Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью

иллюстратор — Маргарита Федосеева 

Изменения в 44-ФЗ, которые касаются гарантийных обязательств

  1. В ч. 4 статьи 33 появилось понятие «гарантийные обязательства» (далее — ГО). Оно включает в себя:
    • гарантию качества,
    • требования к сроку гарантии,
    • объем предоставления гарантий качества,
    • требования к гарантийному обслуживанию товара.

    Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью

  2. В новой редакции  п. 1 ч. 13 статьи 34 появилось условие: если заказчик установил в закупке гарантийные обязательства, то он включает в проект контракта порядок и сроки предоставления этих обязательств. Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью

  3.  Ч. 1 ст. 45 дополнили правилом, что с 1 июля 2019 банковскую гарантию можно предоставлять не только на обеспечение заявок и исполнение контрактов, но и на гарантийные обязательства.Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью
  4.  В статье 94 появилась новая ч. 7.1. Если заказчик установил требование об обеспечении ГО, то документ о приемке товара, работ, услуг подпишут, только если исполнитель предоставил обеспечение ГО. Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью
  5.  В ч. 1 ст. 96 в новой редакции говорится, что если заказчик требует обеспечить гарантийные обязательства, то эту информацию необходимо включить в извещение, документацию, проект контракта в закупке, приглашение участвовать в закрытой закупке. Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью

В итоге выстраивается такая цепочка: 

  1. Если не указано другое (как например, в закупках машин и оборудования), то заказчик устанавливает гарантийные обязательства при необходимости. То есть не в 100% случаев, а решает в зависимости от объекта закупки, нужны они или нет. 
  2. Если установил, то обязан потребовать обеспечить ГО. С 1 июля 2020 года действует новое правило: заказчики не обязаны, а имеют право требовать обеспечить гарантийные обязательства (ч. 2.2 ст. 96 44-ФЗ). 
  3. Если нужно обеспечить, то не подпишет акты-приемки, если нет обеспечения гарантийный обязательств. 

Какими способами обеспечивать гарантийные обязательства

Победитель закупки сам выбирает, каким способом обеспечить основные и гарантийные обязательства: 

  • предоставить банковскую гарантию,
  • внести деньги на счет заказчика. 

Можно ли предоставить отдельно банковскую гарантию на основные обязательства и отдельно на гарантийные? Примут ли такую гарантию?

Да, можно оформлять две банковские гарантии, причем исходя из формулировок закона это можно сделать в разное время:

  • на исполнение контракта — перед подписанием контракта, 
  • на исполнение ГО — перед подписанием акта приемки. 

При желании, основные и гарантийные обязательства можно обеспечить одной банковской гарантией. Но вероятны сценарии, когда поставщику выгоднее предоставлять обеспечение разными способами, например: 

  • Для “заморозки” на короткое время переводить заказчику деньги (исполнение контракта), а на долгий срок (гарантийные обязательства) брать банковскую гарантию.
  • Если процент обеспечения контракта большой (например, если в закупке есть аванс), то брать на него гарантию, а если процент обеспечения ГО низкий, то переводить деньги. 

Напомним, что срок действия банковской гарантии должен превышать срок исполнения обязательств минимум на один месяц, в том числе если сроки контракта сдвинулись по независящим от сторон причин. Об этом сказано в ч. 3 ст. 96 44-ФЗ. Конкретный срок заказчик установит в извещении и документации к закупке.

Также победитель вправе изменить способ обеспечения гарантийных обязательств или предоставить заказчику новое обеспечение взамен старого (ч. 7 ст. 96 44-ФЗ). 

Когда вернут обеспечение гарантийных обязательств?

В 44-ФЗ прямого ответа нет, но предполагаем, что заказчики будут руководствоваться теми же правилами, что и при возврате обеспечения контракта:

  • в течение 30 дней с даты окончания обязательств. 
  • в течение 15 дней, если закупка проходила среди СМП. 

В любом случае порядок и сроки возврата должны быть прописаны в документах закупки. Посмотрим, как заказчики будут действовать на практике.

Например, уже в некоторых закупках встречаются такие формулировки: “Денежные средства, внесенные в качестве обеспечения гарантийных обязательств возвращаются заказчиком поставщику в течение 30 дней с даты обращения поставщика, но не ранее истечения срока гарантийных обязательств, указанного в пункте 7.3. контракта”.

Какие риски связаны с изменениями? 

