Праао на ребенка: может ли мать запретить мне видеть нашего сына в равном количестве времени если мы не

Праао на ребенка: может ли мать запретить мне видеть нашего сына в равном количестве времени если мы не

31.08.2020  Просмотров: 14858

В разрешении подобных споров всегда участвуют органы опеки и попечительства. Они обязаны исследовать условия жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, и представить в суд составленный по результатам исследования акт и основанное на нем заключение по существу спора (п. 2 ст.

78 Семейного кодекса РФ). Такое заключение может содержать, например, рекомендацию не допускать общения ребенка с родителем, употребляющим наркотики или страдающим алкоголизмом, или указание на невозможность ночевок ребенка в квартире второго родителя из-за плохих жилищных условий и т. д.

Суд в свою очередь обязан оценить личные качества родителей и их взаимоотношения с ребенком, учесть возраст ребенка и состояние его здоровья.

Тот факт, что общение с родителем может нанести вред ребенку, является единственным основанием для отказа в удовлетворении иска об определении порядка участия родителя в его воспитании (абз. 4 п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г.

№ 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»; далее – Постановление № 10).

В каждом решении об определении порядка осуществления родительских прав проживающим отдельно от ребенка родителем суд с учетом обстоятельств конкретного дела должен определить время, место и продолжительность общения (абз. 2 п. 8 Постановления № 10).

В большинстве случаев при разводе родителей дети остаются жить с матерями (особенно это касается малолетних детей, которым необходимо грудное кормление и которые в первые годы жизни привязаны сильнее к матери, чем к отцу).

Общение с малолетними детьми, как правило, происходит в доме или квартире, где живет ребенок, причем в дневное время и в присутствии живущего с ним родителя.

Забирать маленького ребенка к себе, тем более с ночевкой, второму родителю чаще всего не разрешается.

Когда речь идет о детях постарше (от трех лет), суды устанавливают большую свободу общения отдельно живущего родителя с ребенком – ему может быть предоставлено право навещать ребенка, когда тот болеет, в дни общения забирать ребенка из детского сада и других образовательных учреждений, в том числе из спортивных секций и кружков, посещать праздничные мероприятия с участием ребенка в дошкольных и школьных учреждениях, водить его на культурно-массовые мероприятия, возить в гости к другим родственникам и на экскурсии и т. д.

Тем не менее живущие отдельно родители часто настаивают на том, чтобы забирать ребенка к себе домой. Это, конечно, допускается судами, однако место общения не может быть ограничено только домом или квартирой этого родителя (определение Судебной коллегии Пензенского областного суда от 21 января 2003 г. № 33-113).

Определение места общения с ребенком становится особенно важным в том случае, когда родители живут в разных городах.

Поэтому суд должен прописать, когда встречи с ребенком могут проводиться в том населенном пункте, где он живет, а когда – за его пределами (обобщение практики применения положений семейного законодательства РФ федеральными судами г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области при разрешении споров, связанных с воспитанием детей).

Соответственно, необходимо конкретизировать и дни общения с ребенком. Неопределенность дней общения препятствует планированию режима дня ребенка и ставит в неопределенное положения действия матери, считают суды (определение Московского областного суда от 13 мая 2010 г. по делу № 33-9355).

Кроме того, следует иметь в виду, что порядок участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка может корректироваться в случае изменения условий жизни любого из родителей или обстоятельств, определяющих условия воспитания ребенка, в целях учета его интересов (обзор судебной практики по рассмотрению в надзорном порядке гражданских дел Кировским областным судом за 2009 год от 19 августа 2010 г.). К примеру, в случае если длительное пребывание ребенка с отцом на отдыхе в отсутствие матери неблагоприятно отражается на его психоэмоциональном состоянии, суд может уменьшить длительность такого отдыха в будущем (обзор судебной практики рассмотрения судами Вологодской области гражданских дел, связанных с воспитанием детей, от 22 июля 2014 г.). Или, например, мать ребенка снова вышла замуж и переехала вместе с ним в другой населенный пункт, поэтому привозить ребенка к месту жительства отца (как установлено мировым соглашением) для нее стало затруднительно. Поэтому порядок общения сына с отцом также должен быть изменен (определение Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 24 октября 2013 г.).

Еще одним обстоятельством, влекущим пересмотр режима общения, является выпуск ребенка из детского сада, поскольку в этом случае распорядок его дня кардинально меняется.

Суд может прямо прописать в своем решении, что установленный в нем порядок общения действует до 31 августа определенного года (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 29 октября 2014 г. № 33-2119).

После наступления этой даты живущему отдельно от ребенка родителю снова нужно будет обратиться в суд за определением нового порядка общения с ребенком.

Еще один важный момент – ребенок имеет право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, в том числе быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства (ст. 12 Конвенции ООН о правах ребенка, ст. 57 Семейного кодекса РФ).

Учитывать мнение ребенка, достигшего возраста 10 лет, нужно обязательно, за исключением случаев, когда это противоречит его же интересам.

При этом суд советуется с органом опеки и попечительства о целесообразности опроса ребенка в судебном заседании, о том, не причинит ли такой опрос психологическую травму ребенку и т. д.

