Запрет на ведение деятельности, похожей на деятельность работодателя

Запрет на ведение деятельности,  похожей на деятельность работодателяЕ. А. Юроваавтор статьи, консультант Аскон по трудовому праву

Работодатель и антипрививочники столкнулись с необходимостью принимать решение о дальнейшем сосуществовании. Распространение вирусной инфекции приобретает все большие масштабы.

Увеличение количества заболевших определяет усугубление государственного влияния на бизнес, на граждан.

Мер влияния у государства не очень много, и все они являются мерами ограничительного или репрессивного характера. 

Про штрафы

К ограничительным мерам регулирования можно отнести установление нерабочих дней с сохранением заработной платы, запрет на ведение некоторых видов хозяйственной деятельности без определенного количества вакцинированных, введение QR-кодов (как для юридических лиц, так и для физических лиц), обязательность социального дистанцирования, в том числе и организацией удаленной (дистанционной) работы.

Репрессивные меры принуждения применяются раздельно к каждому субъекту права:

  • граждан штрафуют за игнорирование масочного режима;
  • юридические лица штрафуют за нарушение требований противоэпидемиологического законодательства;
  • работодателей штрафуют за нарушение требований по обеспечению безопасности труда.

Перечень мер препятствования распространению особоопасной инфекции обширен: от предупреждения до уголовного наказания с использованием штрафов, величина которых может быть и одна тысяча рублей, и полтора миллиона.

Опыт московских регуляторов впечатляет: с начала 2021 года составлено 5 105 административных протоколов на граждан, должностных лиц, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Общая сумма штрафных санкций составила более 107 млн рублей. Московскими судами приостанавливалась деятельность 373 объектов.

К сожалению, таких официальных данных по Санкт-Петербургу и Ленинградской области за 2021 год на региональных сайтах Роспотребнадзора не опубликовано.

Что делать, если в компании работают антипрививочники

Что же делать работодателю, если в штате «завелись» антипрививочники, однозначно нежелающие вакцинироваться?

В первую очередь следует определиться, какое количество привитых работников позволяет юридическому лицу вести заявленный вид экономической деятельности.

Следующим шагом будет выяснение, сколько сотрудников уже вакцинировалось. Но этот шаг следует делать, только получив от всех работников письменное согласие на обработку работодателем врачебной тайны, которой являются (ст. 13, Федеральный закон от 21.

11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении.

Только после получения письменного согласия работника, следует собирать данные о прививках, сведения о QR-кодах и проч. данные. В письменном согласии работнику следует сообщить и цель обработки, например: «Выполнение моим работодателем ПОЛНОЕ НАЗВАНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА требований полномочных органов по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

После получения данных о количествах привитых работников принимается решение о стимулировании к вакцинации. Можно предоставить время на адаптацию организма работника к вакцине.

Отдельно следует упомянуть, что, по мнению эксперта Минфина России, расходы на оплату среднего заработка в выходной день, предоставленный для вакцинации, не уменьшают налогооблагаемую базу хозяйствующего субъекта.

Помимо решения о стимулировании к вакцинации необходимо информировать работников о необходимости вакцинироваться. Что можно осуществить:

  • проведя внеплановое обучение санитарно-гигиеническому минимуму;
  • проведя внеочередной тематический инструктаж по охране труда;
  • разместив в местах с большой проходимостью информационные материалы о пользе вакцинации;
  • осуществив иные информационные мероприятия.

И на этом меры воздействия работодателя на работника, способы стимулирования к вакцинации исчерпаны.

Что предпринять работодатель не вправе

Работодатель не вправе принуждать своих сотрудников прививаться. Данный выбор является правом гражданина Российской Федерации, которое реализуется им самостоятельно.

В иной, нековидной ситуации, время реализации данного права зависит от так называемых «декретированных списков», определяемых при необходимости главным санитарным врачом региона и Постановлением Правительства РФ от 15.07.

1999 N 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок». Если деятельность работодателя не внесена в эти правовые акты, то решение прививаться или не прививаться гражданин может принять в любое удобное ему время.

Если деятельность работодателя упомянута в данных документах, то право работника было полностью им реализовано до начала трудоустройства, до заключения трудового договора  при трудоустройстве. 