Больше расходов на обеспечение 

На практике заказчики все чаще требуют обеспечить гарантийные обязательства в закупках, опубликованных после 1 июля 2019 года, а это дополнительная финансовая нагрузка на исполнителя. Если срок исполнения гарантийных обязательств затягивается на несколько лет, победителю закупки придется  ждать, когда вернут обеспечение деньгами или оплачивать комиссию банку за выдачу банковской гарантии.

При этом на некоторые товары (запчасти, бытовую технику и т.д.) действует гарантия производителя, то есть гарантийные обязательства дублируются. 

Проще стало только представителям малого бизнеса, у которых есть опыт исполнения госконтрактов. Им достаточно предоставить успешно исполненные контракты из реестра ЕИС, чтобы обеспечить исполнение контракта. Правда, про льготы в обеспечении гарантийных обязательств в статье не сказано (ч. 8.1 ст. 96 44-ФЗ). 

В законе не зафиксирован срок возврата денег, перечисленных на обеспечение ГО

Если  заказчик не включит в контракт условия возврата денег, то рассчитывать придется только на его адекватность. Поэтому лучше до подачи заявок прочитать условия контракта и рекомендовать заказчику включать условия, если их нет. 

Не все банки выдают гарантии на ГО

На момент публикации статьи некоторые банки еще не ввели новый вид гарантии в линейку своих продуктов, и соответственно количество предложений на рынке на обеспечение ГО меньше, чем на исполнение контракта.

По мнению Евгения Крымова, руководителя электронного агента банковских гарантий, постепенно ситуация придет в равновесие  и такой продукт, как “банковская гарантия для обеспечения гарантийных обязательств”, станет более массовым.

Эксперты ответят на ваши вопросы по теме статьи в первые сутки после публикации. Потом отвечают только участники закупок, а вопрос экспертам можно задать в специальной рубрике.

Задать вопрос эксперту

Отсутствие банковской гарантии: причина отказа от обязательств

Может ли отсутствие банковской гарантии послужить причиной отказа от оплаты безукоризненно выполненных работ или поставленного в полном соответствии с заказом товара? Ответ на вопрос искала Анна Мишина.

Всем известно, что банковская гарантия – это один из привычных нам способов обеспечения исполнения обязательств. Заключается он в том, что банк предоставляет гарантию исполнения договорных обязательств одной из сторон сделки.

С недавнего времени условие о банковской гарантии стало активно включаться в контракты в качестве отлагательного условия. Дело в том, что чуть больше года назад в Гражданском кодексе появилась статья 327.1, и почти в это же время в свет вышло постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25.

Благодаря этим нововведениям стало юридически безопасно включать в контракты отлагательные или отменительные условия, наступление которых полностью зависит от воли сторон.

Поэтому все чаще в соглашениях стали появляться оговорки, согласно которым «…оплата по договору происходит только после предоставления исполнителем безотзывной безусловной банковской гарантии исполнения последним своих обязательств в период гарантийного срока».

Однако даже несмотря на законодательные новеллы, подобные формулировки до сих пор устраивают далеко не всех. Например, многие судьи считают такие условия неправомерными. Их смущает то, что в данном случае партнеры ставят факт оплаты работ или услуг в зависимость не от их выполнения, а от наличия «страховки банка».

А согласно закону, обязанность по перечислению денег должна быть связана именно с выполнением и приемкой работ или услуг заказчиком (ст. 702 и ст. 711 ГК РФ).

Во-вторых, «колебания» даты оплаты в зависимости от даты предоставления банковской гарантии, по мнению судей, не что иное, как несогласованность этого условия, так как определение срока путем указания на событие, не отвечающее признаку неизбежности, не соответствует положениям статьи 190 Гражданского кодекса.

Невыполнение условия о предоставлении гарантии

Впрочем, несмотря на недовольство ряда арбитров, отлагательные условия о предоставлении банковской гарантии предпринимателями все равно используются. А значит, и разногласия возникают регулярно.

В одной из таких ситуаций не так давно пришлось разбираться владимирским арбитрам.

Интересен этот спор тем, что в нем можно проследить все точки зрения судей, в том числе и из Судебной коллегии по экономическим спорам, на включение в контракт и соблюдение сторонами отлагательного условия оплаты при предоставления банковской гарантии.

«Применение и учет банковской гарантии»

Итак, две фирмы заключили договор строительного подряда.