Также он выясняет, не воздействовал ли на мнение ребенка кто-либо из родителей или других родственников и осознает ли ребенок свои собственные интересы (обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом ВС РФ 20 июля 2011 г.).

Право бабушек, дедушек и иных родственников на общение с ребенком

Право на общение с ребенком, помимо родителей, имеют также бабушки, дедушки, братья, сестры и другие родственники (п. 1 ст. 67 Семейного кодекса РФ).

Иногда родители ребенка запрещают родственникам общаться с ним, и в этом случае те могут обратиться в орган опеки и попечительства, который вправе обязать родителей не препятствовать такому общению.

Если же решение органа опеки и попечительства не исполняется, этот орган или близкие родственники ребенка могут подать в суд иск об устранении препятствий к общению с ним. Данный спор также разрешается исходя из интересов и с учетом мнения ребенка.

Отметим, что суды по-разному толкуют норму о досудебном урегулировании такого спора. Так, суд первой инстанции может посчитать эту процедуру обязательной и вернуть исковое заявление истцу, не обратившемуся в орган опеки и попечительства до суда.

А суд апелляционной инстанции, напротив, может решить, что родственник вправе по своему усмотрению обращаться сразу в суд (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 12 февраля 2014 г.

по делу № 33-3290/2014).

Как правило, суды определяют конкретные дни и часы, в которые бабушки, дедушки и другие родственники могут общаться с ребенком, в том числе гулять и посещать культурно-массовые мероприятия.

Встречаются, однако, в решениях судов и такие формулировки, как «разрешено посещать ребенка ежегодно для поздравления с днем рождения» (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 29 апреля 2014 г. № 33-2626/2014).

Поскольку воспитание ребенка – все же задача в первую очередь родителей, на общение родственников с ним отводится не так много времени (в большинстве судебных решений – по несколько часов один-два раза в месяц, иногда с правом забирать ребенка с ночевкой или даже на 10-14 дней). Особенно сложно распределить время, если родители живут не вместе, а общаться с ребенком хотят бабушки и дедушки со стороны обоих родителей.

Препятствовать общению родственников с ребенком безнаказанно не получится

За неисполнение решения суда, устанавливающего порядок общения родственника с ребенком, родители несут ответственность. Так, родитель, запрещающий близким родственникам общаться с ребенком, может быть оштрафован на сумму от 2 тыс.

до 3 тыс. руб. Кроме того, он обязан будет уплатить исполнительский сбор за пропуск срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, который выдается на основании решения суда о порядке общения с ребенком.

Более того, воспрепятствование общению ребенка с проживающим отдельно родителем (если порядок общения определен судом) может привести к передаче ребенка последнему по решению суда исходя из интересов и с учетом мнения ребенка (п. 3 ст. 66 Семейного кодекса РФ). При этом суды, определяя порядок общения с детьми, далеко не всегда предупреждают родителей о таких последствиях, так как соответствующей обязанности в Семейном кодексе РФ нет.

Однако необходимость этого предупреждения предусмотрена ВС РФ (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. № 10) и игнорировать свои разъяснения Суд не советует (обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом ВС РФ 20 июля 2011 г.).

На практике суды по-разному выносят такое предупреждение: прописывают в мотивировочной или резолютивной части решения, в определении об утверждении мирового соглашения, заключенного между родителями, в кассационном определении об оставлении решения суда первой инстанции без изменения или о его изменении либо озвучивают устно (с занесением в протокол судебного заседания).

Тем не менее, часть судебных решений все-таки не содержит этого предупреждения, поэтому родителям нужно быть внимательными.

Некоторые родственники в случае, когда им запрещают общаться с детьми, подают иски о компенсации морального вреда. Они полагают, что такой запрет нарушает их личные неимущественные права. При этом ряд судов соглашаются с этим мнением и удовлетворяют иски.

ВС РФ, однако, подчеркивает, что право на общение с ребенком к личным неимущественным правам действующим законодательством не отнесено, и отменяет подобные акты (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 8 апреля 2014 г. № 45-КГ13-22).

Так или иначе, с помощью органов опеки и попечительства и суда родственники ребенка могут определить порядок общения с ним, который более или менее устроит всех (конечно, двухчасовые прогулки в парке два раза в месяц вряд ли заменят лето, проведенное с бабушкой и дедушкой на даче, но это все же лучше, чем ничего). Для того чтобы отстоять свое право на участие в воспитании ребенка, заинтересованные стороны должны знать, как происходит рассмотрение таких споров, и заранее готовиться с судебному заседанию – настаивать на учете мнения органов опеки и попечительства, опросе ребенка и т. д.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Отдел опеки попечительства администрации города Мегиона

Дата изменения: 31.08.2020 17:53:57 Количество показов: 14858

Читайте также:  Покупка новостройки: предварительный договор долевого участия: что общего с ФЗ-214

Установление порядка общения с ребенком через суд. Как реально действует такая защита прав родителя, живущего отдельно

Контакты E-mail: Urist13ru@gmail.com, тел.: 8 937 673 04 81 Черных Татьяна Сергеевна — для получения платной юридической помощи по семейным спорамКонтакты E-mail: Urist13ru@gmail.com, тел.: 8 937 673 04 81 Черных Татьяна Сергеевна — для получения платной юридической помощи по семейным спорам

Доброго времени суток, мои дорогие читатели, подписчики и все, мимо проходившие, ленту Дзен листавшие, на мой канал случайно заглянувшие.