Прививки и обязанности работодателя

Прокурор разъясняет — Прокуратура Ненецкого автономного округа

Вопросы регулирования ограничений на занятие педагогической деятельностью в Российской Федерации

Вопрос о том кто же может быть допущен к педагогической деятельности в настоящее время урегулирован статьей 331 Трудового кодекса Российской Федерации, а также статьей 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Прежде всего, необходимо отметить, что правом на занятие педагогической деятельностью обладают лица, имеющие среднее профессиональное или высшее образование и отвечающие квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, и (или) профессиональным стандартам. Номенклатуру должностей педагогических работников организаций утверждает Правительство Российской Федерации.

Трудовое законодательство регламентирует ограничения, при наличии которых лицо не может быть допущено к педагогической деятельности.

К таким ограничениям относятся:

1. Лишение права заниматься педагогической деятельностью в соответствии с вступившим в законную силу приговором суда. Таким образом, суд в качестве санкции, как правило, дополнительной применяет к осужденному запрет на занятие педагогической деятельностью.

2.

Наличие у лица как погашенной, так и непогашенной судимости за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности (далее – преступления, ограничивающее право заниматься педагогической деятельностью).

  • Если лицо имело судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести, указанных выше, а также лица, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, имеют возможность быть допущенными к педагогической деятельности при наличии решения об их допуске комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.
  • Таким образом, законодатель предоставил право одному из органов профилактики в лице комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав принимать решение о допуске лиц к педагогической деятельности, у которых судимость погашена по преступлениям, ограничивающим право заниматься педагогической деятельностью.
  • При этом законодатель указал, что лица, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям не подпадают под действие статьи 331 ТК РФ.
  • 3. Неснятая или непогашенная судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, не отнесенных выше к преступлениям, ограничивающим право заниматься педагогической деятельностью;

4. Признание лица недееспособными в установленном федеральным законом порядке.

5. Наличие у лица заболевания, предусмотренного перечнем, утверждаемым федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения.

Также законодатель в статье 331.1 ТК РФ регламентировал особенности отстранения от работы педагогических работников.

  1. В частности работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) педагогического работника в случаях:
  2. — появления на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;
  3. — не прошедшего в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда;
  4. — не прошедшего в установленном порядке обязательный медицинский осмотр, а также обязательное психиатрическое освидетельствование в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;
  5. — при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором;
  6. — по требованию органов или должностных лиц, уполномоченных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

— при получении от правоохранительных органов сведений о том, что данный работник подвергается уголовному преследованию за преступления, указанные в ст. 331 ТК РФ. При этом, работодатель отстраняет от работы (не допускает к работе) педагогического работника на весь период производства по уголовному делу до его прекращения либо до вступления в силу приговора суда.

Споры о работе, не предусмотренной трудовым договором

Не секрет, что часть работодателей склонны нагружать сотрудников дополнительной неоплачиваемой работой. Причем доходит до того, что за отказ ее выполнить работников наказывают.

Рассмотрим типичные категории споров, вытекающие из применения норм о дополнительной работе (совмещение, расширение зон обслуживания, увеличение объема работы), чтобы понять аргументацию судов при вынесении решений.

Нередко работодатели пытаются возложить на работника дополнительные неоплачиваемые обязанности и наказывают за отказ от их выполнения.

Работники, в свою очередь, отказываются от поручений, которые, по их мнению, не предусмотрены трудовым договором и должностной инструкцией, или же требуют постфактум оплатить выполненную сверх нормы работу.

На этой почве неизбежно возникают конфликты, переходящие в судебные процессы. Проанализируем судебную практику, чтобы понять, чем руководствуются суды, рассматривая подобные споры.

Читайте также:  Что значит взыскать солидарно: как происходит взыскание?

Для начала стоит отметить основные правила, регулирующие дополнительную работу. Один из главных принципов трудового законодательства — запрет принудительного труда (ст. 4 ТК РФ). Далее этот принцип конкретизируется различными нормами ТК РФ. Так, в соответствии со ст.

60 ТК РФ, запрещается требовать от работника выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором. Следует иметь в виду, что в трудовом договоре, как правило, подробно обязанности работника не перечисляются, а лишь указывается его должность и трудовая функция.

Статья 72.2 ТК РФ содержит перечень особых случаев, когда работника можно привлечь без его согласия к «внедоговорной» работе: катастрофы, несчастные случаи, стихийные бедствия, простой и т.д.

В ст. 60.2 ТК РФ говорится о необходимости письменного согласия работника на дополнительную работу (совмещение, расширение зон обслуживания, увеличение объема работы). А ст. 151 ТК РФ обязывает работодателя оплачивать такую дополнительную работу.