По его условиям, подрядчик предоставляет заказчику безотзывную банковскую гарантию (гарантия возврата авансовых платежей, должного исполнения условий договора и гарантия кредитного учреждения на гарантийный срок).

В случае же ее непредоставления заказчик вправе приостановить расчеты по договору независимо от наступления сроков платежей. При этом заказчик не будет считаться просрочившим или нарушившим свои обязательства по договору.

Однако, несмотря на все согласования и предписания, банковскую гарантию подрядчик так и не предоставил. Соответственно, оплата работ (несмотря ни их окончание и приемку) не произошла. Тогда подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности.

Арбитры первой и апелляционной инстанций решили, что несмотря на невыполнение условия о предоставлении гарантии, оплату за работы нужно взыскать в полном объеме.

Поддержали данную точку зрения и окружные судьи. Они четко указали, что согласно закону, заказчик обязан оплатить подрядчику работу при условии, что она сдана и выполнена надлежащим образом (ст. 711 ГК РФ, п.

 8 ИПП ВАС РФ от 24 января 2000 г. № 51).

Что же касается договорного условия о порядке расчетов (т. е.

о праве заказчика приостановить расчеты по договору при непредоставлении подрядчиком банковской гарантии), то оно, по мнению арбитров, не может считаться корректным и согласованным.

Потому что определение срока путем указания на событие, не отвечающее признаку неизбежности, не соответствует положениям статьи 190 Гражданского кодекса.

«Банковская гарантия: срок действия продлят»

Соответственно, ответчик безоговорочно обязан оплатить выполненные работы (решение Арбитражного суда Владимирской области от 18 июня 2015 г., постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2015 г.

и АС Волго-Вятского округа от 3 февраля 2016 г. по делу № А11-352/2015) (аналогичная практика – постановления АС Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19 августа 2015 г.

№ Ф01-3163/2015 по делу № А11-9564/2014 и ФАС Волго-Вятского округа от 28 июля 2014 г. по делу № А29-8426/2013).

Оплата после предоставления гарантии

Впрочем, на «заключительной стадии» разбирательства ситуация изменилась: судебная коллегия по экономическим спорам взглянула на проблемное условие иначе.

Служители Фемиды указали, что имущественный интерес заказчика-ответчика, настаивающего на оплате только после предоставления банковской гарантии, заключался в использовании непротиворечащего закону способа минимизации предпринимательских рисков, связанных с устранением выявленных в течение гарантийного срока недостатков, путем закрепления возможности получить исполнение от банка-гаранта максимально быстро, не опасаясь за возражения компании о доброкачественности работ, относительно которых возможны длительные споры, в том числе судебные. Этот интерес общества являлся правомерным и подлежит судебной защите.

В свою очередь, подрядчик на стадии подписания контракта не заявил каких-либо возражений по поводу этого условия. При этом оно не является обременительными и не влечет за собой нарушение баланса интересов сторон. Соответственно, это – не «несогласованность» положений об оплате работ, а вполне допустимое проявление принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

А вот требующий платежа подрядчик, не предоставивший банковскую гарантию, по существу, нарушал экономический интерес заказчика, не являющегося профессионалом в сфере действия договора и имеющего правомерные ожидания получения обеспечения.

Далее «верховные» судьи разъяснили несостоятельность ссылки на статью 190 ГК РФ. Они пояснили, что нормы законодательства, регулирующие сроки исполнения обязательств, направлены на недопущение неопределенности в правоотношениях сторон.

Если срок исполнения обязательства по оплате работ определяется в том числе и получением банковской гарантии, то такие действия должны быть совершены подрядчиком в срок, предусмотренный контрактом, а при его отсутствии – в иной разумный период (ст. 314 ГК РФ).

Поэтому никакой неопределенности в сроке исполнения договора по оплате работ здесь нет. Поэтому срок считается согласованным, а договор в этой части – заключенным (см. п. 6 ИПП ВАС РФ от 25 февраля 2014 г. № 165).

Соответственно, подытожили представители Судебной коллегии, у арбитражных судов не имелось оснований признавать заказчика должником, просрочившим исполнение, и требовать с него оплату работ (определение ВС РФ от 25 августа 2016 г. № 301-ЭС16-4469).

«Банковская гарантия стала опасной для компаний»

Гарантия оплаты товара

Кроме соглашений подряда, на принципе перечисления денег под отлагательным условием предоставления банковской гарантии часто настаивают поставщики, – рассказывает Александр Польских, начальник юридического отдела подмосковного складского комплекса.