На написание данной статьи меня побудило одно гражданское дело, которое в настоящее время рассматривается районным судом северной столицы нашей родины, в котором я лично хоть и не участвую, но по мере возможности сопровождаю одну из сторон спора удаленно.

Я не буду вдаваться в подробности самого дела, потому как смысл сегодняшней публикации совершенно в другом. В чем? Я постараюсь рассказать Вам, как на практике действует норма права — статья 66 СК РФ, согласно которой:

Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.

Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.

В законе все прописано четко: отдельно проживающий родитель имеет право общаться с ребенком, а родитель, с которым проживает ребенок, не имеет права такому общению препятствовать.

При нормальных отношениях мамы и папы проблем с исполнением требований вышеуказанной нормы не возникает — родителям малыша не требуется ни решение суда, ни даже нотариального соглашения, они обоюдно по взаимовыгодной для обеих сторон договоренности решают все вопросы, касающиеся воспитания общего ребенка.

А что делать, если мама (или папа) ни в какую не хочет давать ребенка своему бывшему супругу/супруге? Ну, вот не хочет и все тут? Без, казалось бы, каких — либо на то оснований?

Сейчас каждый второй из вас ответит: «Нужно идти в суд и отстаивать свои права. Пусть суд на основании заключения органов опеки и с учетом мнения самого ребенка, достигшего возраста 10 лет, установит порядок общения с ребенком родителя, проживающего отдельно».

Так — то оно так. Суд установит. А что дальше? Если оба родителя граждане добропорядочные, не ослепленные ненавистью друг к другу, любовь и забота по отношению к ребенку для них первостепенны, то решение суда будет исполняться обеими сторонами. А если нет?)

А вот «на нет — и суда нет»)

Конечно, теоретически та же статья 66 СК РФ гласит:

При невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях и законодательством об исполнительном производстве.

При злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, может вынести решение о передаче ему ребенка исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка.

На практике же все может обстоять несколько иначе.

Начнем с того, что родитель (как правило — мужчина) обращается в суд с требованиями установления такого порядка общения с ребенком, что сам же потом его исполнять будет не в силах. Или наоборот, с таким вариантом порядка, что не в интересах ребенка оно будет, а только во вред интересам несовершеннолетнего.

Два примера «неправильных вариантов», которые заявляются истцами и никогда не будут удовлетворены судом:

1.Ребенок проживает со мной по понедельникам, средам, пятницам, воскресеньям с ночёвкой, проводит со мной каникулы и праздничные дни.

2.Обязать ответчика не препятствовать мне общению с ребенком 1 раз в неделю (1 раз в две недели) в выходные дни (с ночевкой или без).

В первом случае суд не установит такой порядок, чтобы у ребенка не было ощущения «жизни на два дома» и чтобы в ребенке не было воспитано «отсутствие привязанности к родному дому, непонимания принципов стабильности». Во втором случае суд не установит такой порядок, чтобы ребенок не ощущал себя обделенным отцовским вниманием и заботой.

Стандартный порядок, который устанавливает суд по рекомендации органов опеки приблизительно такой:

Каждая первая и третья суббота месяца в период времени с 9-00 до 14 — 00, каждое второе и каждое четвертое воскресенье месяца в период времени с 16 — 00 до 20 -00, каждую первую и третью среду месяца в период времени с 17-00 до 20 — 00, каждый второй и каждый четвертый четверг в период времени с 17 — 00 до 20 -00.

Два дня в период каникул с ночевой по согласованию сторон. Истец забирает ребенка от матери по адресу и возвращает в установленное время ребенка матери по адресу.

В зависимости от возраста ребенка порядок может немного изменяться.

Например, до достижения ребенком возраста 3 лет право отца может ограничиваться условием обязательного присутствия матери при встречах.

А теперь давайте «прикинем», все ли родители, претендующие на установление порядка общения с ребенком через суд, сами способны такой порядок исполнять? Может, большинство и способны ( в чем я лично сомневаюсь), но еще больше тех, кто реально жить по такому графику не способен.

Особенно это касается тех родителей, которые работают — официально и по трудовому договору, а так же тех, кто проживает в больших городах, или тех, кто проживает отдельно от ребенка чуть ли ни в другом регионе.

В итоге, оказывается так, что для встречи с ребенком на три часа, родителю приходится тратить на дорогу к ребенку все пять часов, а это крайне неудобно, не так ли?