Некоторые суды могут трактовать возложение дополнительной работы на сотрудника как одностороннее изменение условий трудового договора, что запрещено ст. 72 ТК РФ.

Далее рассмотрим наиболее характерные категории споров, вытекающие из применения этих норм.

Возложение дополнительной работы указанием руководства

По мнению многих работодателей, приказ руководства о выполнении конкретных обязанностей — это «предложение, от которого невозможно отказаться». Но всегда ли это так?

Истец трудился мастером по ремонту оборудования энергослужбы. Распоряжением руководства предприятия сотрудникам энергослужбы было поручено организовать вывоз промышленного мусора и других отходов.

Ознакомившись с распоряжением, истец выразил с ним несогласие, так как в его трудовую функцию не входит организация вывоза мусора. Для этого есть другое специальное подразделение.

Поскольку работник не намеревался выполнять спорное распоряжение, работодатель объявил ему замечание и лишил премии. Именно эти действия и обжаловал истец.

Позиция работодателя строилась на том, что в должностной инструкции мастера энергослужбы присутствовал пункт о том, что он обязан выполнять распоряжения руководства, не предусмотренные данной инструкцией. За неисполнение этого пункта истца и наказали.

Суд в данном споре поддержал работника, отметив, что, хотя работодатель и может давать сотруднику распоряжения, не предусмотренные должностной инструкцией (ведь невозможно все предусмотреть), но эти распоряжения следует исполнять, только если они входят в круг полномочий по определенной специальности и непосредственно связаны с трудовой функцией истца. В рассматриваемом же случае вывоз отходов никак не был связан с работой мастера по ремонту оборудования энергослужбы (решение Волжского городского суда Волгоградской области от 26.08.2014 по делу № 2-4611/2014).

Однако в другом деле суд в похожей ситуации признал правоту работодателя.

Истица трудилась в футбольном клубе и в соответствии со своей должностной инструкцией обязана была выполнять распоряжения директора.

В 2014 году руководитель двумя приказами поручил ей следующий функционал: проведение закупок от имени клуба и подготовку отчетности по муниципальному заданию в Департамент физической культуры.

Работница сочла, что эти обязанности выходят за рамки ее должностной инструкции и требовала признать приказы о новых обязанностях недействительными. Но суды первой и апелляционной инстанции ей отказали.

Во-первых, суды руководствовались тем, что в должностной инструкции истицы содержался пункт об обязанности выполнять приказы руководителя.

Во-вторых, суды исследовали содержание должностной инструкции истицы, в функционал которой входили различные административно-организационные обязанности, в том числе и предоставление отчетности.

Поэтому суды сочли, что и организация закупок, и предоставление отчетности в департамент вполне вписываются в ее обязанности, хотя прямо и не предусмотрены в должностной инструкции (апелляционное определение Иркутского областного суда от 11.05.2017 по делу № 33-4514/2017).

Работа на конкуретнов | Можно ли запретить сотруднику работать на конкурентов

Работодатели часто нанимают сотрудников с условием, что после увольнения те не могут в течение нескольких лет устраиваться к конкурентам. Условие подкрепляют угрозой штрафа. Так работодатели хотят защитить от утечки ценную информацию.

⛔ Запрет для работников уходить к конкурентам не имеет юридической силы. А ещё не поможет покрыть убытки. Но это не значит, что работнику сойдёт с рук, если он переманил клиента или унёс секрет производства. Есть законный и вполне эффективный способ защиты информации в бизнесе — это режим коммерческой тайны. 

Где написано, что работнику нельзя запрещать уходить к конкурентам

Любой человек в России сам выбирает, куда устроиться на работу, как использовать знания и опыт, с кем сотрудничать на фрилансе и какой бизнес открывать. Ограничивать свободу труда и предпринимательства нельзя. Это гарантии из ст. 34 и 37 Конституции РФ и ст. 2 ТК РФ.

Пункты трудового договора или другого кадрового документа про запрет трудоустройства к конкурентам не имеют силы. На деле это значит, что работник может спокойно устроиться к конкуренту и не платить штрафы. Так следует из ст. 9 ТК РФ и письма Минтруда № 14-2/В-942.

Суды стоят на стороне работников. Одна компания пользовалась услугами промышленного альпиниста.

По договору исполнителю запретили в течение трёх лет выполнять работы методом верёвочного доступа для других фирм и устраиваться на должность промышленного альпиниста на территории Дальневосточного округа. За нарушение прописали штраф 600 000 ₽.