 – Это будет обеспечением исполнения обязательств покупателя по оплате заказанных товаров. Впрочем, банковская гарантия может «работать» и на покупателя – если ему нужна «страховка», чтобы при необходимости поставщик вернул ему авансовый платеж.

В этом случае данное условие может выглядеть, например, так:

« …1.1. Оплата товара осуществляется в следующем порядке:

80% от стоимости товара в течение 25 рабочих дней со дня представления обеспечения в соответствии с п. 4.7 настоящего договора при условии выставления счета.

4.7. В счет исполнения обязательств по возврату авансового платежа, предусмотренного п. 2.1 настоящего договора, Поставщик обязан предоставить Покупателю банковскую гарантию.

Договор банковской гарантии должен вступить в силу не позднее даты заключения настоящего договора. Срок действия договора банковской гарантии должен превышать не менее чем на 3 (три) месяца срок окончания поставки по настоящему договору…»

Не выполнение гарантийных обязательств: заключили договор на покрытие ванны эмалью

Гарантийные обязательства по 44-ФЗ

Из нашей статьи вы узнаете:

1 июля 2019 года в 44-ФЗ внесли поправки, которые обязывали заказчиков требовать от поставщиков обеспечения гарантийных обязательств. А с 1 июля 2020 года это обязательство заменили правом.

В этой статье мы разберём, что такое обеспечение гарантийных обязательств и когда оно обязательно. Мы расскажем, чем гарантийное обеспечение отличается от обеспечения исполнения контракта и как поставщик может его предоставить.

Что такое обеспечение гарантийных обязательств

Гарантийные обязательства — это, другими словами, обязательное гарантийное обслуживание товара, работы или услуги. Обеспечение таких обязательств поставщик предоставляет либо деньгами, которые замораживаются на весь период гарантийного обслуживания, либо банковской гарантией.

К понятию «гарантийные обязательства» можно отнести те требования, которые заказчик устанавливает к качеству товара, гарантийному сроку, объёму предоставления гарантий и к гарантийному обслуживанию.

Размер обеспечения гарантийных обязательств в денежном эквиваленте не должен превышать 10% от начальной максимальной цены контракта. Исполняется поставщиком до приёмки по контракту.

Изначально обеспечение было обязательным для каждого, но с 1 июля 2020 года заказчики не обязаны требовать его от поставщиков. Теперь запрашивать или не запрашивать обеспечение — это право, а не обязанность. Но если заказчик устанавливает такое требование, исполнитель должен его соблюдать (п 2.2 ст. 96 44-ФЗ).

Разница между обеспечением гарантийных обязательств и обеспечением исполнения контракта

Обеспечение исполнения контракта — это тоже своего рода гарантия, которую поставщик предоставляет заказчику. Её цель — снижение возможных финансовых рисков, которым подвергается заказчик при некачественном исполнении договора поставщиком или отсутствия исполнения как такового.

Обеспечения исполнения тоже можно выполнить только двумя способами: либо залогом денежных средств на депозит заказчика, либо получение банковской гарантии. В этом два обеспечения, о которых идёт речь, схожи.

Сумму обеспечения исполнения контракта заказчик обычно выставляет от 5% до 30% от НМЦК — начальной максимальной цены контракта. В исключительных случаях она может составлять и 50%, и даже 100%. Сумма гарантийного обеспечения, напомним, не будет больше 10% от НМЦК.

Обеспечение контракта вносится в период подписания контракта, а обеспечение гарантии вносится в момент поставки товара. В этом ещё одно различие этих двух обеспечений.

Стоит также упомянуть, что заказчик может выставить требование к обеспечению гарантийных обязательств, даже когда не устанавливает требование к другому обеспечению.

В каких случаях предоставление гарантийных мер обязательно

С 1 июля 2020 года выставление требования по обеспечению гарантийных обязательств это право заказчика, а не его обязанность. Однако в некоторых случаях он должен выставлять требование по предоставлению обеспечения гарантийных обязательств.

Важно: требование должно быть утверждено в извещении о проведении закупки, соответствующей документации, проекте контракта или приглашении для поставщика. Если такое условия поставлено не было, впоследствии заказчик не может потребовать от исполнителя это обеспечение. При этом в документе должны быть прописаны обязательства, которые предоставляет поставщик.