  • Важным моментом является и то, что такая категория гражданских дел, наверное, единственная, по результатам рассмотрения которых исполнительный лист может быть выдан как истцу, так и ответчику))) Да-да. Истцу исполнительный лист выдается по заявлению, если ответчик препятствует общению с ребенком в соответствии с решением суда, а ответчику исполнительный лист выдается по заявлению, если истец не выполняет предписание суда по времени общения с ребенком, не соблюдает установленный порядок, не является к ребенку в установленные решением суда время и дни)
  • А теперь к самому главному.
  • Исполнительный лист есть, а мама (папа) ребенка все равно не дает видеться с ребенком — то, видите ли, малыш заболел, то завтра трудный день, то малыш не в настроении, а то и вовсе — не хочет малыш сам ко второму родителю на встречу идти.

И что делать?))) А ничего вы фактически не сделаете. Помните, какой у Вас график общения установлен? Ужель Вы думаете, что судебный пристав — исполнитель будет с Вами по вечерам и в выходные за ручку ходить, нарушения фиксировать и «ребенка» у мамы «выдергивать»? Тогда Вы ошибаетесь, не будет пристав с Вами ходить.

Органы опеки? А что органы опеки. У них тоже нормированный рабочий день и свои дела в установленное для ваших встреч с ребенком время и дни.

Ну, может, оштрафует пристав родителя, ребенка Вам по решению суда не дающего на 1 000 рублей, ну, или еще разок оштрафует… Все. И это еще, если будет «злостность» доказана.

А какая тут злостность, если ребенок и вправду прихворал? А, если родитель, с которым ребенок живет, не желает, чтобы ребенок знакомился «с новым ухажером» или «новой пассией» родителя, проживающего отдельно? Имеет полное право «не хотеть», потому как в решении суда о чужих тетях и дядях ничего не написано)

Короче, как звучало в одном известном к/ф «Гараж»

«Золотой мой, что-что, а право-то вы имеете».

Так что давайте поосторожнее с решением своих проблем через суд. Если родители не могут договориться между собой, Суд не разрешит их проблему своим решением.

Всем добра!

С уважением к Вам, Т.С.

Дорогие друзья, если Вам полезен мой блог, если моя статья оказалась для Вас полезной/интересной/нужной/своевременной, или я смогла ответить на Ваш комментарий — вопрос в виде маленькой консультации, то поддержите канал «Сам себе юрист» символической суммой, которую считаете нужной. Ваша поддержка будет стимулом для меня писать дальше и работать для Вас на этой площадке, мои дорогие читатели.

Статья 75 СК РФ. Контакты ребенка с родителем, родительские права которого ограничены судом

Родителю, родительские права которого ограничены судом, могут быть разрешены контакты с ребенком, если это не оказывает на ребенка вредного влияния.

Контакты родителя с ребенком допускаются с согласия органа опеки и попечительства либо с согласия другого родителя, не лишенного родительских прав или не ограниченного в родительских правах, опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка или администрации организации, в которой находится ребенок.

Комментируемая статья определяет условия, при которых родители, ограниченные в своих правах, не утрачивают право на общение со своими детьми. Нормы данной статьи основаны на следующих положениях.

Во-первых, ограниченные в правах родители утрачивают право на личное воспитание ребенка, однако право на общение с ним, если это не противоречит интересам ребенка, они не теряют (ст. 74 СК РФ). Во-вторых, исходя из смысла п. 2 ст.

73 СК РФ ограничение родительских прав является временной мерой, применяемой к родителям, которая может быть впоследствии отменена. Поэтому, охраняя права и интересы несовершеннолетнего, комментируемая статья допускает контакты ребенка с родителем, ограниченным в своих правах, с целью сохранения связи между ними.

Если ребенка лишить возможности общения с родителем, то в случае дальнейшего совместного их проживания контакт между ними будет утерян, между ними может возникнуть психологический барьер. Данные обстоятельства могут негативно сказаться на осуществлении права ребенка знать своих родителей, жить и воспитываться в семье, насколько это возможно (см.

комментарий к ст. 54 СК РФ). В-третьих, основанием ограничения родительских прав не всегда является виновное поведение родителей, ограничение может быть связано с иными независящими от родителя обстоятельствами, поэтому общение ребенка с родителем может и не иметь вредного влияния на воспитание и развитие несовершеннолетнего.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что главным условием общения родителей, ограниченных в своих правах, со своим ребенком является то, что такого рода контакты могут осуществляться исключительно в интересах ребенка и «не могут рассматриваться в качестве права, подлежащего обязательной реализации» .

Поэтому, согласно комментируемой статье, возможность общения родителей (одного из них) и несовершеннолетнего законодателем допускается лишь в том случае, если: а) это не оказывает на ребенка вредного влияния, хотя самого понятия «вредное влияние» комментируемая статья не раскрывает; б) дано согласие органа опеки и попечительства либо того лица, у которого находится ребенок на воспитании: опекуна, попечителя, приемных родителей или администрации организации, в которой находится ребенок. Отметим, что настоящая статья не указывает в качестве лица, имеющего право дать согласие на контакт ребенка с ограниченным в правах родителем, другого родителя, с кем остается проживать ребенок. Считаем, что данное обстоятельство не следует рассматривать с позиции существующего противоречия в законе, поскольку, как показывает практика, другой родитель не всегда может объективно оценить, оказывает на ребенка контакт с ограниченным родителем вредное влияние или нет. Как правило, такая оценка является субъективной оценкой второго родителя, совместно проживающего с ребенком. Причем не в пользу родителя, ограниченного в родительских правах. Поэтому с целью ненарушения прав ребенка и родителя, ограниченного в родительских правах, именно орган опеки и попечительства наделен полномочием, объективно оценив ситуацию с позиции охраны прав несовершеннолетнего, дать согласие на контакт родителя, ограниченного в правах, с ребенком, проживающим отдельно с другим родителем, или отказать.