Когда исполнитель заключил договор с конкурентами, пугающие пункты про штраф оказались бесполезны. Суды сказали, что запрет нарушает гарантии исполнителя свободно применять трудовые навыки, поэтому не работает — дело № А59-4571/2019.

В другом деле суды признали незаконным запрет вице-президенту компании уводить работников и клиентов работодателя после увольнения  — дело № 2-2128/2019.

Надо отметить, что у свободы труда есть пределы. Тяжёлые работы нельзя выполнять подросткам, женщинам и беременным. В школы и университеты не возьмут педагогов с судимостью. Госслужащим запрещено руководить бизнесом. А учредителям, бросившим своё ООО, три года нельзя регистрировать новые фирмы. Но все эти запреты не про подавление конкуренции с работниками.

Какие ещё запреты не работают

  • Свобода труда и предпринимательства означает, что работнику в принципе нельзя запретить зарабатывать вне основного места работы и после увольнения. А именно:
  • — подрабатывать по гражданско-правовым договорам;
  • — совмещать основную работу с подработкой у другого работодателя в свободное время — это прямо сказано в ст. 282 ТК РФ;
  • — открывать аналогичный бизнес;
  • — не увольняться до отработки затрат на обучения — кроме случаев, когда с сотрудником оформили ученический договор по всем правилам.

Что будет плохого, если работник подписался под условием не работать с конкурентами

Главная опасность в том, что работодатель будет надеяться на такое условие и не защитит ценные сведения от утечки другими способами. Грамотный работник благополучно продаст знания конкурентам или откроет свой бизнес, если не подписывал обязательство о неразглашении коммерческой тайны.

Ещё работники могут пожаловаться в трудовую инспекцию. Если оттуда придут с проверкой и найдут в трудовых договорах незаконные условия, оштрафуют по ст. 5.27 КоАП РФ. Штраф для ИП — до 20 000 ₽, для компаний — до 70 000 ₽ плюс отдельный штраф директору или дисквалификация до трёх лет.

А соглашение с конкурентом не переманивать работников — законно? 

Соглашения с конкурентами и контрагентами не нанимать сотрудников друг друга незаконны. Это тоже следует из гарантии свободы труда. Плюс такое соглашение создаёт дискриминацию. Бывшему сотруднику конкурента придется отказать по причине, не связанной с деловыми качествами. А так нельзя — ст. 3 ТК РФ.

На соглашение о ненайме сотрудников тоже не стоит рассчитывать. Одна фирма оказывала услуги по сопровождению бухгалтерской программы.

В договор с контрагентом записали условие: не брать на работу специалистов друг друга. Это не помешало контрагенту увести к себе 24 (!) специалиста и обойтись без услуг разработчика.

Потерянную прибыль не получилось возместить даже через суд — дело № А40-230924/2018.

Оформление коммерческой тайны — законный способ спросить с работника убытки

Коммерческая тайна — это любая информация в фирме, которая помогает зарабатывать и обгонять конкурентов. За слив коммерческой тайны работника можно уволить по ст. 81 ТК РФ и потребовать возместить убытки без ограничений по сумме по ст. 11 Закона № 98-ФЗ.

Но чтобы фишка сработала, надо ввести в фирме режим коммерческой тайны и принять меры по охране. В общем и целом режим устанавливают так.

  1. ⬇Определяют перечень сведений, составляющих коммерческую тайну.
  2. ⬇Организуют физическую защиту информации — сейфы, пароли, охрана на входе.
  3. ⬇Прописывают порядок доступа работников и контрагентов к информации — обычно для этого утверждают Положение о коммерческой тайне.
  4. ⬇Ведут учёт лиц, получивших доступ к тайне.
  5. ⬇Берут с каждого работника и контрагента письменное обязательство о неразглашении тайны.
  6. ⬇Материальные носители с информацией — договоры, учебные материалы, бухгалтерские документы — помечают грифом «Коммерческая тайна» с указанием наименования и адреса обладателя. 

Режим коммерческой тайны реально работает, если все кадровые бумаги оформлены правильно. Это повод обратиться к опытному кадровику.

Одному работодателю удалось отсудить у бывшего инженера из найма полмиллиона — стоимость потерянного годового контракта.

Он открыл аналогичный бизнес по ремонту бытовой техники и переманил крупного клиента, предложив скидку в 20 %, но не придал значения подписанным бумагам о неразглашении коммерческой тайны — дело № 33-5328/2019.