По закону заказчик выставляет требования в обязательном порядке, если осуществляет закупку машин или оборудования. При этом он устанавливает гарантийный срок товара, требования к качеству, объёму и гарантийному обслуживанию. Если это предусмотрено технической документацией, то требования устанавливаются также к осуществлению монтажа и наладки этого товара.

Во всех остальных случаях заказчик может не устанавливать вышеуказанные требования.

Электронный документооборот — обязательный атрибут любого бизнеса, так как отправка некоторых сведений в контролирующие органы должна быть исключительно в электронном виде. «Астрал.ЭДО» — онлайн-сервис для организации внутреннего и внешнего юридически значимого электронного документооборота.

Размер и сроки предоставления обеспечения

Как уже было сказано выше, размер гарантийного обеспечения не должен превышать 10% от НМЦК (п. 2.2 ст. 96 44-ФЗ). Например, если начальная цена равно 500 тысячам рублей, заказчик может выставить размер обеспечения от 0 до 50 тысяч рублей.

Поставщик предоставляет обеспечение во время приёмки товара, как это прописано в п. 7.1 ст. 94 44-ФЗ, другими словами — сначала вносится обеспечение, а потом оформляется приёмочный документ. При этом подписание договора происходит до предоставления обеспечения гарантийных обязательств.

Срок обеспечения гарантий, зависит от того, в каком виде оно предоставляется. Если это банковская гарантия, тогда срок действия должен превышать срок, указанный в договоре, на один месяц. Если поставщик вносит собственные средства, то у заказчика будет 30 дней на возвращение средств после окончания срока обеспечения, или 15 дней, если закупка проводилась для НКО и СМП.

Важно: поставщик имеет право изменить способ обеспечения гарантий в ходе исполнения контракта, но изменить его стоимость он не может (п. 7 ст. 96 44-ФЗ).

Как и когда возвращают гарантийное обеспечение по 44-ФЗ

Подробнее опишем, как поставщик может выполнить требование заказчика, и как долго будет действовать гарантия в каждом случае.

Способ 1 — перевод средств на счёт заказчика. Переведённые средства замораживаются и возвращаются на счёт максимум в течение 30-ти дней с момента окончания исполнения обязательств. А если закупка проводилась для субъектов малого предпринимательства и социально-ориентированных некоммерческих организаций, то заказчик должен вернуть деньги в течение 15 дней.

Способ 2 — использование банковской гарантии. Поставщик может воспользоваться банковской гарантией, тогда ему не придётся вносить собственные средства. Срок гарантии от банка обязательно должен превышать срок исполнения гарантийных обязательств, установленный договором, не менее, чем на один месяц.

Контракты, заключённые до 1 июля 2020

Если кратко, изменять, отменять или нарушать установленные в контракте требования нельзя. Это правило распространяется и на те контракты, которые были заключены до 1 июля 2020 года, когда обязанность была заменена правом.

Обратившись к п. 4 ст. 5 124-ФЗ, можно сделать вывод, что, даже если договор был составлен до вступления изменений в 2020 году, заказчик всё равно не может его изменить. Для закупок, которые были объявлены в промежуток с 24 апреля 2020 года по 1 июля 2020 года, он может внести изменения, если договор с поставщиком ещё не был подписан.

Подводим итоги

  1. Требования обеспечения гарантийных обязательств по 44-ФЗ — это право, а не обязанность заказчика.
  2. Заказчик обязан выставить требования только, если закупает машины или оборудование.

  3. Если заказчик указал требование к обеспечению, поставщик обязан его выполнить.
  4. Поставщик может использовать собственные средства, а может воспользоваться банковской гарантией.
  5. Сумма обеспечения не может превышать 10% от НМЦК.

  6. Требования к обеспечению, установленные в госконтракте, нельзя изменять, отменять или нарушать.

«Астрал.Тендер» — комплекс услуг для участия в торгах и госзакупках, одним из которых является тендерное сопровождение.

Вам помогут найти подходящую закупку и подготовиться к ней, а также принять участие в торгах за вас.

Гарантийные письма II: практика применения

Ссылка на настоящую статью: 

Михальская Н.В.  Гарантийные письма: их настоящее и будущее в гражданском законодательстве.  Гарантийное письмо  как вид письма о намерениях

[Электронный ресурс] // Закон.ру. 23.7.2020.

