, спустя несколько месяцев работы в поле, наше начинание поддержал фонд «Хамовники» и исследование приобрело определенную структуру.

– То есть спустя несколько месяцев работы в поле у вас наконец появился какой-то план?

– Не только план, но и определенная ответственность: мы должны были выдать определенный результат, и это определенным образом структурировало нашу работу.

Ты понимаешь, что это не для себя, не какая-то игра, не забава, а ты в любом случае должен что-то сделать. Плюс когда с фондом у нас завязались отношения, у меня было уже больше оснований говорить коллегам-рабочим о том, что я провожу исследование.

Аргументация в стиле «мне интересно, я люблю науку, и поэтому пришла сюда» не вызвала большого доверия среди них. 

Рабочие правда не понимали, что кто-то может прийти на завод работать днями и ночами потому, что ему интересно и он что-то там будет писать. Хотя подозрения по поводу того, что я пишу какую-то книгу или еще что-то делаю, конечно, возникали.

В итоге я все равно раскрылась перед своими коллегами. Зимой у нас был корпоратив перед новогодними праздниками, там была большая часть нашей бригады.

Уже в неформальной обстановке, с бокалом вина я рассказала им о том, что работаю на заводе не просто так.

– И как люди отреагировали, узнав что на самом деле ты проводишь исследование?

Довольно позитивно. Отчасти, возможно, потому, что они знали меня уже полгода на тот момент, – и знали, в принципе, как хорошего рабочего, то есть я свои обязанности выполняла довольно ответственно.

И как помощника в плане компьютера, каких-то писем, текстов, то есть у меня была какая-то, наверное, немаловажная роль в этом коллективе, поэтому ко мне относились таким образом.

Но у них все равно чувствовался какой-то вопрос ко мне, хотя напрямую они его не озвучивали, они не спрашивали: «А что же ты все-таки здесь делаешь?»

Тем не менее у них постоянно проскальзывало что-то вроде: «Иди, найди себе нормальную работу, что ты здесь забыла?» И в какой-то момент две мои близкие подруги (с которыми я общаюсь до сих пор), узнав об исследовании, сказали, что я могу спокойно включать диктофон во время наших встреч и их это совершенно не смущает. У них уже было определенное доверие ко мне, и они знали, что я не буду обращать всю эту историю против них.

– Но если все-таки говорить о структуре вашего исследования, что вы планируете сделать? Реконструировать жизненный мир рабочего, проанализировать его повседневность?

– В фонде «Хамовники» наш проект проходит под названием «Этнография рабочего места» – он довольно широкий в плане своего охвата. Например, когда мы выступали на батыгинском семинаре в Институте социологии РАН, у нас была презентация, которая называлась «Семья и труд в жизни заводских работниц». Мы говорили именно о женщинах и об их отношении к работе, с работой, с трудом и их отношениях в семье – настолько, насколько возможно было на том этапе реконструировать и показать все это. И это, наверное, основные направления нашего интереса: семья, досуг, работа и отношения с руководством. Но отсюда много разных вещей вытекает. Например, интересный и, наверное, самый волнующий вопрос связан со временем.

– Ты имеешь в виду бюджет времени рабочего?

– Примерно. Речь о режиме работы и жизни рабочего в соответствии с этим режимом. Ты уже строишь и свою личную жизнь, свою семью, свой какой-то досуг в соответствии с тем, как работает завод. А завод иногда работает непредсказуемо.

Бывали случаи, когда, например, дали отпуск, а потом нет, мотивируя тем, что надо выполнять план. Или идут выходные, но завод все равно работает.

Словом, сложно быть уверенным в том, что выходные – это выходные, не говоря уже о длительных отпусках или отгулах. 

Плюс есть важная история, связанная, например, с фабричными семьями. То есть случай, когда семью создавали либо двое рабочих с фабрики, либо они приходили туда вместе или один пришел – второй или вторая за ним.

И вот эти союзы семейные, иногда с маленькими детьми, это все тоже связано и со временем, и с режимом работы.

Потому что, когда два супруга не имеют особой возможности кому-то отдавать детей, они вынуждены работать в разные смены.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.