Статья актуальна на 08.02.2021

Иркутской области

Ограничения при приеме на работу лиц с судимостью 

Человек, которого судили в прошлом по одной из статей Уголовного кодекса Российской Федерации, с точки зрения закона, после освобождения от наказания, считается несудимым. Более того, снятие или погашение судимости, снимает все последствия, которые она влекла.

Однако, информация о ранее совершенном преступлении может всплыть в любой момент, например, при трудоустройстве на новую работу. Вследствие этого судимому человеку могут отказать в трудоустройстве, даже не утруждая себя объяснением причин или завуалировав их в форме, которая сводит на нет возможность оспорить такое решение.

Читайте также:  Продажа доли в квартире: имея долю в квартире купленой у родителей документы были сделаны как будто мы еще не

И все же, существуют законодательно установленные гарантии при заключении трудового договора, также действует прямой запрет на дискриминацию работников, которая не связана с их деловыми качествами, а значит, ограничивает права. Если вас коснулась такая проблема, как невозможность трудоустроиться на хорошую работу, вследствие судимости в прошлом, можно попробовать оспорить необоснованные отказы работодателей.

Когда судимость действительно является препятствием

Статьей 331 Трудового кодекса Российской Федерации установлен запрет для лиц, имеющих судимость, при приеме на работу, которая связана с педагогической деятельностью, в том случае если она связана с преступлениями против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства, половой неприкосновенности, а также против семьи, несовершеннолетних, общественной нравственности и безопасности. Постановление Верховного Суда Российской Федерации «Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации» также содержит ограничение, установленное статьей 9, согласно которой, граждане, имеющие судимость или имевшие её в прошлом, не могут быть приняты на службу в органы. Аналогичное ограничение содержится в нормативно-правовых актах, регулирующих следующие виды трудовой деятельности: службу в ФСБ; воинскую службу; службу в таможне; работу в прокуратуре; работу в судебных органах; работу в авиации; адвокатскую деятельность; аудиторскую деятельность; и другие профессии.

Список ограничений для людей с судимостью гораздо больше, чем приведен выше, соответственно, прошлая судимость, а тем более, имеющаяся ныне неснятая или непогашенная судимость при приеме на работу несколько ограничивает выбор профессии.

Прежде всего, такие ограничения касаются государственных или близких к ним служб, где предполагается ответственность работника в большей мере, чем на прочих работах, а кандидат с темным прошлым не может рассчитывать на такое же доверие, какое имеют люди без судимости.

Как оспаривать неправомерные отказы в работе

В Трудовой кодекс Российской Федерации внесли в статью 65, где приведен перечень документов, которые предъявляются при заключении трудового договора, справку о наличии или отсутствии судимости, а также факте уголовного преследования.

Но такая справка не предъявляется каждому работодателю, а лишь тем, которые проводят конкурс на работу, связанную с деятельностью, к которой согласно действующему законодательству не допускаются граждане с судимостью.

О таких видах деятельности как раз указано выше, соответственно, если вы подаетесь на вакансию, где такая деятельность предполагается, то будьте готовы к законной просьбе предоставить справку.

В случаях необоснованного отказа работодателей в заключении трудового договора необходимо обращаться Государственную инспекцию труда в Иркутской области.

Недипломированный специалист: обяжут ли поправки в ТК работать по специальности? — новости Право.ру

Если вы работаете не по специальности, то возможно стоит поторопиться с тем, чтобы подтвердить свою квалификацию документами о профильном образовании: задуматься о том, что соответствовать занимаемой должности надо не только на деле, но и по документам, россиян призывают поправки к Трудовому кодексу. Что означают для работников новые требования по уровню образования, стажу работы и набору умений? Кого коснутся зарегистрированные стандарты и смогут ли россияне работать без профильного образования при измененном ТК?

Регулируем и стандартизируем

Поправки в Трудовой кодекс, содержащие новые требования к работникам, были приняты еще в середине 2015 года.

Изначально «стандартизировать» предлагалось сотрудников госсектора – о том, что профстандарты для чиновников будут обязательными, Владимир Путин предупреждал еще в конце 2013 года, а полгода спустя соответствующие поправки в гл. 31 ТК (о подготовке работников) уже были внесены в Госдуму правительством.