  • URL
  • https://zakon.ru/blog/2020/7/23/garantijnye_pisma_ih_nastoyaschee_i_buduschee_v_grazhdanskom_zakonodatelstvegarantijnoe_pismo__kak_v
  • В первой части глобальной статьи о гарантийных письмах гарантийные письма сравниваются с их возможным эквивалентом в английском праве letter of comfort, проанализированы сложности, подстерегающие такие письма в нашей судебной практике, в том числе в контексте судебного акта российского суда на эту тему.

Михальская Н.В.  Гарантийные письма II: практика применения

[Электронный ресурс] // Закон.ру. 26.7.2020.

URL

https://zakon.ru/blog/2020/07/26/garantijnye_pisma_ii_praktika_primeneniya

3. Контекст гарантийного письма

 При этом существуют другие критерии, в соответствии с которыми можно установить параметры гарантийного письма в классическом понимании. К ним можно отнести не только определение стадии, на которой оно было написано (преддоговорная или после заключения договора), но и наличие юридических последствий (ответственности) их написания. 

Рассмотрим поподробнее каждый из случаев.

3.1. Гарантийные письма в преддоговорном процессе и после заключения договора

Процесс заключения договора условно разделяется на преддоговорной процесс, заключение и исполнение договора.

Указанные этапы заключены гражданским законодательством в классическую модель процесса заключения договора, которые разграничиваются закреплением в форме, предусмотренной законодательством, достигнутых сторонами соглашения по всем существенным условиям договора в соответствии со ст. 432 ГК РФ. 

Так, преддоговорной процесс — длительный процесс, в течении которого сторона может формировать целый ряд промежуточных намерений, состоящих из мотивации и предположений. В свою очередь, они оформляются в каком-либо решении, письме и тому подобной документации. 

В этом проявляется двойственный характер преддоговорной стадии. По мере развития взаимоотношений стороны могут проходить этапы взаимодействия, могут упускать или “перепрыгивать” их, при этом все действия сопровождаются составлением, обменом или направлением сообщений контрагента.

И с точки зрения права формализация взаимоотношений посредством действий сторон на различных этапах может сбоить, то есть отходить от соблюдения формализованных правовых требований, что может порождать различные виды произвольных действий, бумаг и т.д. сторон или вовсе приобретать формы, приводящие к явным правовым последствиям для сторон.

  1. Всё это порождает целую систему взаимоотношений различных уровней и обмена документами, состоящей из юридического и субъективного компонентов.
  2. В пределах преддоговорного процесса, когда договор еще не заключен, переписка рассматривается, как правило, в контексте конечного результата – заключения договора, поскольку в ней может содержаться информация о сделке и иная информация, имеющая правовое значение (преддоговорные письма).[1]
  3. При таких обстоятельствах, практический интерес вызывает значение гарантийного письма, которое направляется контрагенту до подписания договора. 

В таком письме можно усмотреть признаки иных видов писем о намерениях, оферты или заверений об обстоятельствах. По обыкновению правовые последствия для стороны в преддоговорном процессе наступают вследствие каких-то действий стороны или событий. 

В отечественной судебной практике встречаются случаи, когда по факту стороны заключили договор посредством обмена документами (счета на оплату, товаросопроводительные документы).

В этом примере, гарантийное письмо выступало единственным двусторонним документом, который подписали стороны.

[2] Спорным тогда остается вопрос, можно ли квалифицировать такое письмо как гарантийное, но тогда это проблема поименования и  квалификации гарантийного письма, что влияет на определение степени ответственности сторон (см. п. 3.2 этой статьи).

Однако по общему определению гарантийное письмо является сообщением о принятии должником на себя обязательства и, в отличие от письма о намерении или оферты только намерения недостаточно для того, чтобы оно имело какие-либо последствия для должника.

В связи с этим, и односторонние действия стороны, которые могут выражаться в разного рода сообщениях, чаще всего могут повлечь возникновение или прекращение обязанностей только в отношении этой стороны. Свобода в поведении выражается здесь в самостоятельном определении стороной своей воли и способа волеизъявления.[3]

 Более того, намерение оказывается суть субъективным явлением, определяющим добросовестное или недобросовестное поведение стороны на этапах, когда такое поведение влечет за собой объективные, нормативно выраженные правовые последствия для стороны.

А в случаях, когда стандарт доказывания и правовой квалификации не определен, обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права (ч. 2 ст. 65 АПК РФ).

В связи с этим, судебная практика не может избежать неопределенности в соотношении поименования в качестве гарантийного письма и его содержания.

Например, в одном из дел суд пришел к выводу о том, что и иные виды писем могут приобретать обязующие свойства, присущие гарантийному письму (заверение).