———————————

Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999. С. 348.

Читайте также:  Не выплата расчетных д/с: компенсации. Практика показывает, что добиться расчетных даже после обращения в суд очень

Комментируемая статья прямо указывает, что общение ребенка и родителя, ограниченного в родительских правах, допускается в форме контакта, не раскрывая способов такого контакта . Очевидно, такие контакты могут быть в виде свиданий, встреч, телефонных звонков, электронной переписки и т.п.

Регулярность таких контактов должна быть определена в каждом случае самостоятельно, в зависимости от конкретной ситуации. Выбор способа и периодичность контакта ребенка и родителя, ограниченного в своих правах, допускаются только с согласия лиц, несущих ответственность за воспитание ребенка.

———————————

Контакт — непосредственное общение (см.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. М., 2004. С. 291).

Суды посчитали, что двух встреч с ребенком в месяц достаточно для исполнения родительских обязанностей

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда изготовила мотивированное апелляционное определение от 31 августа по жалобе К.В. на решение первой инстанции, определившей порядок общения ребенка с отдельно проживающим отцом в количестве двух дней в месяц.

Спор о равных обязанностях родителей

После расторжения брака в январе 2019 г. К.В. обратилась в Петропавловск-Камчатский городской суд с исковым заявлением о взыскании с бывшего мужа А.В. алиментов и определении порядка исполнения родительских обязанностей в отношении их несовершеннолетнего сына.

Истец указала (все документы имеются в распоряжении «АГ»), что после определения судом места проживания ребенка с матерью ответчик уволился с места работы и переехал жить в поселок, территориально удаленный от Петропавловска-Камчатского, где проживали истец с ребенком, более чем на 700 км. Об этом К.В.

узнала только в ответ на обращение в УФССП по Камчатскому краю в октябре 2019 г. Никакой материальной помощи бывший супруг женщине не оказывал, в телефонном разговоре пояснил, что добровольно содержать ребенка отказывается, опасаясь «задвоенности» выплат, так как платит алименты на содержание ребенка от первого брака.

Истец сочла такие действия попыткой уклониться от исполнения прямых родительских обязанностей в отношении их общего ребенка.

В июле 2019 г. по заявлению К.В. был вынесен судебный приказ о взыскании алиментов с ответчика в размере ¼ от всех видов дохода, однако впоследствии ответчик добился его отмены со ссылкой на то, что не получал его копию. Таким образом, с ноября 2010 г. с А.В.

ежемесячно взыскивались алименты только в пользу ребенка от первого брака в размере ¼ от всех видов дохода. По мнению истца, действия по оспариванию судебного приказа были сделаны с целью затягивания начала выплат на их общего ребенка даже в принудительном порядке.

Кроме того, в исковом заявлении отмечалось, что, в связи с тем что ответчик сменил место жительства и работы, участия в жизни их общего ребенка не принимает, прямые родительские обязанности не выполняет. Тем самым он лишил К.В.

возможности дополнительного заработка, поскольку она одна воспитывает сына и ухаживает за ним, и возможности обратиться за помощью к отцу ребенка у нее нет, хотя согласно ст.

61 СК РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении детей, о чем ответчику было ранее разъяснено, в том числе органом опеки и попечительства, куда женщина ранее обращалась за помощью.

К.В. также обратила внимание суда, что с момента переезда отец появлялся в жизни сына всего несколько раз, после редких несистематических встреч ребенок находится в подавленном состоянии, что свидетельствует о том, что проведенного с отцом времени ему не хватает. Со ссылкой на ст. 38 Конституции РФ и ст.

63–65 Семейного кодекса РФ она подчеркнула, что ответственность за воспитание и развитие детей является общей и обязательной для обоих родителей, где бы они ни находились. Соответственно, они должны общими усилиями способствовать развитию ребенка и укреплению его здоровья.

Расторжение брака или раздельное проживание родителей не влияют на объем родительских прав и обязанностей.

Таким образом, истец просила взыскать с ответчика алименты на содержание ребенка, установить равный порядок исполнения родительских обязанностей (неделя через неделю, две недели через две недели с учетом форс-мажорных обстоятельств).

Суд установил порядок общения ребенка с отцом: дважды в месяц по субботам

В судебном заседании К.В.

уточнила исковые требования и просила обязать ответчика поочередно с ней осуществлять уход за сыном в период его болезни либо в случае отказа компенсировать ей потерю в заработной плате из-за ухода на больничный, раз в два года забирать ребенка на период ее отпуска, а также установить следующий график общения ответчика с ребенком: два дня среди недели, в том числе с посещением дошкольного учреждения, и каждые первую и третью субботу месяца с 16:00 до 16:00 воскресенья. Кроме того, она просила взыскать алименты в размере ¼ дохода ежемесячно.