«Введение профстандартов изначально преследовало цель адаптировать программы профобразования и содержание ранее утвержденных квалификационных характеристик, содержащихся в справочниках профессий и должностей, к современным требованиям, предъявляемым к квалификации работников», – объясняет Владимир Степанов, юрист практики трудового права ЕПАМ. Подобный подход законодателя ему представляется обоснованным.

Профстандарты, разработка которых должна быть завершена в первой половине 2016 года, будут применяться в организациях с госучастием, бюджетных и унитарных учреждениях.

То, что для государственного и муниципального (публичного) сектора эту идею можно назвать вполне разумной, считает и Александр Ксенофонтов, руководитель группы трудового и спортивного права юридической фирмы «Юст».

«Государство вправе установить квалификационные требования к людям, которых оно само нанимает на работу, поскольку в этой ситуации государство является «хозяином предприятия» и может устанавливать правила в своем хозяйстве», – говорит Ксенофонтов.

Примерно такая же ситуация с муниципальным сектором, отмечает он: «Отличие только в том, что ограничение вводится не самими муниципальным властями, а федеральным законодателем. То есть здесь не «хозяин предприятия» устанавливает квалификационные требования, а государство в публичных интересах, в данном случае в интересах муниципальных образований, их жителей».

Как убеждает Максим Топилин, министр труда и социальной защиты, на всех специалистов требования о наличии соответствующего диплома распространяться не будут. Он пояснил, что есть ряд специальностей, где профильный диплом обязателен, – это врачи, педагоги, сварщики и другие. «Здесь работодатель обязан соблюдать определенные стандарты», – уточнил министр.

«Если будут разработаны законодательные рамки для специалистов, от которых напрямую зависит здоровье и уровень жизни граждан (чиновники, медицинские работники, преподаватели), то это станет шагом в нужном направлении», – соглашается Владимир Телятников, управляющий директор Brightmen Solutions. «Будет интересно наблюдать, кто останется в госсекторе, когда спортсменам, врачам, актерам придется пойти заниматься основным ремеслом, уступив места политологам и экономистам», – иронизирует он.

Грядут большие перемены

Перемены в отношении тех, кто работает на государство, – только начало большого пути. С момента вступления в силу ст. 195.

3 ТК РФ будет действовать следующее правило: если требования к квалификации, необходимой работнику для выполнения определенной трудовой функции, установлены ТК РФ, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами РФ, профессиональные стандарты в части указанных требований обязательны для применения работодателями – в том числе и частными компаниями. По новому порядку обязать работодателя применять профстандарты можно будет путем принятия любого нормативного правового акта, пишет «Экономика и жизнь». Это означает, что есть риск того, что для каждой профессии такие акты могут появляться хаотично с подачи разных ведомств – что создаст дополнительные трудности как для работодателей, так и для сотрудников.

Перспективы трудоустраивать исключительно по специальности в экспертном сообществе вызывают обоснованные сомнения – в том числе и с точки зрения соответствия подобных предложений Конституции.

«В соответствии со статьей 34 Конституции России каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Статья 37 Конституции России предусматривает, что труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Данные нормы означают, что каждый предприниматель вправе решать, каких работников он хочет нанять, а каждый человек, готовый работать, – кем он хочет работать», – разъясняет Александр Ксенофонтов.

«Право работодателя самостоятельно принимать кадровые решения, осуществлять подбор и расстановку персонала установлено законом, – соглашается Владимир Степанов. – То есть компания сама определяет, какая квалификация требуется для занятия определенной должности и каков размер оплаты труда. Следовательно, введение обязательных для всех профстандартов данное право ограничит».

Согласно статье 55 Конституции России права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, напоминает Ксенофонтов.

В этой связи обязательное использование профессиональных стандартов в частном секторе будет оправданным, если только данное ограничение (требование) будет установлено в указанных целях, полагает он: «В противном случае такое обязательное использование будет неправомерно ограничивать конституционные свободы: предпринимательской деятельности и труда».

Различия легко проследить на примерах. Например, уже сейчас статья 330.2 Трудового кодекса России предусматривает, что лица, принимаемые на подземные работы, должны отвечать соответствующим профессиональным стандартам, приводит пример Ксенофонтов.

В этом случае обязательное использование профессиональных стандартов является конституционным, поскольку подземные работы, с одной стороны, связаны с большим риском, а с другой стороны, требуют определенных знаний, умений, опыта, поясняет юрист, поэтому в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц, законодатель обоснованно обязал использовать профессиональные стандарты. «В свою очередь, отсутствие определенной квалификации, например, у официанта в кафе, парикмахера, дизайнера, повара вряд ли может создать угрозу конституционно значимым ценностям. В этой связи во многих случаях необходимо, по моему мнению, предоставить именно сторонам трудовых отношений свободу определения квалификационных требований к работнику», – заключает он.