В совокупности с осуществлением определенных действий предоставляя заверения должник может гарантировать соблюдение определенных обязательств в отношении другой стороны. [4]

3.2. Ответственность

По общему правилу, установленному английским прецедентом, стороны могут нести юридическую ответственность, если в таких письмах направляющая сторона дает некие гарантии контрагенту, а он, в свою очередь, рассчитывает на исполнение этого письма в данных деловых отношениях. [5] 

В таком случае, согласно классической модели одностороннего гарантийного письма должник наряду с обязательством полной оплаты долга (гарантией) может предусмотреть свою ответственность, например, на случай  несоблюдения гарантийных обязательств по оплате указанной суммы в установленный срок в виде пени за каждый день просрочки.[6]

Вследствие этого, «задача [отечественного] суда состоит в том, чтобы выяснить, какие общие намерения следуют из условий документов и обстоятельств дела» посредством буквального истолкования слов, в которых выражено это обещание. Если это следует из содержания письма, то наличие гарантий может подтверждаться и намерением заключить договор. В этом случае, под гарантией понимают обещание понести последствия за неисполнение обязательства. [7]

Ответственность сторон может быть взаимной, если в двустороннем договоре стороны принимают на себя обязательства (Читти, 1-107, здесь и далее при ссылке на Читти: Chitty on Contracts 32nd Ed. — Volume 1 — General Principles), тогда иные преддоговорные конструкции могут содержать, но не ограничиваться, взаимными гарантиями (см. п.2.1 этой статьи).

В отечественной судебной практике удалось найти пример того, когда стороны заключили своеобразный договор о гарантиях (в судебном решении: «гарантийное письмо»). При неисполнении этого договора суд присудил возврат денежных средств, необоснованное обогащение (п. 1 ст.

395 ГК РФ), мотивировав свое решение тем, что исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон (ст. 327.1 ГК РФ).[8]

В другом случае суд рассмотрел дело о взыскании по гарантии, данной в соглашении о расторжении договора.

Так как при подписании соглашения о расторжении договора аренды предприниматель признал наличие образовавшейся задолженности по внесению арендной платы и гарантировал уплату долга.

А так как  долг не был уплачен, то истец вправе был требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства.[9]

3.3. Процессуальные последствия

Признание долга, составляющее сущность гарантийного письма, является основополагающим обстоятельством для процессуальных возможностей сторон.[10] Это явствует из п. 20-22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской  Федерации от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Постановление относит к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.

4. Настоящее и будущее гарантийных писем 

4.1. Что такое гарантийное письмо?

В советской судебной практике гарантийные письма всегда рассматривались как один из видов поручительства по денежным обязательствам юридических лиц или ручательство должника за доброкачественность поставленного товара, переданной вещи или выполненной работы в течении определенного времени.[11]

Однако сейчас Верховный Суд РФ не усматривает в гарантийном письме такой подход и отграничивает его от поручительства, поскольку оно не отвечает признакам, с наличием которого закон связывает принятие поручителем обязательства отвечать перед кредитором другого за исполнение последним его обязательства полностью или в части.[12]

В тоже время в современном гражданском праве буквальное понимание гарантии применяется в качестве одного из специальных способов обеспечения обязательств (ст. 368 ГК РФ) или в качестве заверений о соответствии требованиям о качестве товара, работ, услуг (ст. 470 ГК РФ), то есть ничего общего с применением гарантийных писем в деловом обороте.

В заключение следует отметить, что гарантийное письмо  можно рассматривать как сообщение от должника контрагенту о признании своих обязательств по задолженности и ответственности за их неисполнение, которое содержит и признаки намерения посредством волеизъявления, и добровольного обещания.

 При этом основанием для привлечения к ответственности за нарушения обязательств по гарантийному письму является недопущение одностороннего отказа  от исполнения обязательств и одностороннего изменения его условий по гарантийному письму. Следовательно, гарантийное письмо подтверждает существование лежащей на должнике обязанности, требующей исполнения. Отсутствие заслуживающих внимания правовых оснований свидетельствует о недобросовестности должника.[13]

  • Сегодня анализ актуальной судебной практики позволяет сделать вывод о содержании понятия гарантийного письма и условий, при которых должник пожинает плоды ответственности за нарушения ими же данных гарантий в виде обязательств:
  •          — письмо, в которомдолжник гарантирует оплату задолженности является надлежащим доказательством признания должником долга .[14]
  •          — письмо должно быть составлено на бланке с указанием тех же реквизитов предприятия, что и в договоре, свидетельствовать о признании долга и подписано от имени должника. [15]

— с учетом соответствия поименования содержанию письмо может быть составлено как от должника, так и содержать взаимные обязательства сторон (см. п.п. 2.1 и 3.1 этой статьи)

— в случае, если стороны заключили договор о гарантиях, то при его квалификации имеет значение  его разграничение от других конструкций или видов писем о намерениях.