Ответчик, в свою очередь, пояснил, что в связи с отдаленным местом его работы график, предложенный истцом, невыполним, и добавил, что встречаться с сыном он может только в выходные дни, поскольку в будни проживает в другом населенном пункте.

Определяя порядок общения ребенка с отцом, суд, как указано в решении от 4 марта 2020 г., исходил прежде всего из интересов ребенка, а также желания отдельно проживающего родителя общаться с сыном и участвовать в его воспитании.

Согласно заключению районного отдела опеки и попечительства, учитывая интересы несовершеннолетнего, равенство прав и обязанностей родителей по воспитанию и содержанию ребенка, а также принимая во внимание его малолетний возраст и распорядок дня, суд счел нецелесообразным удовлетворение исковых требований, касающихся предложенного К.В. графика по месту регистрации ответчика.

Принимая во внимание отдаленность места проживания и работы ответчика, а также сложную транспортную доступность в регионе, суд установил, что каждую первую и третью субботы месяца отец забирает ребенка и проводит с ним время по своему месту жительства либо в местах, соответствующих безопасности и возрасту ребенка, и возвращает его матери по месту ее проживания в воскресенье утром. Суд также взыскал с ответчика алименты на содержание общего с истцом ребенка в размере 1/6 части всех видов заработка и (или) иного дохода.

Доводы апелляционной жалобы

Не согласившись с решением, К.В. обжаловала его как вынесенное с нарушением норм материального права, незаконное, необоснованное и не отвечающее интересам ребенка.

Апеллянт указала, что, учитывая отсутствие должного участия ответчика в воспитании и содержании сына, взыскание алиментов в виде 1/6 явно нарушает принцип равных обязанностей родителей, поскольку истец вынужденно лишается значительной части заработной платы, длительно пребывая с ребенком на больничном, а ответчиком не представлено доказательств низкого дохода.

Так, пояснила К.В., согласно определенному первой инстанцией порядку общения отец обязан проводить с ребенком 48 часов в месяц, в то время как истец – 672 часа, что очевидно противоречит принципу равенства обязанностей обоих родителей.

По ее мнению, такой порядок общения отца с ребенком не свидетельствует ни об обязанности ответчика поддерживать контакты с сыном регулярно, ни о первоочередном внимании к обеспечению интересов ребенка, ни о равной ответственности родителей за его воспитание и развитие, а наоборот, указывает на превалирование интересов ответчика над интересами несовершеннолетнего и разлучение ребенка с отцом вопреки желанию первого. Также, добавила апеллянт, такое решение нарушает права ребенка на достаточное общение с отцом, формирует ощущение отсутствия отца в его жизни и вызовет у ребенка стрессовые состояния в периоды длительной разлуки с отцом.

Кроме того, подчеркивалось в жалобе, определение требуемого К.В. порядка общения с ребенком не является для ответчика невыполнимым и не лишает его права быть трудоустроенным, а также не нарушает права ребенка ответчика от первого брака.

Апелляция поддержала выводы первой инстанции

  • Рассмотрев жалобу, апелляционный суд не нашел оснований для отмены или изменения решения первой инстанции.
  • Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда пояснила, что нижестоящий суд правильно оценил собранные по делу доказательства с учетом имеющегося в материалах дела заключения органа опеки и попечительства, а определенный им порядок отвечает интересам несовершеннолетнего, исходя из его возраста, привязанности к каждому из родителей, режима и распорядка дня в течение недели, режима работы родителей, а также места их проживания.
  • «Доводы апелляционной жалобы о том, что определенный порядок общения с ребенком не отвечает принципу равенства прав родителей, не является основанием для отмены решения суда первой инстанции, поскольку данный порядок не ограничивает стороны решать все вопросы, касающиеся воспитания и образования сына ˂…˃ по взаимному согласию исходя из его (ребенка) интересов», – отмечается в апелляционном определении.

Суд добавил, что вопреки доводам апеллянта законодатель преюдициально установил положение о том, что порядок общения отдельно проживающего родителя с несовершеннолетним должен соответствовать прежде всего интересам ребенка, тогда как предложенный К.В. вариант, по мнению суда, направлен на удовлетворение ее собственных интересов с целью компенсации временных и материальных потерь.

«Суд правильно оценил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства», – резюмируется в документе.

Комментируя «АГ» выводы суда, К.В. отметила, что такое решение демонстрирует явные пробелы в семейном законодательстве: «По результату ничего, кроме проблем, я не получила, хотя в суд обращалась за защитой.

Выходит, любой родитель может просто переехать в другой город и безнаказанно перестать исполнять свои обязанности и уйти от ответственности.

В таком случае возникает вопрос: может быть, стоит задуматься о лишении таких отцов родительских прав?»

Также она добавила, что суды не усмотрели разницу между родительской обязанностью и правом на общение с ребенком. «В исковом заявлении я утверждала, что ответчик, не исполняя свои родительские обязанности, нарушает права как мои, так и сына.