Обоснованным представляется подход, который отражен в уже принятых поправках и будет применяться с 1 июля 2016 г., – профстандарты обязательны для применения в случаях, предусмотренных законом, полагает Степанов. В иных случаях логично применять профстандарты в качестве основы для определения требований к квалификации работников.

Читайте также:  Поступление в первый класс: ребёнок идёт в первый класс, имею на руках свидетельство о регистрации по месту

Профстандарт гарантирует квалификацию

Те, кто близок к академической среде, нововведения только приветствуют: специалист сможет делать работу более профессионально.

Сегодня в вузах действуют образовательные стандарты третьего поколения, предусматривающие формирование у выпускников компетенций, связанных в том числе и с их специализацией, говорит Анастасия Рагулина, заместитель директора по научной работе юридической группы «Яковлев и партнеры», к. ю. н., доцент кафедры уголовного права МГЮА им. Кутафина.

«В процессе обучения студент имеет возможность применить полученные теоретические знания на практике, количество часов которой вполне достаточно для понимания существа избранной профессии, – отмечает она.

 – Поэтому логичным будет предположить, что выпускник, получивший соответствующие знания и умения в ходе обучения, сможет более эффективно и профессионально справляться с возложенными на него обязанностями».

Логичным считает Анастасия Рагулина и то, что требования к специалистам, обучавшимся на бюджете, выдвигает государство: «Если выпускник вуза будет работать не по специальности, то он не оправдает затрат бюджета и со временем утратит все приобретенные навыки. Такое положение вещей вряд ли можно признать оправданным». Для вчерашних школьников, которые с выбором профессии определились не до конца, необходимо создать больше возможностей для профориентации, считает Рагулина.

«Система профстандартов в государстве, по сути, должна стать одним из главных инструментов модернизации экономики и сближения потребностей рынка труда с системой образования», – уверена и Ольга Баталина, глава думского комитета по труду и соцполитике.

Практика, далекая от теорий

Впрочем, на практике не все проходит гладко. Подавляющее большинство (больше 60 %) начинают карьерный путь с выбора профессии не по специальности, говорит Телятников.

«Связано это, в первую очередь, конечно, с финансовым вопросом, всем хочется быстрых денег, а карьера того же инженера займет больше времени, чем менеджера по продажам», – объясняет он.

Часть специалистов в итоге возвращается в профессию через какое-то время, но нельзя сбрасывать со счетов и остальных, которые добиваются успеха в областях, не связанных напрямую с дипломом, не стоит, предостерегает он.

«Конечно, трудоустроить по специальности всех россиян невозможно, это какая-то идеальная картина мира, которая не имеет ничего общего с действительностью», – констатирует Владимир Телятников.

«Во-первых, нет столько рабочих мест по специальности, например проектирование и разработка летательных аппаратов, исследование глубин океана и так далее.

Во-вторых, не каждый выпускник школы отчетливо понимает, чем ему будет интересно заниматься в 23 года и в какой экономике он окажется через пять лет после поступления в вуз, будет ли его профессия востребована в тот момент? Не говоря уже о том, что жизнь все же длинная и в процессе круг профессиональных интересов может меняться», – поясняет он.

Впрочем, пока в кадровых агентствах особой проблемы в новом законодательстве не видят.

В том же юридическом сегменте говорить о людях без профильного образования в профессии не приходится, признает Мария Хандрос, старший консультант Hays, да и большинство технических специалистов вряд ли испытают сложности в связи с новым законодательством – даже если допустить возможность его дальнейшего ужесточения.

Для остальных несоответствие диплома должности тоже не будет неразрешимой проблемой. Спасти ситуацию может дополнительное образование, которое может получить работник.

Единственный – впрочем, немаловажный – вопрос – кто будет это оплачивать, признает Хандрос, и здесь речь будет идти о том, насколько работодатель дорожит тем или иным специалистом.

«В любом случае, похоже, что допобразование ждет «золотой век», – предполагает она.