По этой причине, отечественному правоприменению ближе исследования европейских исследователей, которые отталкиваются от тезиса о том, что  письма о намерениях  и их вариации принимают различную форму, что приводит к возникновению  путаницы с офертой, заверениями, гарантийными письмами и иными преддоговорными формами волеизъявления сторон.

В связи с этим гарантийные письма могут принимать форму или включаться, например, в текст совместного протокола о сотрудничестве, соглашения о намерениях, предварительного договора и т.д..[16]

При этом, с большей долей вероятности можно утверждать, что требования к условиям, при которых возникает обязующая сила гарантийного письма, позволяют использовать его конструкцию в специальных случаях, например в закупочных процедурах. Под гарантийным письмом в этом случае понимают подтверждение возможности участника закупки осуществить поставку товара по предлагаемой цене, как того требует ч. 9 ст. 37 Федерального закона №44-ФЗ в целях заключения контракта.[17]

  1. Таким образом, в арбитражном процессе стороны сталкиваются со следующими трудностями:
  2. — стороны придают письмам, содержащим намерения, сходную природу с двусторонними и односторонними обещаниями, в связи с чем, при применении последствий такого документа суд вынужден выяснять природу направленного документа посредством правовой квалификации. [18]
  3. — заявляя свои требования и возражения на них, стороны отталкиваются от своей интерпретации как содержания гарантийного письма, так и их значения для рассмотрения дела.

-неопределенность в законодательстве относительно понятия, видов и их правовых последствий таких писем для сторон влияет на степень риска судебного разбирательства, который напрямую зависит от того, существует ли правовое закрепление этой формы в законе или от того,  определена ли его правовая природа в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ), поскольку в ином случае суд обязан будет установить природу взаимоотношений сторон.

 В таком случае возникает очевидный вопрос о необходимости правового регулирования гарантийных писем как таковых. Представляется верным вывод о том, что в настоящее время целесообразнее всё-таки уделить им внимание в каких-либо обобщающих разъяснениях Верховного Суда РФ. 

Ответ на этот вопрос зависит также от того, какое развитие получит доктрина договора в будущем деловом обороте: в целях упрощения документооборота предпочтут ли участники экономических отношений использовать в своей деятельности такие неконтрактные конструкции, или договорная доктрина победит современную цифровую реальность.

4.2. Электронное юридически значимое сообщение

В современном мире способ обмена электронными сообщениями является наиболее удобным с точки зрения скорости направления и получения ответа.

В отечественном правоприменении суды с осторожностью относятся к оценке таких сообщений.

Между тем, известно немало судебных актов, в которых суды обосновывают свои выводы тем, что правовое регулирование данной сферы возможно только с помощью базовых принципов, применяемых к письмам о намерениях.

Федеральным законом от 10.01.2002 N 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» определено, что электронный документ — это документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме.

Электронный документ с электронной цифровой подписью имеет юридическое значение.

Подлинником электронного документа является файл в согласованном формате, то есть в этом необходимость в предоставлении накладной на бумажном носителе отсутствует[19]. 

Наряду с этим, судебная практика стремится выработать стандарты доказывания в отношении электронного обмена такими сообщениями с учетом технических нюансов, включая заверение копии электронного документа в порядке нотариального действия по обеспечению доказательств (ст. 102-103 Основ законодательства РФ о нотариате).

Тем не менее, судебную практику относительно электронного обмена такими письмами поджидают трудности в связи с отсутствием правового регулирования данной сферы (специальной терминологии определения способов электронного обмена информацией, критериев разграничения между отдельными способами электронного обмена информацией и т.д.). Существующий в судебной практике приоритет овеществленности предмета доказывания (стремление вписать правоотношения в существующие нормативные рамки) также препятствует установлению значения таких документов в правоотношениях сторон, не говоря уже об установлении действительной воли сторон.

Приложение :

Letter of intent. Mikhalskaya. 01.02.2020

 

[1] П. 66  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.