Читайте также:  Мне нужно сменить ОКВЭД. Что это и как сделать?

Получается, суд встал на сторону ответчика, который добровольно лишил себя возможности исполнять родительские обязанности, учел его обстоятельства, а потребности ребенка и матери во внимание не принял, – резюмировала женщина.

– Что касается «неверного толкования норм материального права», как указано в апелляционном определении, отмечу, что «равный» означает одинаковый с другим, не отличающийся от другого. Такими решениями государство в лице суда способствует попустительскому отношению к выполнению родительских обязанностей».

Адвокаты отметили особенности судебной практики по подобным спорам

В комментарии «АГ» адвокат, партнер и руководитель практики Особых поручений (Sensitive Matters) КА «Pen & Paper» Екатерина Тягай отметила, что одним из начал семейного законодательства, действительно, выступает принцип существования равных прав и обязанностей родителей, предполагающий, что каждый из них может в одинаковой степени рассчитывать на право воспитания ребенка, общения с ним и защиты его интересов.

Вместе с тем, добавила эксперт, закон обязывает родителей при осуществлении своих прав ставить во главу угла интересы ребенка. Это означает, что, несмотря на право каждого из родителей в равной степени заниматься воспитанием ребенка, реализация этого принципа не допускается, если действия родителей противоречат интересам несовершеннолетнего.

«Представляется, что в рассматриваемом споре суд первой инстанции, определив порядок общения ответчика с ребенком в виде двух дней в месяц, руководствовался подходом, соответствующим действующему законодательству и устоявшимся в текущей судебной практике, – пояснила Екатерина Тягай.

– Так, суды общей юрисдикции определяют аналогичный порядок общения в том случае, если ребенок слишком мал и недостаточно самостоятелен, чтобы в течение продолжительного периода времени находиться без матери.

Суды учитывают возраст ребенка, его режим дня, питание, здоровье, организацию его досуга и частоту встреч с отдельно проживающим родителем – например, если до судебного разбирательства ребенок редко виделся с отцом, то резкий переход в режим частого времяпрепровождения может негативно отразиться на психологическом развитии несовершеннолетнего. Весьма вероятно, что все указанные обстоятельства были приняты судом первой инстанции во внимание и надлежаще оценены».

Немаловажно, добавила адвокат, что в данном споре непосредственное влияние на решение суда оказали и инфраструктурные особенности региона: отказывая истцу в предложенном варианте порядка общения с ребенком, коллегия учла удаленность места работы ответчика и его места жительства, поскольку в ином случае решение могло стать попросту неисполнимым. Более того, ребенок в столь юном возрасте еще не готов к длительным поездкам на транспорте, которые могут быть даже опасными, принимая во внимание переменчивый климат полуострова.

«При этом принцип равенства прав и обязанностей родителей в данном деле не был формально нарушен, но оказался несколько трансформирован, что, судя по всему, было обосновано соответствующими интересами ребенка.

Впоследствии, по мере взросления ребенка, реализация данного принципа может приобрести классический вид – в том случае, если стороны смогут конструктивно договориться о взаимной заботе об общем ребенке», – считает Екатерина Тягай.

По мнению адвоката АП МО, руководителя Практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД» Сергея Макарова, дела данной категории социально значимы, – поскольку высшую степень социальной значимости имеет все, что связано с детьми, – но при этом крайне остры из-за часто случающегося противостояния равноправных сторон – родителей: отца и матери.

«В первую очередь это относится к делам об определении места жительства детей. И в этих делах ярко проявляется расхождение между действующим законодательством и судебной практикой – точнее тем, как толкуются нормы семейного законодательства. Так, согласно положениям Семейного кодекса РФ родители равны как в правах, так и в обязанностях.

Однако отечественная судебная практика никогда не принимала возможность по-настоящему формально равного разделения прав и обязанностей родителей в отношении воспитания детей и заботы о них при раздельном проживании – так, как это допускается во многих странах, где дети могут попеременно проживать то с отцом, то с матерью и в итоге проживают у каждого родителя равное количество времени».

Российская судебная практика, добавил Сергей Макаров, твердо стоит на том, что определяется родитель, с которым ребенок или дети будут проживать, и второй родитель, проживающий отдельно и нуждающийся в определении порядка общения с ребенком.

«Конечно, это вызвано не просто нежеланием менять практику, а вполне понятными неудобствами организации обучения и лечения ребенка (детей) попеременно в разных местах; и в любом случае мы, практикующие адвокаты, обязаны принимать во внимание реальную практику, а не свое видение того, как это должно быть. При этом вполне естественно, что родитель, проживающий отдельно, общается с ребенком (детьми) меньше, нежели тот, с которым определено место жительства несовершеннолетних, – и это уже должны принимать во внимание сами родители», – заключил адвокат.

Права матери на ребенка при разводе

Права матери на ребенка при разводе имеют прерогативный характер. Причин для этого множество: тут и биологическая связь, и сложившийся исторически уклад. Во время большинства разводов, споров о месте жительства ребенка даже и не возникает. Максимум — это когда отцы отстаивают свое право на свидания с ребенком.