  • Трудовое законодательство, Суды и судьи
  • Трудовые отношения

«Запрет на профессию» вступил в действие

Адвокаты продолжают сомневаться, будет ли он работать

1 марта вступает в силу нашумевшая «поправка Крашенинникова» к Закону об адвокатуре. Ранее в сообществе её окрестили «запретом на профессию». «Улица» уже разбирала подробно эту норму, но решила узнать свежее мнение экспертов о перспективах её применения.

«Запрет на профессию» появился в законодательстве неожиданно для адвокатов и без обсуждения с ними.

Председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников в 2019 году внёс такую норму перед вторым чтением пакета поправок в Закон об адвокатуре.

Он предложил запретить адвокатам, лишённым статуса по «неблаговидным причинам», представлять доверителей в судах – не только по уголовным, но и по гражданским делам.

Поправка вызвала волну возмущения и едва не вывела адвокатов на первый в истории корпорации митинг.

Эксперты указывали, что «запрет на профессию» нарушает сразу несколько статей Конституции, и первая же жертва закона сможет смело подавать в КС.

Некоторые высказывали опасения, что репрессивный механизм поправки чреват злоупотреблениями в региональных палатах – они смогут с её помощью выкинуть из профессии «неудобных» адвокатов.

Впрочем, были и голоса «за»: некоторые участники дискуссии считали, что поправка защитит граждан от недобросовестных представителей. К тому же никто не лишит статуса пожизненно: спустя какое-то время (от года до пяти лет) каждый может сдать экзамен заново.

«Адвокатская улица» изучила норму о «запрете на профессию»

На этапе рассмотрения документа в Совете Федерации принимал участие и президент ФПА Юрий Пилипенко. «Не всё гладко шло при обсуждении текста», признал он тогда, но заверил, что компромисс достигнут – и попросил Совфед одобрить закон.

Но на прошлой неделе, накануне вступления поправки в силу, Пилипенко заявил: она «вызвала у нас недоумение, и мы, мягко говоря, не приветствовали её включение в законопроект». Тем не менее президент ФПА считает, что «оснований для абсолютного алармизма» нет: норма в таком виде всё равно не будет работать.

Ведь «вопрос участия в процессе определяется процессуальным законодательством, а не законодательством об адвокатской деятельности».

Большинство опрошенных «Улицей» экспертов согласились с этим мнением.

Определённо, эта норма не будет широко применяться судами, ведь необходимые поправки в АПК и ГПК так и не были внесены. Лишь ч. 2 ст. 55 КАС не допускает в качестве представителей лиц, в отношении которых действует запрет, установленный иными федеральными законами.

Адвокат Максим Никонов также указывает, что норма не согласуется с другими законами. «Закон об адвокатуре сам по себе не даёт права на ведение дела в качестве представителя. Это оговаривается процессуальными кодексами.

А они далеко не всегда связывают право на представительство конкретно со статусом адвоката», – говорит Никонов. В итоге «поправка Крашенинникова» «отнимает» то, чего Закон об адвокатуре не даёт – право участия в деле в качестве представителя: «Получается, что бывший адвокат лишается права и на юридическую практику в судах.

При этом деятельность юристов, не имевших статуса адвоката, не ограничивают никакие “порочащие основания”».

Процессуальная и техническая «инфраструктура» для поправки тоже не выстроена, говорит Никонов: в кодексах нет корреспондирующих изменений. Нет в них и ответа на вопрос, как судья должен узнать, что вступивший в процесс юрист лишён статуса адвоката по «неблаговидным основаниям». И это, возможно, даже к лучшему, подчёркивает он.

В итоге новелла и сама “подвисла”, и подвесила ситуацию в состоянии правовой неопределённости. Однако с учётом реалий российского правоприменения это не самый плохой исход. Доведённые до ума поправки создали бы существенный “охлаждающий эффект” для адвокатов.

Член совета АП Москвы Константин Ривкин настроен не так оптимистично: «Уже сейчас факт прекращения статуса можно проверить по реестрам на сайтах палат или Минюста.

И я не думаю, что данный запрет следует непременно дублировать во всех процессуальных кодексах.

В итоге, поскольку ни один судья не захочет отмены вынесенного им судебного акта из-за участия в процессе ненадлежащего представителя, норма будет соблюдаться».

Андрей Сучков напоминает, что у защитников, попавших под действие поправки, всё же остаются запасные варианты. Российский экс-адвокат может получить адвокатский статус в странах постсоветского пространства, после чего войти в реестр адвокатов иностранных государств Минюста РФ и практиковать уже в таком качестве.

Обновлено в 15:42: уточнён комментарий Андрея Сучкова.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.