И только за редким исключением, отцы претендуют на ребенка. Основная задача суда тогда заключается в том, чтобы определить истинные причины борьбы между супругами.

Не выступает ли тут ребенок в виде рычага давления, не заставляют ли мать таким образом отказаться от своих претензий на имущество или просто наказывают за неудавшийся брак.

Мирный способ решения проблемы

Когда родителям удается договориться самостоятельно о том, с кем останется проживать ребенок – это, несомненно, замечательно. Но для подстраховки, все условия договоренности могут быть зафиксированы письменно. Для этого используется форма соглашения.

Четких требований к содержанию соглашения здесь нет, оно должно содержать информацию о том, с кем останется ребенок после развода, и как ушедший из семьи родитель будет участвовать в его воспитании. Такое соглашение можно предъявить и в суде, как доказательство решения вопроса о детях.

Ведь суд обязан в рамках бракоразводного процесса решить вопрос места проживания детей.

Имущественные вопросы можно дополнительно решить путем заключения соглашения об алиментах, которое необходимо удостоверить у нотариуса. Таким образом снимается вопрос об участии родителей в содержании ребенка.

Решение вопроса через суд

Если родителям не удалось договориться, с кем останется проживать ребенок, тогда этот вопрос решается через суд. Тут могут подтвердить права матери на ребенка, и тогда отец сможет только эпизодично участвовать в его жизни.

Но есть и вариант общей опеки, когда ребенок попеременно проживает то у одного, то у другого родителя.

Такая практика только появляется в России, не все родители знают о ней, и не все с ней согласны, но если ребенок хочет видеться и с мамой и с папой, тогда это лучший выход.

Через суд можно конкретизировать условия участия отца в жизни ребенка, например, определить время для совместного общения.   

Как матери усилить свою позицию во время развода      

Если оба родителя борются за ребенка, тогда судом будет рассматриваться масса деталей. Но при этом суд будет заботиться только об интересах ребенка. Поэтому здесь важны как моральные качества обоих родителей, так и их материальное состояние.

Если мать может обеспечивать ребенку достойные условия проживания и не ведет аморальный образ жизни, то размер дохода отца здесь не будет играть большого значения. Суд чаще становиться на сторону матери, но интересуется и мнением ребенка. Если ребенок категорически не хочет проводить время с одним из родителей, тогда его шансы резко падают.

И вот тут уже проявляется тонкая грань, нащупать которую могут не юристы, а психологи, поэтому в бракоразводных процессах могут быть задействованы специалисты органов опеки.

Хороший семейный адвокат подскажет, как правильно подать на развод, какие доводы привести, поэтому его участие может изменить ход судебного процесса и усилить позицию доверителя.

Права матери на ребенка при разводе в соответствии с законом

Несмотря на то, что практика сложилась таким образом, что при разводе в большинстве случаев ребенка оставляют с его мамой, Семейный кодекс определяет, что любой родитель имеет одинаковые права и обязанности в отношении детей. Об этом прямо указано в ст. 61 СК.

С другой стороны, суд обязан вынести решение о передаче маленького ребенка какому-либо из родителей, только если это соответствует интересам несовершеннолетнего. Факторы, которые принимает во внимание судья (ст. 65 СК):

  • степень родительской привязанности (кого больше любит, с кем больше происходит общение);
  • степень привязанности к иным родным (братьям, сестрам, дедушке, бабушке и др.);
  • персональные, в том числе моральные качества супругов;
  • взаимоотношения, существующие между ребенком и каждым из родителей;
  • режим работы мужа и жены;
  • финансовое состояние;
  • род деятельности;
  • семейное положение и т.п.

Защита прав матери на ребенка при расторжении брака

Как было уже сказано, в большей части случаев детей после развода оставляют с матерью. Однако такое возможно, если все условия для содержания и воспитания детей у родителей равные. Если же отец, например, имеет более высокий доход или квартиру большей площади, чем у матери, то, скорее всего, этим он будет обосновывать свои требования по оставлению детей с ним.

В подобных случаях будет нужна качественная и хорошая юридическая помощь, которую может предоставить адвокат Екатерина Михайловна Мурзакова.

Не один десяток выигранных судебных дел по семейным спорам, в том числе и по определению места будущего проживания детей, знание законодательства в сфере семейных правоотношений, умение правильно излагать факты суду, — это только несколько преимуществ адвоката из многих остальных.

Если имеются хотя бы малейшие сомнения в том, в пользу кого будет вынесен судебный акт, то необходимо срочно обращаться за юридической помощью.

Записаться на прием и получить необходимую консультацию можно по тел. 8(495) 505-24-50.

На консультации каждый клиент может рассчитывать на анализ его ситуации, разъяснение норм, которые содержит законодательство, разъяснение возможных рисков, применительно к конкретному случаю, а также на получение практической правовой помощи в решении его проблемы, в том числе и путем внесудебного урегулирования конфликта.

  • Права отца на ребенка после развода
  • Вернуться в раздел Семейные споры о правах детей при разводе родителей

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.